On-line: гостей 0. Всего: 0 [подробнее..]
АвторСообщение
moderator




Сообщение: 141
Зарегистрирован: 20.10.08
Откуда: Россия, Санкт-Петербург
Репутация: 1
ссылка на сообщение  Отправлено: 11.11.08 20:37. Заголовок: Биографические очерки о Ришелье


Тема для размещения биографических очерков о кардинале Ришелье.

Спасибо: 0 
ПрофильЦитата Ответить
Ответов - 21 , стр: 1 2 All [только новые]


администратор




Сообщение: 1
Зарегистрирован: 25.09.08
Репутация: 0
ссылка на сообщение  Отправлено: 25.09.08 14:12. Заголовок: Биография Ришелье




Биография Ришелье.

Арман Жан дю Плесси Ришельё (Du Plessis Richelieu) (5.9.1585, Париж, - 4.12.1642, там же), французский государственный деятель, кардинал (с 1622 года). В 1624 году возглавил королевский совет, став фактическим правителем Франции. Стремясь к укреплению абсолютизма, Ришельё отнял у гугенотов (фактически образовавших государство в государстве) Ла-Рошель (1628) и южные крепости (1629) и лишил их политических прав, предоставленных Нантским эдиктом 1598 года, но сохранил свободу вероисповедания и некоторые привилегии гугенотской буржуазии ("Эдикт милости", 1629). В 1632 году подавил феодальный мятеж в Лангедоке и казнил губернатора герцога Монморанси. По распоряжению Ришельё были срыты дворянские замки (кроме пограничных). Усилил контроль над губернаторами провинций и сильно ограничил права провинциальных штатов, парламентов, счётных палат, передав управление интендантам провинций. Во внешней политике главной задачей считал борьбу с Габсбургами, с которыми сначала вёл "скрытую" войну, поддерживая их врагов (немецких протестантских князей, Голландию, Данию, Швецию). В 1635 году вовлек Францию в Тридцатилетнюю войну 1618-1648. Победам Франции способствовали создание при Ришельё военного флота и реорганизация армии. В области экономики Ришельё проводил политику меркантилизма, расширил французскую колонизацию Канады, активизировал деятельность французских торговых компаний на Антильских островах, в Сан-Доминго, Сенегале, на Мадагаскаре. Для укрепления абсолютизма и расширения внешней политики Ришельё усилил налоговый гнёт и жестоко подавлял вызванные им народные движения (многочисленные городские восстания 1620-40-х годов, восстания кроканов 1624, 1636-37, восстание "босоногих" 1639).

В своём "Политическом завещании" Ришельё изложил основные принципы политики французского абсолютизма.

Ришельё способствовал развитию французского классицизма в области литературы и искусства. Основал Французскую академию.


Спасибо: 0 
ПрофильЦитата Ответить
администратор




Сообщение: 4
Зарегистрирован: 25.09.08
Репутация: 0
ссылка на сообщение  Отправлено: 25.09.08 15:40. Заголовок: РИШЕЛЬЕ http://s46..


РИШЕЛЬЕ



РИШЕЛЬЕ (полностью Арман Жан дю Плесси, герцог де Ришельё; Du Plessis, Richelieu) (5 cентября 1585, Париж - 4 декабря 1642, там же), французский государственный деятель, кардинал с 1622 года, первый министр, глава королевского совета с 1624 года, герцог-пэр с 1631 года. В целях укрепления абсолютизма Ришелье разгромил политическую организацию гугенотов; провел административные, финансовые, военные реформы; подавлял феодальные мятежи, народные восстания. Во внешней политике главным считал борьбу против Габсбургов. Ришелье вовлек Францию в Тридцатилетнюю войну 1618-1648 годов, способствовал реорганизации французской армии и созданию военного флота. Он проводил политику меркантилизма, содействовал деятельности французских торговых компаний. При Ришелье была основана Французская академия, основан ряд лицеев.

Младший сын главного прево Франции Франсуа дю Плесси и Сюзанны де ла Порт, дочери адвоката Парижского парламента, Арман получил образование в Наваррском коллеже в Париже и готовился к военному поприщу, унаследовав титул маркиза дю Шиллу. Отказ среднего брата от церковной карьеры позволил молодому маркизу в 1608 году принять имя Ришелье и сан епископа Люсонского. Избранный депутатом от духовенства в Генеральные Штаты (1614), он привлек внимание регентши Марии Медичи, стал ее советником и духовником Анны Австрийской - жены молодого короля Людовика ХIII Бурбона. Позднее епископ Люсонский стал государственным секретарем по иностранным и военным делам, но вскоре попал в опалу и был выслан в Авиньон. Удачно способствовав примирению Людовика ХIII с матерью, Ришелье сумел продолжить карьеру при дворе. В 1622 году он получил сан кардинала, а в 1624 году вошел в состав королевского совета, стал первым министром и до конца жизни оставался фактическим правителем Франции.

Основные принципы своей государственной деятельности Ришелье позднее сформулировал в "Политическом завещании". Приоритетом внутренней политики для него стала борьба с протестантской оппозицией и укрепление королевской власти, главной внешнеполитической задачей - повышение престижа Франции и борьба с гегемонией Габсбургов в Европе.

Численное превосходство протестантов в ряде провинций, их военная мощь и сепаратистские устремления угрожали целостности Франции и подрывали престиж монархии. Фактически гугеноты создали государство в государстве. Ришелье во что бы то ни стало стремился сокрушить "партию гугенотов", даже ценой гражданской войны. Под натиском королевских войск в 1628 году пала отрезанная от помощи англичан Ла-Рошель - главный оплот протестантов на атлантическом побережье Франции. Годом позже были разбиты гугенотские силы в Лангедоке и заняты южные крепости. В 1629 году Людовик XIII подписал Эдикт милости, пересматривающий Нантский эдикт: гугеноты лишались политических и военных привилегий. Но дарованная им свобода отправления культа и судебные гарантии положили конец религиозным войнам во Франции и не дали повода для разногласий с союзниками-протестантами за пределами страны.

Преодолевая противодействие происпанской "партии святош", Ришелье упорно проводил антигабсбургскую политику. Рассчитывая на союз с Англией, он устроил брак Карла I Стюарта c принцессой Генриеттой Французской. Ришелье стремился усилить французское влияние в Северной Италии (предприняв экспедицию в Вальтелину) и в Германии (поддержав лигу протестантских князей). Разгромив гугенотов внутри Франции, кардинал Ришелье не колебаясь шел на союз с протестантскими странами - Голландией, Данией, Швеции. Ришелье настойчиво вел скрытую войну против Габсбургов, но долго удерживал Францию от прямого участия в Тридцатилетней войне. Однако в 1630 году французские войска заняли Савойю, а в 1634 году - Лотарингию. В 1635 году Франция вступила в боевые действия в Эльзасе и в Италии. Поначалу французскую армию преследовали неудачи, испанские войска даже угрожали Парижу. Но постепенно ситуация изменилась в пользу Франции, хотя Ришелье не дожил нескольких месяцев до решающей победы при Рокруа (1643). Победам Франции способствовали создание при Ришелье военного флота и реорганизация армии.

Стремясь к укреплению суверенитета королевской власти в области внутренней и внешней политики и финансов, Ришелье инициировал кодификацию французских законов ("кодекс Мишо", 1629), провел ряд административных реформ (учреждение в провинциях должностей интендантов, назначаемых королем). В 1632 году Ришелье подавил феодальный мятеж в Лангедоке и казнил губернатора герцога Монморанси. По распоряжению первого министра были срыты дворянские замки (кроме пограничных). Он усилил контроль над губернаторами провинций и сильно ограничил права провинциальных штатов, парламентов, счетных палат, передав управление интендантам провинций. Одной из мер борьбы с привилегиями знати стало запрещение дуэлей.

В области экономики Ришелье проводил политику меркантилизма, расширил французскую колонизацию Канады, активизировал деятельность французских торговых компаний на Антильских островах, в Сан-Доминго, Сенегале, на Мадагаскаре. В годы его правления была реорганизована почтовая служба. Для укрепления абсолютизма и решения амбициозных внешнеполитических задач Ришелье усилил налоговый гнет и жестоко подавлял вызванные им народные движения (многочисленные городские восстания 1620-1640-х годов, восстания кроканов 1624, 1636-1637, восстание босоногих 1639).

Ришелье содействовал развитию культуры, стремясь поставить ее на службу французскому абсолютизму. При его поддержке была основана Французская академия, создан официальный орган пропаганды - "Газетт" Теофраста Ренодо. По инициативе кардинала прошла реконструкция Сорбонны (по завещанию Ришелье оставил ей свою богатейшую библиотеку). В центре Парижа вырос дворец - Пале-Кардиналь (впоследствии он был подарен Людовику XIII и с тех пор называется Пале-Рояль). Ришелье покровительствовал художникам и литераторам, в частности, Корнелю, поощрял таланты, способствуя расцвету французского классицизма.

http://www.piplz.ru/page-id-526.html


Спасибо: 0 
ПрофильЦитата Ответить
администратор




Сообщение: 6
Зарегистрирован: 25.09.08
Репутация: 0
ссылка на сообщение  Отправлено: 25.09.08 15:43. Заголовок: Ришелье


Кардинал Ришелье.
Жизнеописание.




