On-line: гостей 2. Всего: 2 [подробнее..]
АвторСообщение
администратор




Сообщение: 5
Зарегистрирован: 25.09.08
Репутация: 0
ссылка на сообщение  Отправлено: 25.09.08 15:41. Заголовок: Тяжелая шапка Кардинала


Тяжелая шапка Кардинала



Кардинала Ришелье ненавидели все. Король, чью власть он укрепил; народ, для которого Ришелье пытался строить светлое будущее; любовницы, которых он бессовестно использовал в своих целях. Он не выбирал средств и всю жизнь был безумно одинок.

Семейное.
Он родился 9 Сентября 1585 года в обедневшей дворянской семье и звался тогда еще не герцогом дё Ришелье, а Арманом Жаном дю Плесси. Его отец служил главным прево (высшим судебным чиновником) королевства, а мать происходила из адвокатской семьи. С одиночеством мальчик познакомился с ранних лет - не отличаясь крепким здоровьем, он чаще коротал время с книгами, чем со сверстниками. И мечтал о военной карьере! А еще о том, как бы сказочно разбогатеть - ведь рано умерший отец оставил своему многочисленному семейству одни долги.

Парижский колледж начитанный юноша проскочил легко, а вот на военной карьере пришлось поставить крест. Дело в том, что род дю Плесси получил от короля наследственную должность епископов Люсонских, чья епархия располагалась неподалеку от порта Ля Рошель, хорошо знакомого читателям "Трех мушкетеров". Принять церковное хозяйство по семейной традиции должен был средний из братьев, но в последний момент он неожиданно ушел в монастырь, отказавшись от епископской митры ради рясы простого послушника. Семья же не собиралась отказываться от кормушки - и выбор пал на младшего брата. Однако ему шел всего лишь двадцать первый год - по мнению церковного начальства, возраст для принятия высокого сана не солидный. Пришлось Арману Жану отправиться в Рим - испрашивать папское разрешение. Там будущий великий интриган провел первую в жизни интригу - скрыл от папы свой истинный возраст, а на второй аудиенции, покаявшись, признался во всем. Здравомыслие этого не по годам хитрого юноши произвело впечатление на понтифика, и он благословил нового епископа, принявшего фамилию Ришелье.

Молодой честолюбец в полной мере воспользовался новой должностью - сан епископа открывал ему дорогу ко двору. Ришелье добился расположения короля Генриха IV, но из-за интриг завистников вынужден был несолоно хлебавши вернуться в свою епархию. Чем он там занимался - в ожидании лучших времен? Как и всю жизнь, был один. Читал, дочитавшись до того, что потом всю жизнь мучился от головных болей. Писал теологические трактаты. Ну а в свободное от самообразования время занимался запущенным церковным хозяйством. И быстро понял, что рутинная работа - не для него.

Вскоре наступили неспокойные времена - как раз для таких, как Ришелье. Генрих IV был убит, регентшей при малолетнем дофине стала королева-мать Мария Медичи, а затем на престол взошел новый король - слабовольный и недалекий Людовик XIII. Реальная власть в стране переходила от одного фаворита королевы-матери к другому. Вот тогда-то духовником супруги короля, австрийской принцессы Анны, и стал Ришелье. И не прошло и двух лет, как сменивший бело-золотую епископскую митру на красную кардинальскую шапку Ришелье был назначен первым министром короля.

Красное и серое.
Формально это означало быть вторым человеком в государстве - на самом же деле все оставленные ему судьбой восемнадцать лет жизни Ришелье единовластно управлял страной. Он не гнался за большими деньгами или благосклонностью придворных дам. Хотя в жизни Ришелье были громкие титулы и богатство, хотя о его любовных похождениях ходили легенды, его главной страстью всегда оставалась власть. И именно ненасытная жажда власти, а совсем не духовный сан заставила Ришелье отказаться от всего человеческого - от любви, друзей и семьи.

Он хотел власти полной и абсолютной: поэтому без жалости и сомнений устранял со своей дороги всех прочих претендентов - придворную знать, непокорных протестантов-гугенотов, провинциальную дворянскую вольницу, "распустившуюся" за годы регентства... Смертельным врагам кардинала не было числа. Злые языки утверждали, что большая часть раскрытых первым министром заговоров против короля была организована или спровоцирована шпионами Ришелье. В это легко поверить - никогда еще сыск, доносительство, шпионаж и провокации не достигали такого расцвета, как при Ришелье. Особенно отличился на этом поприще глава его секретной службы - монах ордена капуцинов отец Жозеф. Это ему мы обязаны такими словосочетаниями, как "серый кардинал" (в отличие от "красного", как прозвала молва самого Ришелье) и "черный кабинет" - так назывались секретные покои в Лувре, где перлюстрировалась почта. А самому Ришелье - знаменитым афоризмом: "Дайте мне шесть строк, написанных рукой самого честного человека, и я отыщу в них повод отправить автора на виселицу".