Детство и юность Ришелье
Генеральные штаты 1614-1615 годов
Возвышение Ришелье при королевском дворе
Кардинал Ришелье - первый министр Франции
Подавление знати при Ришелье
Подавление гугенотов-протестантов при Ришелье
Административные и экономические реформы при Ришелье
Войны Франции при Ришелье
Смерть кардинала Ришелье
Достижения кардинала Ришелье
Использованные источники


Детство и юность Ришелье.
Арман-Жан дю Плесси де Ришелье, прозванный впоследствии "Красным кардиналом" (l'Eminence Rouge), родился 9 сентября 1585 года в Париже или в замке Ришелье в провинции Пуату в обедневшей дворянской семье. Его отец, Франсуа дю Плесси, был главным прево - судебным чиновником Франции при Генрихе III, а мать, Сюзанна де ла Порт, происходила из семьи адвоката Парижского парламента. Арман-Жан был младшим сыном в семье. Когда Жану было всего пять лет, отец умер, оставив жену одну с пятерыми детьми, полуразрушенным поместьем и немалыми долгами. Тяжелые годы детства сказались на характере Жана, поскольку всю последующую жизнь он стремился восстановить утраченную честь семьи и иметь много денег, окружить себя роскошью, которой был лишен в детстве. С детства Арман-Жан - болезненный и тихий мальчик, предпочитал книги играм с друзьями. В сентябре 1594 года Ришелье поступил в Наваррский колледж в Париже и стал готовиться к военной карьере, унаследовав титул маркиза дю Шиллу. С детства Ришелье мечтал стать офицером королевской кавалерии.
Основным источником материальных благ семьи был доход от должности католического духовного лица епархии в районе Ла-Рошели, дарованный Плесси ещё Генрихом III в 1516 году. Однако чтобы сохранить его, кто-то из семьи должен был принять монашеский сан. До 21 года предполагалось, что Арман, младший из трех братьев, последует по стопам отца и станет военным и придворным.


Папа Павел V.
Но в 1606 году средний брат ушел в монастырь, отказавшись от епископства в Люсоне (в 30 км к северу от Ла-Рошели), которое обычно наследовалось членами семьи Ришелье. Единственное, что могло сохранить семье контроль над епархией, это вступление юного Армана в духовное звание.
Поскольку Жан был слишком молод, чтобы принять сан, ему требовалось благословение Папы Римского Павла V. Отправившись к папе в Рим аббатом, он поначалу скрыл от папы Павла V свой слишком юный возраст, а после церемонии покаялся. Вывод папы был таков: "Справедливо, чтобы молодой человек, обнаруживший мудрость, превосходящую его возраст, был повышен досрочно". 17 апреля 1607 года двадцатидвухлетний Арман-Жан дю Плесси принял имя Ришелье и сан епископа Люсонского. Церковная карьера в то время была очень престижной, и ценилась выше светской. Однако Жан Ришелье на месте некогда процветавшего аббатства в Люсоне нашел лишь руины - печальную память о Религиозных войнах. Епархия была одна из самых бедных и средств, доставляемых ею, не хватало на мало-мальски приличную жизнь. Но молодой епископ не падал духом.
Сан епископа давал возможность появиться при королевском дворе, которой Ришелье не замедлил воспользоваться. Очень скоро он совершенно очаровал своим умом, эрудицией и красноречием короля Генриха IV. Генрих называл Ришелье не иначе как "мой епископ". Но, как это бывает в подобных случаях, столь стремительное возвышение провинциального епископа не понравилось некоторым влиятельным особам, и Ришелье пришлось покинуть столицу.

Генеральные штаты 1614-1615 годов.
Несколько лет Ришелье провел в Люсоне. Там епископ Ришелье первым во Франции сумел провести реформирование хозяйства монастыря, а также был первым французом, написавшим теологический трактат на родном языке, где отразил положение дел в стране, разрушенной Религиозными войнами.


Генрих IV - король Франции и Наварры.
Все свое свободное Ришелье занимался самообразованием, то есть читал. В конце концов он дочитался до того, что до самого конца дней его мучили страшные головные боли.
Убийство фанатиком-католиком Равайльяком Генриха IV в 1610 году развязало руки сепаратистам. Правительство Марии Медичи, королевы-матери, регентши при Людовике XIII, было насквозь коррумпировано. Развал подкреплялся неудачами военных, так что королевский двор пошел на переговоры с представителями вооруженных масс.
Епископ Люсонский (Ришелье) выступил на переговорах в качестве посредника, что послужило поводом избрания его представителем в Генеральные Штаты от духовенства Пуату в 1614 году. Генеральные штаты - собрание сословий, учрежденное в Средние века и все еще изредка собиравшееся королем по тем или иным поводам. Делегаты были разделены на первое сословие (духовенство), второе сословие (светская аристократия) и третье сословие (буржуа). Молодой епископ Люсона должен был представлять духовенство родной провинции Пуату. В конфликте между духовенством и третьим сословием (ремесленники, купцы и крестьяне) по поводу отношений короны и Папы епископ Ришелье занял нейтральную позицию, отдав все силы приведению сторон к компромиссу.
Уже в скором времени Ришелье заметили благодаря ловкости и хитроумию, проявленным им при налаживании компромиссов с другими группами и красноречивой защите церковных привилегий от посягательств светских властей. В феврале 1615 года ему было даже поручено произнести парадную речь от имени первого сословия на заключительной сессии. В следующий раз Генеральным штатам предстояло собраться лишь 175 лет спустя, накануне Французской революции.

Возвышение Ришелье при королевском дворе.
При дворе молодого Людовика ХIII обратили внимание на 29-летнего епископа.


Мария Медичи - королева-мать.
Наибольшее впечатление таланты Ришелье произвели на королеву-мать Марию Медичи, которая по-прежнему фактически правила Францией, хотя в 1614 году ее сын уже достиг совершеннолетия. Назначенный духовником королевы Анны Австрийской - молодой супруги Людовика XIII, Ришелье вскоре добился расположения ближайшего советника и фаворита Марии Кончино Кончини (известного также как маршал д'Анкр). В 1616 году Ришелье вошел в королевский совет и занял пост государственного секретаря по военным делам и внешней политике. Новый пост требовал от Ришелье активного участия во внешней политике, к которой он до тех пор не имел отношения. Первый год Ришелье во власти совпал с началом войны между Испанией, которой тогда правила династия Габсбургов, и Венецией, с которой Франция состояла в военном союзе. Эта война грозила Франции новым витком религиозных распрей.
Однако в апреле 1617 года Кончини был убит группой "друзей короля" - противников регентства Марии Медичи. Вдохновитель этой акции герцог де Люинь теперь стал фаворитом и советником молодого короля. Ришелье сначала возвратили в Люсон, а затем сослали в Авиньон, папскую область, где он боролся с меланхолией чтением и сочинительством. В течение двух лет Ришелье занимался литературой и богословием в совершенном уединении. За это время он написал два богословских труда - "Защита основных положений католической веры" и "Наставления для христиан".
Французские принцы крови - Конде, Суассон и Буильон - возмутились самоуправными действиями монарха и подняли против него мятеж.


Людовик XIII - король Франции.
Людовику XIII пришлось отступить. В 1619 году король разрешил Ришелье присоединиться к королеве-матери в надежде, что он окажет на нее умиротворяющее воздействие. В течение семи лет, часть которых пришлось провести в изгнании, Ришелье вел активную переписку с Марией Медичи и Людовиком XIII.
Однако не такой была вдовствующая королева, чтобы сразу все забыть после примирения. Как положено любой женщине, тем более царственной, она еще немножко поломалась, прежде чем согласиться на окончательное примирение. А когда решила, что пора, то потребовала от сына назначить Ришелье кардиналом. 5 сентября 1622 года епископ Ришелье получил сан кардинала. А если кого-то назначили кардиналом, то и в Королевский совет, тогдашнее французское правительство, его непременно надо было включить, тем более, что министры отца Людовика XIII практически все уже умерли.
Но только в 1624 году Мария Медичи была возвращена в Париж, а вместе с ней и Ришелье, без которого она уже не могла ступить ни шагу. Людовик продолжал относиться к Ришелье с недоверием, так как понимал, что всеми дипломатическими победами его мать должна кардиналу. Когда 29 апреля 1624 года Ришелье впервые вошел в зал заседаний французского правительства, он так взглянул на присутствующих, в том числе и на председателя, маркиза Ла Вьевиля, что всем сразу стало понятно, кто отныне здесь хозяин. Несколькими месяцами позже, в августе, действующее правительство рухнуло, и по настоянию королевы-матери 13 августа 1624 года Ришелье стал "первым министром" короля - пост, на котором ему было суждено пробыть 18 лет.

Кардинал Ришелье - первый министр Франции.
Несмотря на хрупкое здоровье, новый министр достиг своего положения благодаря сочетанию таких качеств, как терпение, хитроумие и бескомпромиссная воля к власти. Эти качества Ришелье никогда не переставал применять для собственного продвижения: в 1622 году он сделался кардиналом, в 1631 году - герцогом, все это время продолжая увеличивать личное состояние.
С самого начала Ришелье пришлось иметь дело со многими врагами и с ненадежными друзьями. К числу последних на первых порах относился сам Людовик. Сколько можно судить, король так никогда и не обрел симпатии к Ришелье, и все же с каждым новым поворотом событий Людовик попадал во все большую зависимость от своего блестящего служителя. Прочее же королевское семейство оставалось враждебным к Ришелье. Анна Австрийская терпеть не могла ироничного министра, который лишил ее какого-либо влияния на государственные дела. Герцог Гастон Орлеанский, единственный брат короля, плел бесчисленные заговоры с целью усиления своего влияния. Даже королева-мать, всегда отличавшаяся амбициозностью, почувствовала, что прежний ее помощник стоит у нее на пути, и вскоре стала самым серьезным его противником.

Подавление знати при Ришелье.
Вокруг этих фигур кристаллизовались различные группировки мятежных придворных. Ришелье отвечал на все бросаемые ему вызовы с величайшим политическим мастерством и жестоко их подавлял. В 1626 году центральной фигурой в интриге против кардинала стал молодой маркиз де Шале, который поплатился за это жизнью.


Герцог Гастон Орлеанский - брат короля Людовика XIII и постоянный противник Ришелье.
Сам король чувствовал себя орудием в руках кардинала и, по-видимому, не без сочувствия отнесся к последней попытке низвергнуть Ришелье - к заговору Сен-Мара. Всего за несколько недель до своей смерти в 1642 году Ришелье раскрыл последний заговор, центральными фигурами которого стали маркиз де Сен-Мар и Гастон Орлеанский. Последнего, как всегда, спасла от кары королевская кровь, но Сен-Мар - друг и любимец Людовика, был обезглавлен. В период между этими двумя заговорами наиболее драматическим испытанием прочности позиций Ришелье стал знаменитый "день одураченных" - 10 ноября 1631 года. В этот день король Людовик ХIII в последний раз пообещал отправить своего министра в отставку, и по всему Парижу разнеслись слухи, что королева-мать одержала победу над своим врагом. Однако Ришелье удалось добиться аудиенции короля, и к наступлению ночи все его полномочия были подтверждены, а действия санкционированы. "Одураченными" оказались те, кто поверил ложным слухам, за что и поплатились смертью либо изгнанием.
Сопротивление, проявлявшееся в иных формах, встречало не менее решительный отпор. Несмотря на свои аристократические пристрастия, Ришелье сокрушил мятежную провинциальную знать, настаивая на ее покорности королевским официальным лицам. В 1632 году он добился вынесения смертного приговора за участие в мятеже герцогу де Монморанси, генерал-губернатору Лангедока, которого направила против Ришелье именно Мария Медичи, и одному из самых блестящих аристократов. Ришелье запретил парламентам (высшим судебных органам в городах) подвергать сомнению конституционность королевского законодательства. На словах он прославлял папство и католическое духовенство, но по делам его было видно, что главой церкви во Франции является король.
Холодный, расчетливый, весьма часто суровый до жестокости, подчинявший чувство рассудку, Ришелье крепко держал в своих руках бразды правления и, с замечательной зоркостью и дальновидностью замечая грозящую опасность, предупреждал ее при самом появлении. В борьбе со своими врагами Ришелье не брезговал ничем: доносы, шпионство, грубые подлоги, неслыханное прежде коварство - все шло в ход. Его тяжелая рука в особенности давила молодую, блестящую аристократию окружавшую короля.


Супруга Людовика XIII - Анна Австрийская с детьми.
Один заговор за другим составлялись против Ришелье, но они всегда кончались самым плачевным образом для врагов Ришелье, участью которых было изгнание или казнь. Мария Медичи очень скоро раскаялась в своем покровительстве Ришелье, совершенно оттеснившего ее на задний план. Вместе с женой короля, Анной, старая королева приняла даже участие в замыслах аристократии против Ришелье, но без успеха.
С самого первого дня во власти Ришелье стал объектом постоянных интриг со стороны тех, кто пытался его "подсидеть". Чтобы не стать жертвой предательства, он предпочитал никому не доверять, что вызывало страх и непонимание окружающих. "Всякий, кто узнает мои мысли, должен умереть", - говорил кардинал. Целью Ришелье было ослабление позиций династии Габсбургов в Европе и укрепление независимости Франции. Кроме того, кардинал был ярым сторонником абсолютной монархии.

Подавление гугенотов-протестантов при Ришелье.
Другим важным источником оппозиции, сокрушенным Ришелье со свойственной ему решительностью, являлось гугенотское (протестантское) меньшинство. Примирительный Нантский эдикт Генриха IV от 1598 года гарантировал гугенотам полную свободу совести и относительную свободу богослужения. Он оставлял за ними большое число укрепленных городов - в основном на юге и юго-западе Франции. Ришелье усматривал в этой полунезависимости угрозу государству, особенно во время войны. Гугеноты представляли собой государство в государстве, они имели сильных сторонников в городах и мощный военный потенциал. Кардинал предпочитал не доводить ситуацию до кризиса, однако фанатизм гугенотов подогревался Англией, вечной соперницей Франции. Участие, принятое гугенотами в 1627 году в нападении англичан с моря на побережье Франции, послужило для правительства сигналом к началу действий. К январю 1628 году была осаждена крепость Ла-Рошель - опорный пункт протестантов на берегу Бискайского залива.


Кардинал Ришелье (бюст Жана Лоренцо Бернини)
Ришелье взял на себя личное руководство кампанией, и в октябре непокорный город капитулировал после того, как около 15 тысяч его жителей умерли от голода. В 1629 году Ришелье завершил религиозную войну великодушным примирением - мирным соглашением в Але, в соответствии с которым король признавал за своими подданными-протестантами все права, гарантированные им в 1598 году, за исключением права иметь крепости. Правда, гугеноты лишались политических и военных привилегий. Но дарованная им свобода отправления культа и судебные гарантии положили конец религиозным войнам во Франции и не дали повода для разногласий с союзниками-протестантами за пределами страны. Гугеноты-протестанты проживали во Франции как официально признанное меньшинство до 1685 году, но после взятия Ла-Рошели их способность противостоять короне была подорвана.

Административные и экономические реформы при Ришелье.
Стремясь к укреплению суверенитета королевской власти в области внутренней и внешней политики и финансов, Ришелье инициировал кодификацию французских законов ("кодекс Мишо", 1629), провел ряд административных реформ (учреждение в провинциях должностей интендантов, назначаемых королем), боролся с привилегиями парламентов и знати (запрещение дуэлей, разрушение укрепленных дворянских замков), реорганизовал почтовую службу. Он активизировал строительство флота, что усилило военные позиции Франции на море и способствовало развитию внешнеторговых компаний и колониальной экспансии. Ришелье разрабатывал проекты финансово-экономического оздоровления страны в духе меркантилизма, однако внутренние и внешние войны не позволили реализовать их. Вынужденные займы вели к усилению налогового гнета, что, в свою очередь, вызывало мятежи и крестьянские бунты (восстание "кроканов" 1636-1637 годов), которые жестоко подавлялись.
Что касается экономики, Ришелье практически ничего в ней не понимал. Он объявлял войны, не задумываясь о снабжении армии, и предпочитал решать проблемы по мере их поступления. Кардинал следовал доктрине Антуана де Монткристьена и настаивал на независимости рынка. При этом он делал упор на производство товаров на экспорт и препятствовал импорту предметов роскоши. В сфере его экономических интересов было стекло, шелк, сахар. Ришелье ратовал за строительство каналов и расширение внешней торговли, причем сам часто становился совладельцем международных компаний. Именно тогда началась французская колонизация Канады, Западной Западной Индии, Марокко и Персии.

Войны Франции при Ришелье.
К концу 1620-х годов французское правительство имело возможность принимать более активное участие в международных делах, что побудило Ришелье к действиям. Ко времени прихода Ришелье к власти грандиозная (получившая название Тридцатилетней) война в Германии между католическими государями во главе с императором Священной Римской империи и союзом протестантских князей и городов была уже в полном разгаре. Дом Габсбургов, включая правящие фамилии в Испании и Австрии, больше столетия являлся главным врагом французской монархии, однако поначалу Ришелье удерживался от вмешательства в конфликт. Во-первых, союзниками Франции в таком случае должны были стать протестантские державы, поэтому кардинал и его главный советник монах ордена капуцинов отец Жозеф (прозванный, в отличие от своего шефа, l'Eminence grise, т.е. "Серый кардинал") понимали, что необходимо иметь ясное и законное обоснование для такого шага. Во-вторых, свободу действий вне страны долгое время сдерживала неспокойная обстановка внутри самой Франции. В-третьих, основная угроза интересам Франции исходила не со стороны австрийских Габсбургов, а от еще более могущественной испанской ветви, что побуждало французов сосредоточить внимание на Пиренеях и испанских владениях в Италии, а не на Германии.
Тем не менее Франция все же была вовлечена в войну. К концу 1620-х годов католики добились столь внушительных побед в пределах Империи, что, казалось, австрийские Габсбурги станут полными хозяевами Германии.