Человеческое...
О романтических связях кардинала ходило множество слухов. Сам же Ришелье был болезненно скрытен и никогда не афишировал свои победы на любовном фронте. Небесного суда католик-прелат, давший обет целомудрия, не боялся. У прожженного политика не было иллюзий относительно святости человеческой природы, но Ришелье верил, что его талант дипломата поможет ему "уладить" и эту проблему с Высшим Судией.

В ту пору сохранить роман втайне было затеей почти практически неосуществимой. Нравы при королевском дворе царили самые что ни на есть свободные. А значит, соблазнить даму тогдашним кавалерам большого труда не представляло, но вот раздеть ее без помощи камеристки смог бы далеко не каждый. Кучер, который отвезет вас на свидание, привратник, который откроет дверь, камеристка... Словом, утечка информации неизбежна. Скабрезные куплеты об альковных похождениях кардинала распевали тогдашние "диссиденты" на всех парижских перекрестках. Но желающих открыто свидетельствовать против всесильного кардинала перед королем не нашлось. Ненависть окружала Ришелье со всех сторон, и он прекрасно чувствовал ее запах. А потому все время оставался начеку и ни одной из своих любовниц так и не смог раскрыть сердце. Эмоции кардинала принадлежали только ему самому. Когда Ришелье увлекся женой своего кузена - маршала Франции и владельца оружейного производства, тот заподозрил, что резко возросший интерес первого министра к арсеналам и оружию имеет под собой иную причину, нежели государственную. Однако и жена маршала, вопреки принятым тогда представлениям о супружеском долге (десятки и сотни ее современниц делали карьеру мужьям в постелях короля, принцев или того же Ришелье!), решила не уступать домогательствам кардинала. Она попросила мужа увезти ее из Парижа - воздух, мол, столичный действует на нее плохо. Муж охотно исполнил каприз супруги, а Ришелье остался ни с чем. Был ли он расстроен? Возможно. Но и пальцем не пошевелил, чтобы покорить строптивую красавицу. Ведь сексуальный скандал мог стоить ему положения. Рисковать властью над страной и королем ради власти над одной женщиной? Это было не для Ришелье.

Ходили слухи, что самой большой любовью кардинала была королева Анна Австрийская. Но доказательств того, что между ними был роман, нет. Да и вряд ли принцесса-католичка из рода Габсбургов могла позволить себе связь с лицом духовного звания, платонические чувства к заморскому первому министру - красавцу и фату герцогу Бэкингему - возможно. Но земная любовь к прелату, давшему обет безбрачия, - исключено!

Государственное.
Ришелье презирал женщин - пользовался ими ради удовлетворения плоти или в "государственных интересах", но никогда не считал за равных. Когда того требовали интересы дела, Ришелье без колебаний забывал об обете безбрачия и проникался к "нужной" даме любовью отнюдь не христианской.

Чего стоит хотя бы история со знаменитой куртизанкой Марион Делорм. Там даже не одна любовная история, а несколько, завязанных в тугой узел. Первая - связь фаворита короля де Сен-Мара с куртизанкой. Вторая - ревность монарха, считавшего, что сердца его любимцев должны принадлежать только королю. (Некоторые его предки на троне, например Генрих III, как помнят читатели романа Дюма "Мадам де Монсоро", распространяли это требование лояльности и на тела фаворитов, но Людовик XIII ни в чем подобном замечен не был.) Как бы то ни было, король буквально заболел от горя - а в это время он возглавлял военные действия против испанцев и душевные переживания главнокомандующего могли поставить крест на всей кампании! Этого первый министр допустить не мог - а поскольку не видел иной возможности прекратить связь де Сен-Мара с куртизанкой, то "ради блага государства" сам стал ее любовником - в обмен на ее обещание больше не вcтречаться с фаворитом. Де Сен-Map помирился с королем, тот благополучно вернулся в армию, и Франция была спасена.

Скорее всего, в данном случае исполнение долга перед страной не потребовало от государственного мужа большого насилия над собой - современники называли Марион одной из первых красавиц XVII века. Но сразу же после завершения миссии кардинал поставил любовницу на место, передав ей с камердинером сто пистолей. Деньги по тем временам незначительные - своим лучшим шпионам и живописцам кардинал платил больше в несколько раз. Другой подарок кардинала был и того скромнее - кольцо ценой в шестьдесят пистолей. Особую пикантность подарку добавляло то обстоятельство, что ранее это же кольцо было подарено самому Ришелье от другой его пассии - собственной племянницы герцогини д'Эгийон! Ее слабосильный супруг сошел в могилу, не дав жене насладиться радостями телесной любви - вдовушка после нескольких лет замужества все еще оставалась девицей... От отчаяния она даже собиралась уйти в монастырь, но первый каноник Франции, оценив ее прелести, предложил ей лучшее место для восстановления душевного равновесия - свою постель. Их кровосмесительная связь длилась 17 лет - по меркам того века настоящая любовь до гроба!