Папа Урбан VIII
Перед лицом угрозы господства Габсбургов в Европе Ришелье и отец Жозеф выдвинули довод, что для блага папского престола и духовного благополучия самой церкви Франция должна противостоять Испании и Австрии. Возможность принять участие в германских делах представилась сразу же после подавления знати и мятежных гугенотов внутри страны, поскольку на стороне лютеран собирался выступить король Швеции Густав II Адольф. Когда его армия высадилась в северной Германии (июль 1630 года), в Германию стали подтягиваться значительные испанские силы - чтобы оказать поддержку католикам.
Во время осады Ришелье крепости Ла-Рошель испанцы успели мобилизовать силы на севере Италии и захватить крепость Касаль. Тогда Ришелье проявил необычайную мобильность: сразу после падения Ла-Рошели французская армия была переброшена через Альпы и застала испанцев врасплох. В 1630 году в ходе сложных интриг Ришелье отказался подписывать Регенсбургский мир, в ответ Испания обратилась в Папе Урбану VIII с просьбой отлучить Людовика XIII от церкви. Ришелье находился на грани провала, поскольку его отношения с королем были весьма сложными, а рьяная католичка Мария Медичи просто впала в истерику. Когда Ришелье возвратился во Францию, она потребовала отставки кардинала, но Людовик не пошел на это, стремясь сохранить политическую независимость от матери. Ришелье был единственным, кто мог ему в этом содействовать, поэтому он сохранил сан кардинала и место первого министра. Оскорбленная королева-мать покинула двор и отправилась в Нидерланды, находившиеся под властью испанских Габсбургов, прихватив с собой младшего брата короля Гастона Орлеанского.
Преодолевая противодействие происпанской "партии святош", Ришелье вел антигабсбургскую политику.


Король Англии Карл I
Он рассчитывал на союз с Англией, устраивая брак Карла I Английского с Генриеттой Марией Французской, сестрой Людовика XIII, который был заключен 12 июня 1625 года. Ришелье стремился усилить французское влияние в Северной Италии (экспедиция в Вальтелину) и в германских землях (поддержка лиги протестантских князей). Ему удавалось долго удерживать Францию от прямого участия в Тридцатилетней войне.
После высадки шведского короля в Германии Ришелье счел необходимым вмешаться, пока что косвенно. 23 января 1631 года после длительных переговоров посланник Ришелье подписал с Густавом Адольфом договор в Бервальде. По этому соглашению, французский католический прелат обеспечивал шведского лютеранского короля-воителя финансовыми средствами для ведения войны против Габсбургов в размере одного миллиона ливров в год. Густав пообещал Франции, что не будет нападать на те государства католической лиги, в которых правят Габсбурги. Тем не менее весной 1632 года он повернул свои войска на восток против именно такого государства - Баварии. Ришелье тщетно пытался удержать союзника. Только со смертью Густава Адольфа в битве при Люцене (16 ноября 1632 года) нелегкая для кардинала дилемма получила разрешение.
У Ришелье на первых порах теплилась надежда, что денежных субсидий союзникам будет достаточно для того, чтобы уберечь собственную страну от риска открытого столкновения. Но к концу 1634 года оставшиеся в Германии шведские силы и их протестантские союзники были разгромлены испанскими войсками.
В 1635 году Испания оккупировала епископство Триер, что послужило причиной объединения французских католиков и протестантов, которые рука об руку выступили против внешнего врага - Испании.


Шведский король Густав II Адольф
Это было началом Тридцатилетней войны для Франции.
Весной 1635 года Франция формально вступила в войну - сначала против Испании, а затем, год спустя, против Священной Римской империи. Сначала французы потерпели ряд досадных поражений, однако к 1640 году, когда стало проявляться превосходство Франции, она начала одолевать своего главного врага - Испанию. Более того, французская дипломатия достигла успеха, вызвав антииспанское восстание в Каталонии и ее отпадение (с 1640 по 1659 годы Каталония находилась под властью Франции) и полномасштабную революцию в Португалии, которая покончила с правлением Габсбургов в 1640 году. Наконец, 19 мая 1643 года при Рокруа в Арденнах армия принца де Конде добилась такой сокрушительной победы над знаменитой испанской пехотой, что это сражение принято считать концом испанского доминирования в Европе.
В последние годы жизни кардинал Ришелье был вовлечен в очередной религиозный конфликт. Он возглавлял оппозицию папе Урбану VIII, поскольку в планы Франции входило расширение сферы влияния в Священной Римской империи. При этом он оставался преданным идеям абсолютизма и боролся с галликанцами, покусившимися на Папскую власть.

Смерть кардинала Ришелье.
Осенью 1642 года Ришелье посетил целебные воды в Бурбон-Ланси, ибо здоровье его, подточенное многолетним нервным напряжением, таяло на глазах. Даже будучи больным, кардинал до последнего дня по несколько часов диктовал приказы армиям, дипломатические инструкции, распоряжения губернаторам различных провинций. 28 ноября наступило резкое ухудшение. Врачи ставят еще один диагноз - гнойный плеврит. Кровопускание не дало результата, лишь до предела ослабило больного. Кардинал временами теряет сознание, но, придя в себя, пытается еще работать. В эти дни рядом с ним неотлучно находится его племянница герцогиня д'Эгийон. 2 декабря умирающего навещает Людовик XIII. "Вот мы и прощаемся, - слабым голосом говорит Ришелье.- Покидая Ваше Величество, я утешаю себя тем, что оставляю Ваше королевство на высшей ступени славы и небывалого влияния, в то время как все Ваши враги повержены и унижены. Единственно, о чем я осмеливаюсь просить Ваше Величество за мои труды и мою службу, это продолжать удостаивать Вашим покровительством и Вашим благоволением моих племянников и родных. Я дам им свое благословение лишь при условии, что они никогда не нарушат своей верности и послушания и будут преданы Вам до конца".
Затем Ришелье... своим единственным преемником называет кардинала Мазарини.


Кардинал Мазарини - преемник Ришелье.
"У Вашего Величества есть кардинал Мазарини, я верю в его способности на службе королю",- говорит министр. Пожалуй, это все, что он хотел сказать королю на прощание. Людовик XIII обещает выполнить все просьбы умирающего и покидает его...
Оставшись с докторами, Ришелье просит сказать, сколько ему еще осталось. Врачи отвечают уклончиво, и лишь один из них - месье Шико - осмеливается сказать: "Монсеньор, думаю, что в течение 24 часов Вы либо умрете, либо встанете на ноги".- "Хорошо сказано",- тихо произнес Ришелье и сосредоточился на чем-то своем.
На следующий день король наносит еще один, последний, визит Ришелье. В течение часа они беседуют с глазу на глаз. Людовик XIII вышел из комнаты умирающего чем-то очень взволнованный. Правда, кое-кто из свидетелей утверждал, что король был в веселом расположении духа. У постели кардинала собираются священники, один из которых причащает его. В ответ на традиционное в таких случаях обращение простить врагам своим Ришелье говорит: "У меня не было других врагов, кроме врагов государства". Присутствующие удивлены четкими, ясными ответами умирающего. Когда с формальностями было покончено, Ришелье сказал с полным спокойствием и уверенностью в своей правоте: "Очень скоро я предстану перед моим Судией. От всего сердца попрошу его судить меня по той мерке - имел ли я иные намерения, кроме блага церкви и государства".
Ранним утром 4 декабря Ришелье принимает последних посетителей - посланцев Анны Австрийской и Гастона Орлеанского, заверяющих кардинала в своих самых лучших чувствах. Появившаяся вслед за ними герцогиня д`Эгийон со слезами на глазах стала рассказывать, что накануне одной монахине-кармелитке было видение, что Его Высокопреосвященство будет спасен рукой Всевышнего. "Полноте, полноте, племянница, все это смешно, надобно верить только Евангелию".
Некоторое время они проводят вдвоем. Где-то около полудня Ришелье просит племянницу оставить его одного. "Помните, - говорит он ей на прощание, что я любил Вас больше всех на свете. Будет нехорошо, если я умру у Вас на глазах..." Место д'Эгийон занимает отец Леон, дающий умирающему последнее отпущение грехов. "Предаюсь, Господи, в руки твои", - шепчет Ришелье, вздрагивает и затихает. Отец Леон подносит к его рту зажженную свечу, но пламя остается неподвижным. Кардинал мертв".
Ришелье умер в Париже 5 декабря 1642 года, не дожив до триумфа в Рокруа и сломленный многочисленными болезнями. Ришелье был похоронен в церкви на территории Сорбонны, в память о поддержке, оказанной университету Его Высокопреосвященством кардиналом.

Достижения кардинала Ришелье.
Ришелье всячески содействовал развитию культуры, стремясь поставить ее на службу французскому абсолютизму. По инициативе кардинала прошла реконструкция Сорбонны. Ришелье написал первый королевский эдикт о создании Французской академии и передал Сорбонне по своему завещанию одну из лучших в Европе библиотек, создал официальный орган пропаганды "Газетт" Теофраста Ренодо. В центре Парижа вырос дворец Пале-Кардиналь (впоследствии он был подарен Людовику XIII и с тех пор называется Пале-Рояль). Ришелье покровительствовал художникам и литераторам, в частности, Корнелю, поощрял таланты, способствуя расцвету французского классицизма.
Ришелье, помимо всего прочего, был весьма плодовитым драматургом, его пьесы печатались в первой открытой по его инициативе королевской типографии.


Внутренний двор Сорбоннского университета.
По долгу службы дав обет верности "церкви - моей супруге", он оказался в сложных политических отношениях с королевой Анной Австрийской, в действительности дочерью испанского короля, главой враждебной национальным интересам страны "испанской", то есть в какой-то степени и "австрийской", партии при дворе. Чтобы досадить ей за предпочтение ему лорда Бэкингема, он - в духе принца Гамлета - по ходу придворного сюжета написал и поставил пьесу "Мирам", в которой Бэкингем оказывается побежденным не только на поле боя (под гугенотской Ла-Рошелью), и заставил королеву посмотреть этот спектакль. В книге приведены сведения и документы, которые легли в основу романа Дюма "Три мушкетера", - от борьбы с дуэлями (на одной из которых погиб брат кардинала) до использования отставной любовницы Бэкингема графини Карлейль (пресловутой Миледи) в успешной шпионской роли при английском дворе и весьма пикантных подробностей свиданий королевы и Бэкингема.
В целом Ришелье режиссировал отнюдь не "по-гамлетовски". Он помирил французов (католиков и гугенотов) между собой и, благодаря "дипломатии пистолей", поссорил их врагов, сумев создать антигабсбургскую коалицию. Для отвлечения Речи Посполитой от Габсбургов он слал гонцов в Русское государство к первому из Романовых, Михаилу, с призывом торговать беспошлинно.
Ришелье оказал сильнейшее влияние на ход европейской истории. Во внутренней политике он устранил всякую возможность полномасштабной гражданской войны между католиками и протестантами.


Красный кардинал Ришелье.
Ему не удалось покончить с традицией дуэлей и интриг среди провинциальной знати и придворных, но благодаря его усилиям неповиновение короне стало считаться не привилегией, а преступлением против страны. Ришелье не вводил, как было принято утверждать, должности интендантов для проведения политики правительства на местах, однако он значительно укрепил позиции королевского совета во всех сферах управления. Организованные им торговые компании для ведения дел с заморскими территориями оказались неэффективными, но защита стратегических интересов в колониях Вест-Индии и Канады открыла новую эру в создании Французской империи.
Неуклонное служение ясно осознанным целям, широкий практический ум, ясное понимание окружающей действительности, умение пользоваться обстоятельствами - все это обеспечило за Ришелье видное место в истории Франции. Основные направления деятельности Ришелье сформулированы в его "Политическом завещании". Приоритетом внутренней политики стала борьба с протестантской оппозицией и укрепление королевской власти, главной внешнеполитической задачей повышение престижа Франции и борьба с гегемонией Габсбургов в Европе. "Моей первой целью было величие короля, моей второй целью было могущество королевства", - подвел итоги своего жизненного пути знаменитый борец с мушкетерами.

Использованные источники.
1. Роберт Кнехт. Ришелье. - Ростов-на-Дону: Феникс, 1997.
2. Все монархи мира. Западная Европа/ под рук. К. Рыжова. - Москва: Вече, 1999.
3. Энциклопедия "Мир вокруг нас" (cd).
4. Большая энциклопедия Кирилла и Мефодия 2000 (cd).

http://rulers.narod.ru/rishelie/richelie.htm


Спасибо: 0 
ПрофильЦитата Ответить
администратор




Сообщение: 8
Зарегистрирован: 25.09.08
Репутация: 0
ссылка на сообщение  Отправлено: 25.09.08 15:45. Заголовок: Кардинал Ришелье. Мозаика - о нем и о себе


Кардинал Ришелье. Мозаика - о нем и о себе.



Франсуа де Ларошфуко о Ришелье
Правил государством кардинал Ришелье, и своим возвышением он был обязан лишь королеве-матери (Марии Медичи).
У него был широкий и проницательный ум, нрав - крутой и трудный; он был щедр, смел в своих замыслах, но вечно дрожал за себя.
Он задумал укрепить власть короля и свою собственную, сокрушив гугенотов и знатнейшие фамилии королевства, чтобы затем напасть на Австрийский царствующий дом и сломить могущество этой столь грозной для Франции державы.
Все, кто не покорялись его желаниям, навлекали на себя его ненависть, а чтобы возвысить своих ставленников и сгубить врагов, любые средства были для него хороши. Страсть, которая издавна влекла его к королеве (Анне Австрийской), превратилась в озлобленность против нее. (1,5)


--------------------------------------------------------------------------------

...Говорили о размолвке между королевой-матерью и кардиналом Ришелье и предугадывали, что она должна повести к весьма значительным последствиям, но предугадать, чем это все завершится, было не легко. Королева-мать поставила короля в известность, что Кардинал влюблен в королеву, его супругу.
Это сообщение возымело действие, и король был чувствительно им задет.
Больше того, казалось, что он расположен прогнать Кардинала и даже спросил королеву-мать, кого можно было бы поставить вместо него во главе правительства...
Но королева-мать промедлила
...Кардинал же, получив в свое распоряжение достаточно времени и все необходимые средства, сумел развеять ревность короля и оградить себя от происков королевы-матери. Однако, еще не чувствуя себя в силах сломить ее, он не упустил ничего, что могло бы поколебать ее положение.
Говорили, что Кардинал позднее узнал... имена и суждения всех присутствовавших на созванном королевой и враждебном ему Совете и в дальнейшем обрушил на них те самые кары, каким они хотели подвергнуть его. (1, 9 -10)


--------------------------------------------------------------------------------

Столько пролитой крови и столько исковерканных судеб сделали правление кардинала Ришелье ненавистным для всех. Мягкость регентства Марии Медичи была еще памятна каждому, и все вельможи королевства, видя себя поверженными, считали, что после былой свободы они впали в рабство. (1, 11)

Ришелье о себе (из "Политического завещания")
Когда вы, ваше величество, решились предоставить мне одновременно и доступ в ваши советы и оказать значительное доверие введении ваших дел, то я могу удостоверить, что гугеноты разделяли государство с вашим величеством, что вельможи вели себя, как если бы они не были подданными вашего величества, а наиболее могущественные губернаторы провинций вели себя, как будто они были государями в своих должностях... (2, 223)

--------------------------------------------------------------------------------
Я могу еще сказать, что иностранные союзы находились в пренебрежении; интересы частные предпочитались государственным; одним словом, достоинство вашего величества было столь унижено и столь отличалось оттого, каким бы оно должно было быть... (2, 223)

--------------------------------------------------------------------------------
Я обещал вашему величеству все свое искусство и весь свой авторитет, который вам угодно было дать мне, чтобы сокрушить партию гугенотов, сломить спесь вельмож, привести всех подданных к исполнению их обязанностей и поднять ваше имя среди иностранных наций на ту ступень, на которой оно должно находиться... (2, 223)

1. Франсуа де Ларошфуко. Мемуары. Максимы. - Ленинград, 1971.
2. История средних веков (XV - XVII века). Хрестоматия. Часть 2. - Москва, 1974.


http://www.vivl.ru/rishelie/rishmosaik.php

Спасибо: 0 
ПрофильЦитата Ответить
администратор




Сообщение: 9
Зарегистрирован: 25.09.08
Репутация: 0
ссылка на сообщение  Отправлено: 25.09.08 15:47. Заголовок: Арман Жан дю Плесси де Ришелье


Арман Жан дю Плесси де Ришелье



Путь к власти

Арман Жан дю Плесси де Ришелье родился 9 сентября 1585 г. в семье Франсуа дю Плесси де Ришелье — потомственного дворянина, Главного прево Франции. Его мать, Сюзанна де Ла Порт, была дочерью одного из лучших юристов того времени, адвоката парижского парламента Франсуа де Ла Порта.