Впрочем, Марион Делорм с гордостью приняла и скромный подарок - кольцо поверженной соперницы чего-то да стоило. И на радостях растрезвонила о своей связи с кардиналом всему Парижу ("без красной шапки и мантии они все, если приглядеться, обыкновенные мужики - и только"), после чего его постель была закрыта для нее навсегда. Чтобы окончательно унизить болтунью, мстительный Ришелье перед самым разрывом поручил ей роль сводницы - попросил уговорить другую знаменитую куртизанку Нинон де Ланкло оказать и ему свои милости. За сумму, вдесятеро превосходившую ту, что заплатил самой Марион! Утешением для нее могло послужить только то, что мадемуазель де Ланкло не приняла заманчивого предложения, ибо в тот момент была влюблена в другого.



Пророк в своем отечестве и за его пределами
Одиночество - удел всякого политика, достигшего вершины власти. Ни настоящей любви, ни дружбы абсолютный властитель позволить себе не может - и первое, и второе требует признания за возлюбленной или другом равенства в правах. А что же это тогда за абсолютная власть! Потому дворец кардинала, днем жужжавший от толпы алчных придворных, по ночам пустел. По его залам бродили только сонмы кошек. Этих бессловесных созданий, не представлявших угрозы его власти, кардинал любил вполне искренне.

А число тех, кто ненавидел Ришелье, росло неудержимо. Одной из причин были бесконечные войны, в которые ввергал обессиленную Францию ее первый министр. Самой разорительной была Тридцатилетняя война, в которую католическая Франция вступила на стороне германских протестантских князей, воевавших с князьями-католиками! Тем самым первый министр окончательно поссорил французскую корону с Ватиканом - одно время стоял даже вопрос об отлучении от церкви "вероотступника" Людовика!

Папа Урбан II, услышав о смерти ненавистного французского кардинала, в сердцах изрек: "Если Бог есть, надеюсь, Ришелье за все ответит. А если Бога нет - значит, Ришелье повезло". Насчет Божиего суда ничего неизвестно, но и на земле бренные останки некогда всесильного первого министра так и не обрели покоя. Через полтора столетия после кончины его могила была осквернена, а спустя еще несколько десятилетий все, что удалось собрать после революционного погрома- палец, мумифицированную голову и клок волос из бородки, - было дважды перезахоронено со всеми подобающими почестями.

Когда в конце 1642 года 57-летний некоронованный правитель Франции почувствовал, что дни его сочтены, он попросил короля о двух вещах. Во-первых, монаршего покровительства для своего племянника, во-вторых, поста первого министра для молодого кардинала Джулио Мазарини.

Обе просьбы умирающего король выполнил. О второй Франция затем горько пожалела, зато первая имела неожиданное продолжение... в России! Один из потомков кардинала, Арман Эмманюэль дю Плесси герцог де Ришелье, бежал от якобинского террора в Петербург, где стал Эммануилом Осиповичем и сделал неплохую карьеру - в 1805 году царь назначил его генерал-губернатором Новороссии (Украины). И сегодня главная улица Одессы, города, обязанного ему своим расцветом, носит его имя. А на вершине знаменитой Потемкинской лестницы стоит он сам - бронзовый потомок главного врага мушкетеров, герцог де Ришелье. В просторечии - Дюк.

http://www.superman.ru/?Text&ID=41868

Спасибо: 1 
ПрофильЦитата Ответить
Новых ответов нет


Ответ:
         
1 2 3 4 5 6 7 8 9
большой шрифт малый шрифт надстрочный подстрочный заголовок большой заголовок видео с youtube.com картинка из интернета картинка с компьютера ссылка файл с компьютера русская клавиатура транслитератор  цитата  кавычки моноширинный шрифт моноширинный шрифт горизонтальная линия отступ точка LI бегущая строка оффтопик свернутый текст

показывать это сообщение только модераторам
не делать ссылки активными
Имя, пароль:      зарегистрироваться    
Тему читают:
- участник сейчас на форуме
- участник вне форума
Все даты в формате GMT  4 час. Хитов сегодня: 159
Права: смайлы да, картинки да, шрифты да, голосования нет
аватары да, автозамена ссылок вкл, премодерация вкл, правка нет



"К-Дизайн" - Индивидуальный дизайн для вашего сайта