Изначально Арман готовил себя к военной карьере, однако судьба распорядилась иначе. После смерти отца семья испытывала значительные материальные затруднения. Одним из основных источников ее немногочисленных доходов было Люсонское епископство, дарованное Генрихом III Главному прево. Епископами здесь долгое время были, в сущности, подставные лица, назначаемые по воле семьи Ришелье. Недовольное люсонское духовенство возбудило канонический процесс, это могло повлечь за собой утрату бенефиция, положение могло спасти только одно — сан епископа должен был принять старший сын, Альфонс. Однако он отказался от этого, принял монашеский постриг, и последней надеждой вдовы Главного прево стало благоразумие младшего сына. Все хорошо обдумав, Арман дал свое согласие, спасая этим бенефиции. В довершение к светскому образованию он прошел курс теологии и защитил диссертацию на степень доктора богословия.

Какое-то время Арман де Ришелье еще оставался в Париже, его проповеди пользовались успехом, к нему благоволил Генрих IV. Казалось, что следовало воспользоваться этим и сделать карьеру при дворе. Но вопреки всем прогнозам и ожиданиям Арман покидает Париж, королевский двор и отправляется в провинцию, в свое епископство Люсон — одно из самых бедных во Франции.

Несмотря на все трудности и препоны, деятельность молодого епископа протекала весьма успешно. Он добился проведения в жизнь постановлений Тридентского собора, основал в епархии семинарию, отменил случайное или по чьей-то рекомендации назначение священников, отстранил не соответствующих сану, отремонтировал кафедральный собор, всеми возможными средствами он пытался помочь своей пастве — и это лишь малый перечень его деяний. Стараясь добиться снижения налогов, слишком высоких для жителей небогатой провинции, он обращался даже к Максимильену Сюлли, сюринтенданту (министру) финансов.

Приняв сан епископа лишь волей случая, Арман де Ришелье оказался достоин его больше, чем многие иерархи того времени. Заслуживают внимания его теологические работы, не потерявшие своей актуальности и сегодня, несмотря на серьезное развитие западного богословия.

В 1614 году Ришелье участвовал в работе Генеральных Штатов как депутат от духовенства; через год был назначен духовником Анны, супруги Людовика XIII, а вскоре занял и пост государственного секретаря по иностранным и военным делам. Время регентства Марии Медичи — тяжелый период для Франции. Происпанская политика королевы-матери противоречила взглядам и принципам Ришелье, однако он тщательно скрывал это, пользуясь расположением королевы и оставаясь на своем посту вплоть до окончания регентства.

Незаметно при дворе появляется новое лицо- любимец короля Альбер де Люинь. Ему удалось завоевать доверие Людовика XIII. Между тем непомерные амбиции Кончини перешли все границы. В апреле 1617 года маршал д’Анкр отправляется на несколько дней в Нормандию. Этим поспешил воспользоваться Люинь. Он убедил короля покончить с временщиком. По приказу Людовика в апреле 1617 года Кончини был убит. Его супруге было предъявлено обвинение в колдовстве.

Регентство завершилось изгнанием недавней правительницы в Блуа. Для Ришелье начался долгий период опалы. Его не спасло ни заступничество его сторонников, ни его непричастность к аферам Кончини. Недруги бывшего государственного секретаря распространяли о нем всевозможные слухи. Ришелье пытался опровергнуть их, но тщетно. В конце концов, не дожидаясь вторичного изгнания, он сам уезжает в Люсон. Мария Медичи не желала мириться со своим положением и пыталась всеми средствами, включая и вооруженный мятеж, вернуть хотя бы часть былого влияния. Оставшись без Ришелье она попала под влияние некоего флорентийца Рюццелаи, который внушил королеве мысль о том, что она должна возглавить оппозицию. 22 февраля 1619 года Мария Медичи бежала из Блуа. Побег вызвал переполох при дворе. Ришелье был срочно возвращен из ссылки. Только тонкая дипломатия Ришелье помогла примирить Людовика с матерью и восстановить мир в королевстве. В течение нескольких последующих лет положение Ришелье было весьма неопределенным и непрочным, пока в 1622 году он не получил сан кардинала — не без протекции королевы-матери, но прежде всего благодаря своим личным качествам. А в августе 1624 года король назначает его своим первым министром.

Назначение было неожиданным прежде всего для самого Ришелье. Людовик XIII руководствовался не своими симпатиями, на его решение не повлияли ни Мария Медичи, ни сам Ришелье, ни его сторонники. Государству требовалась новая политика; бездарное правление могло привести к гибели королевства. Какие бы личные чувства ни испытывал король к кардиналу, он вынужден был признать, что при дворе нет другого человека, которому можно было бы доверить судьбу Франции. Начиналась эпоха восемнадцатилетнего правления кардинала Ришелье.

Подавление протестантов

Одним из источников оппозиции, сокрушенным Ришелье со свойственной ему решительностью, являлось гугенотское (протестантское) меньшинство. Примирительный Нантский эдикт Генриха IV от 1598 гарантировал гугенотам полную свободу совести и относительную свободу богослужения. Он оставлял за ними большое число укрепленных городов – в основном на юге и юго-западе Франции. Ришелье усматривал в этой полунезависимости угрозу государству, особенно во время войны. Участие, принятое гугенотами в 1627 в нападении англичан с моря на побережье Франции, послужило для правительства сигналом к началу действий. К январю 1628 была осаждена крепость Ла-Рошель – опорный пункт протестантов на берегу Бискайского залива. Ришелье взял на себя личное руководство кампанией, и в октябре непокорный город капитулировал после того, как ок. 15 тыс. его жителей умерли от голода. В 1629 Ришелье завершил религиозную войну великодушным примирением – мирным соглашением в Але, в соответствии с которым король признавал за своими подданными-протестантами все права, гарантированные им в 1598, за исключением права иметь крепости. Гугеноты проживали во Франции как официально признанное меньшинство до 1685, но после взятия Ла-Рошели их способность противостоять короне была подорвана.

Ришелье и аристократия

По мере того как позиции Ришелье становились все более прочными, число его врагов не уменьшалось, как можно было ожидать, а возрастало. Этому, впрочем, способствовал и сам кардинал, энергично и решительно отбиравший у аристократии её древние привилегии. Ришелье отдавал явное предпочтение служилому дворянству перед кучкой аристократов, совершенно бесполезных и даже обременительных для государства.
Аристократы со своей стороны откровенно ненавидели кардинала за попрание их исконных прав. Они не хотели мириться с посягательствами на древние вольности, на суверенитет и права провинций, где гранды испокон веку чувствовали себя бесконтрольными владетельными князьями.
Совершенно закономерным явилось то, что личные недруги Ришелье объединились с противниками его преобразований.

Первым предупреждением стал заговор Шале в 1626 году. Это была первая из многочисленных попыток устранить кардинала. В то же время заговор Шале был частью другого – устранить Людовика XIII и заменить его Гастоном. В заговоре активное участие принимали герцогиня де Шеврез, маршал д’Орнано, сводные братья короля Вандомы, Гастон, Конде.
Исполнителем должен был стать Анри де Талейран-Перигор маркиз де Шале. Акцию назначили на 11 мая. Все испортил сам Шале, разболтав о заговоре своему дяде командору де Валансе. Тот сразу доложил обо всем кардиналу. Ришелье отправился к Гастону и дал ему понять, что заговор раскрыт. Перепуганный Гастон выдал всех заговорщиков. Получив все сведения, кардинал сообщил о заговоре королю и, одновременно, подал прошение об отставке. Отставку король не принял и заверил Ришелье в своем расположении. 14 июня были арестованы братья Вандомы, а 8 июля Шале. В начале августа он был казнен.

Следующее столкновение произошло в 1629 году. 14 сентября Ришелье вернулся в Париж после кампании в Лангедоке и сразу почувствовал охлаждение к себе со стороны королевы – матери. Нападкам с её стороны подвергался не только он сам, но и его племянница. Ришелье написал Марии Медичи письма с извещением о своем решении уйти в отставку и постарался, чтобы содержание письма в первую очередь дошло до короля. Людовик XIII пригласил к себе королеву-мать, Гастону и Ришелье и потребовал их немедленного примирения. Все трое заверили друг друга во взаимном расположении, и инцидент был, казалось, исчерпан.
Очередная схватка Ришелье с его противниками произошла в 1630 году. Мария Медичи и её ближайший советник Мишель де Марильяк протестовали против плана завоевания Савойи, предложенного Ришелье. Король отверг все возражения и лично возглавил армию. Операция в Савойе прошла успешно, но по окончании ее король заболел. Болезнь приняла неожиданно тяжелый характер и врачи не оставляли надежд на выздоровление. Король исповедался и приготовился к смерти. Анна Австрийская дала знать Гастону, что согласна стать его женой и вместе с Марией Медичи она пытается получить согласие умирающего короля на удаление Ришелье, но безуспешно. Королева-мать распорядилась не сообщать Ришелье о тяжелой болезни короля. Правда, герцог Монморанси отправил кардиналу письмо, в котором описал положение дел и предложил ему укрыться в одном из владений герцога до разрешения кризиса.
30 сентября самочувствие короля внезапно улучшилось, температура спала. Все поняли , что король выжил, а вместе с ним выжил и кардинал.

Осенью 1630 года после успешного завершения итальянского похода Ришелье вернулся в Париж и сразу понял, что ему предстоит ещё одно столкновение с Марией Медичи и её окружением. Здесь строились всевозможные планы удаления кардинала, а королю постоянно внушалась мысль о том, что и он и Франция прекрасно обойдутся без Ришелье. Кардинал, в отличие от своих противников, демонстрировал по отношению к ним полную лояльность, всем своим видом показывая, что намерен держать слово, данное год назад. С другой стороны, он считал, что необходимо положить конец нападкам на него.

В определенные дни Людовик XIII посещает свою мать в Люксембургском дворце. 10 ноября 1630 года он, как обычно отправился к матери и Ришелье решает действовать. Он приходит в Люксембургский дворец, без стука появляется в кабинете королевы – матери и застает разговор в самом разгаре. Мария Медичи сыплет обвинениями в адрес Ришелье, а король сидит совершенно подавленный. Появлении екардинала вызывает лишь недолгое замешательство, после которого королева-мать продолжает свой обвинительный монолог, распаляясь все сильнее. И в результате предлагает королю выбор между матерью и кардиналом. Ришелье пытается оправдаться , но его е слышат. Король находится в замешательстве и в итоге приказывает Ришелье покинуть кабинет Марии Медичи. Сам он уходит вслед за Ришелье и уезжает в Версаль.
После некоторых размышлений Мария Медичи приходит к выводу, что Ришелье сам погубил себя, явившись в Люксембургский дворец. В тот же день, в отсутствие короля, она объявляет об отставке Ришелье.
Кардинал придерживается того же мнения, что и королева-мать и спешно собирается в Гавр, чтобы покинуть Францию. В разгар сборов прибывает королевский курьер с приказом кардиналу явиться в Версаль. Едва переступив порог королевского кабинета, кардинал попадает в объятия короля, который уверяет Ришелье, что видит в нем самого преданного слугу и обещает положить конец нападкам на него.
Людовик XIII собрал Королевский Совет, на котором объявил о смещении Мишеля де Марильяка и его аресте. Был также арестован его брат Луи де Марильяк, командующий армией в Италии. Вскоре он был казнен.
Аресты ближайших помощников потрясли Марию Медичи. Однако, несмотря ни на что, она продолжает сою политику по отношению к Ришелье. Ришелье ответил тем, что в том же 1631 году основал правительственную «Gazette».
Людовик XIII, раздраженный поведением королевы-матери повелевает ей удалиться в Компьен, а затем в Невер или Анжер и торопил с отъездом. Королева принимает решение бежать из страны. 20 июля 1631 года она осуществляет это намерение.

Поражение «одураченных» укрепило позиции Ришелье. Свидетельством этого стало возведение фамильного удела Ришелье в герцогство и пэрство.

После поражения «одураченных», Гастон перебрался в Безансон, находившийся тогда под управлением Испании и начал формировать армию для похода на Париж. Ришелье располагал сведениями о вовлечении в заговор губернатора Кале и герцога де Монморанси. Весной 1632 года тот открыто выступил на стороне Гастона. 1 сентября 1632 года в сражении под Кастельнодари королевская армия разбила войска мятежников. Герцог де Монморанси получил 10 серьезных ранений и был взят в плен. 30 октября того же года герцог, едва оправившийся от ран, был казнен. Гастон бежал в Брюссель.
В 1635 году Франция вступила в войну. Всю зиму 1635/36 годов кардинал занимался переоснащением армии и подготовкой летней кампании. Однако все пошло не так, как планировалось. 4 августа 1636 года испанцы форсировали Сомму, а 15 числа взяли Корби – последний заслон по пути на Париж. Однако кардинал-инфант не спешил штурмовать Париж. Видимо он опасался за растянутость своих коммуникаций. 1 сентября 1636 года король отправился в Компьен, чтобы возглавить наступление. Людовик XIII расположил свою ставку в Амьене, куда вскоре прибыл и кардинал. И здесь он снова едва не стал жертвой заговора. Составлен заговор был Гастоном Орлеанским и графом Суассоном. Непосредственными исполнителями согласились стать граф де Монтерзор и его кузен де Сен-Ибар, которые привлекли трех своих приятелей.
После одного из заседаний Королевского Совета Гастон задерживает Ришелье разговором. Они выходят во двор, в углах которого ждут сигнала от Гастона заговорщики. По знаку принца они должны напасть на кардинала. Однако Гастон внезапно прерывает разговор и спешно удаляется, оставив Ришелье в недоумении. Без сигнала заговорщики не решаются действовать. После долгих поисков Гастон обнаруживается в спальне в состоянии нервного шока. Объяснить причины происшедшего принц не в состоянии. Акцию переносят, но ситуация повторяется. Через некоторое время Гастон уезжает из Амьена.

Наступивший 1637 год принес кардиналу новые волнения. В этом году он пережил очередной заговор. В центре его Анна Австрийская, которая вознамерилась вбить клин между кардиналом и королем. Ришелье стало известно о тайной переписке королевы со своими родственниками в Мадриде и Брюсселе, ещё осенью 1636 года. В самом факте переписки не было ничего особенного, если бы Франция не была в состоянии войны с Испанией и из писем не следовало бы, что королева хочет склонить короля к заключению невыгодного для Франции мира с Габсбургами, добившись устранения Ришелье.
Собрав достаточное количество улик, кардинал сообщил обо всем королю, который приказал канцлеру Сегье лично допросить королеву.
Первый допрос состоялся 14 августа 1637 года. После этого королева решает лично встретиться с Ришелье. Министр советует ей признаться во всем Людовику XIII. Кардиналу удалось убедить короля помириться с королевой. Однако добиться этого оказалось легче, чем заставить короля бывать в покоях Анны Австрийской.

У короля новое вильное увлечение. Пытаясь разлучить короля с некоей мадемуазель де Отфор, кардинал обратил его внимание на Луизу Анжелику, графиню де Лафайет, которая, казалось, не проявляла интереса к политике. Однако вскоре Ришелье почувствовал, что его влияние на короля ослабевает. Ревностная католичка Луиза де Лафайет не могла понять смысла войны с католическими державами. Кроме того, она, выросшая в провинции, видела нищету, в которую война ввергла народ, и высказывала неодобрение политикой Ришелье. Кардинал начал думать о том, каким образом оградить короля от влияния м-ль де Лафайет. Однако все решилось само собой. Король сделал девушке предложение поступить к нему на содержание. Она сразу же приняла решение уйти в монастырь. 19 мая 1637 года22-летняя графиня поступила в монастырь.

В конце года противники Ришелье активизировались. Им удалось провести на должность духовника короля своего человека – отца Коссена, который продолжил начатую м-ль де Лафайет работу по дискредитации политики кардинала. Король, казалось, со вниманием выслушивал рассуждения своего духовника, иногда соглашаясь с ним. 8 декабря 1637 года отец Косен, вызвал Людовика XIII на откровенный разговор. Он осудил короля за союз с еретиками, пренебрежение сыновним долгом, бедственное положение народа. Виновником всех бед был Ришелье. Людовик был очень подавлен.
Отец Коссен уже праздновал победу. Однако одного разговора Ришелье с королем хватило для того, чтобы король поменял своё мнение. Отец Косен был арестован и сослан в Ронн.

В 1640 году Ришелье пережил ещё один заговор. Организатором его стал граф Суассон, который втянул в него герцогов Гиза и Буильона. Одновременно, он установил связи с испанцами, австрийцами и герцогом Лотарингким и к весне 1641 года ему удалось сформировать армию.
9 июля 1641 года он легко разгромил армию маршала Шатильона, снятую с фронта и направленную ему навстречу, и двинулся на Париж. Но вскоре граф Суассон неожиданно погиб в результате несчастного случая. Молва немедленно приписала его смерть Ришелье. После смерти предводителя армия мятежников стремительно распалась.

Сен-Мар.

17-летний Анри маркиз де Сен-Мар был одним из агентов, которыми Ришелье окружал короля, которые доносили ему о настроениях Людовика XIII.
Однако, приблизившись к королю, Сен-Мар стал действовать против Ришелье. Дело осложнилось тем, что король очень увлекся Сен-Маром. К концу 1639 года Сен-Мар поставил короля в полную зависимость от себя. Он сумел добиться очень престижной должности – Главного шталмейстера. А затем собрался жениться на принцессе Марии-Луизе де Гонзаг и пытался заручиться содействием Ришелье для устройства этого брака. Но кардинал выступил против подобного мезальянса и сделал все возможное, чтобы расстроить этот брак и лишить Сен-Мара надежд на герцогство и пэрство.
Это подтолкнуло Сен-Мара к союзу с врагами кардинала. Честолюбивый Сен-Мар лелеет надежду занять место Ришелье. В начале 1640 года ему показалось, что король готов заменить своего первого министра.

Первым сообщником Сен-Мара стал его лучший друг19-летний Франсуа Огюст де Ту, советник парижского парламента. Он привлек к заговору маркиза де Фонтре. У маркиза были личные мотивы ненавидеть кардинала.
Активное участие в заговоре приняли, по своему обыкновению, Гастон Орлеанский, Анна Австрийская и герцог Буильонский. Каждый из них опирался на свою группу доверенных людей. В совокупности это был значительный круг заговорщиков.
Сен-Мар внушал королю, что единственная причина затянувшейся войны – это упрямство Ришелье. И что пора заключать мир с Габсбургами, которые пойдут на него охотнее, если будет устранен кардинал.

Настроение короля колебалось, как маятник. Он то начинал прислушиваться к Сен-Мару и , даже, по утверждению последнего, говорил, что желал бы , чтобы против кардинала образовалась партия, как, в свое время, против маршала д’Анкра. То говорил, что Ришелье самый значительный из всех министров, которых знала Франция. Однажды он сказал Сен-Мару, что если Ришелье решит выступить против г-на Главного, то он не сможет защитить своего любимца. Сен-Мар понял его слова по- своему: король был бы не против убийства Ришелье.

В декабре 1641 года заговорщики составили проект договора с Испанией, которая обещала оказать им военную помощь.

17 февраля 1642 года король прибыл в Лион. Король и кардинал подолгу сидят над картами и планами предстоящих военных действий.
Сен-Мар договорился с де Тревилем, капитаном королевских мушкетеров, что тот расставит верных людей в комнатах, прилегающих к кабинету. По знаку Сен-Мара эти люди должны ворваться в кабинет и убить Ришелье на глазах у короля.
Воспользовавшись моментом, Сен-Мар подходит к королю и вновь начинает разговор об устранении кардинала. Король ожидает Ришелье, и этот разговор нервирует его. Сен-Мар разгорячась говорит уже в полный голос и в этот момент появляется Ришелье, в сопровождении охраны. Сен-Мар цепенеет от страха. Несколько минут проходит в молчании, затем Сен-Мар удаляется. Позднее он расскажет сообщникам, ожидавшим сигнала совсем рядом, что был во власти какого-то наваждения.

Случай упущен и никогда больше не представиться ни Сен-Мару, ни кому-либо ещё. Ришелье суждено умереть своей смертью.

13 марта 1642 года в Мадриде маркиз де Фонтре подписал с Оливаресом договор, согласно которому новое правительство Франции во главе с Гастоном Орлеанским обязуется разорвать все отношения с протестантами и вернуть Испании все захваченные у нее территории. Ришелье знал о миссии маркиза, но приказал не мешать ему, надеясь получить доказательства заговора. Но на обратном пути маркизу удалось оторваться от агентов Ришелье и передать договор Гастону, который переправил его Анне австрийской. 18 марта Людовик XIII отбыл в армию, которая осаждала Перпиньян, а Ришелье был вынужден остаться в Нарбонне. У него температура, приступы лихорадки, а на руке образовался огромный нарыв. Кардинала больше всего изводила мысль о том, что король оказался полностью под влиянием Сен-Мара.
Сен-Мар, действительно, продолжал досаждать королю нападками на Ришелье. Но король плохо себя чувствовал, стал раздражителен и Сен-Мар добился лишь того, что вызвал неудовольствие короля.
Сен-Мар был несдержан, вел себя вызывающе, позволял себе делать непозволительные замечания всем вокруг, включая короля. Попытки короля дискредитировать кардинала лишь усилили неприязнь короля к фавориту.

Между тем ухудшение состояния здоровья заставило Ришелье перебраться в Тараскон. Состояние его здоровья было таково, что он диктует завещание.
Кардинал был возвращен к жизни стараниями Анны Австрийской. 7 июня 1642 года доверенный человек королевы доставил Ришелье текст тайного договора Гастона с Испанией. Причиной для подобного поступка стало решение короля избавиться от надоевшей супруги и заточить её в монастырь. Королева поспешила заручиться поддержкой кардинала. Ришелье приказал сделать несколько копий с договора и отправил к королю Шавиньи. Тот добился у короля аудиенции и рассказал ему все, что было известно о заговоре, подкрепив свой рассказ уликами.

Сен-Мар подслушивал под дверью и поспешил предупредить сообщников. Самым проворным оказался маркиз де Фонтре. Он сбежал в тот же день. Сен-Мара арестовали на следующий день. Следом был арестован герцог Буильонский, который, впрочем, откупился, отдав королю Седан.

21 июня 1642 года «Газет» поместила официальное сообщение о заговоре. Шавиньи пребывает в Мулен, чтобы предъявить обвинение в участии в заговоре Гастону. Тот, по обыкновению, сразу сдает всех сообщников.
Начинается следствие, в ходе которого Сен-Мар отрицает свое намерение убить Ришелье и утверждает, что не пошел бы на это без санкции Людовика XIII. Его показания приводят в замешательство короля и шокируют Ришелье.
Судебный процесс проходил в Лионе и был очень скоротечным. Самое тяжкое обвинение – сговор с врагами государства. Процесс завершился в тот же день вынесением смертного приговора, который был приведен в исполнении немедленно.

В основу своей политики Ришелье положил укрепление и централизацию государства, и ликвидацию аристократической оппозиции. Главный итог его деятельности в этом направлении состоит в утверждении абсолютизма во Франции. Ришелье сумел подорвать политическую мощь аристократии.

Тридцатилетняя война.

К концу 1620-х годов французское правительство имело возможность принимать более активное участие в международных делах, что побудило Ришелье к действиям. Ко времени прихода Ришелье к власти грандиозная (получившая название Тридцатилетней) война в Германии между католическими государями во главе с императором Священной Римской империи и союзом протестантских князей и городов была уже в полном разгаре. Дом Габсбургов, включая правящие фамилии в Испании и Австрии, больше столетия являлся главным врагом французской монархии, однако поначалу Ришелье удерживался от вмешательства в конфликт. Во-первых, союзниками Франции в таком случае должны были стать протестантские державы, поэтому кардинал и его главный советник монах ордена капуцинов отец Жозеф (прозванный, в отличие от своего шефа, l'minence grise, т.е. «Серый кардинал») понимали, что необходимо иметь ясное и законное обоснование для такого шага. Во-вторых, свободу действий вне страны долгое время сдерживала неспокойная обстановка внутри самой Франции. В-третьих, основная угроза интересам Франции исходила не со стороны австрийских Габсбургов, а от еще более могущественной испанской ветви, что побуждало французов сосредоточить внимание на Пиренеях и испанских владениях в Италии, а не на Германии.

Тем не менее Франция все же была вовлечена в войну. К концу 1620-х годов католики добились столь внушительных побед в пределах Империи, что, казалось, австрийские Габсбурги станут полными хозяевами Германии. Перед лицом угрозы господства Габсбургов в Европе Ришелье и отец Жозеф выдвинули довод, что для блага папского престола и духовного благополучия самой церкви Франция должна противостоять Испании и Австрии. Возможность принять участие в германских делах предоставилась сразу же после подавления знати и мятежных гугенотов внутри страны, поскольку на стороне лютеран собирался выступить король Швеции Густав II Адольф. Когда его армия высадилась в северной Германии (июль 1630), в Германию стали подтягиваться значительные испанские силы – чтобы оказать поддержку католикам.

Теперь Ришелье счел необходимым вмешаться, пока что косвенно. 23 января 1631 после длительных переговоров посланник Ришелье подписал с Густавом Адольфом договор в Бервальде. По этому соглашению, французский католический прелат обеспечивал шведского лютеранского короля-воителя финансовыми средствами для ведения войны против Габсбургов в размере одного миллиона ливров в год. Густав пообещал Франции, что не будет нападать на те государства католической лиги, в которых правят Габсбурги. Тем не менее весной 1632 он повернул свои войска на восток против именно такого государства – Баварии. Ришелье тщетно пытался удержать союзника. Только со смертью Густава Адольфа в битве при Люцене (16 ноября 1632) нелегкая для кардинала дилемма получила разрешение.

У Ришелье на первых порах теплилась надежда, что денежных субсидий союзникам будет достаточно для того, чтобы уберечь собственную страну от риска открытого столкновения. Но к концу 1634 оставшиеся в Германии шведские силы и их протестантские союзники были разгромлены испанскими войсками. Весной 1635 Франция формально вступила в войну – сначала против Испании, а затем, год спустя, против Священной Римской империи. Сначала французы потерпели ряд досадных поражений, однако к 1640, когда стало проявляться превосходство Франции, она начала одолевать своего главного врага – Испанию. Более того, французская дипломатия достигла успеха, вызвав антииспанское восстание в Каталонии и ее отпадение (с 1640 по 1659 Каталония находилась под властью Франции) и полномасштабную революцию в Португалии, которая покончила с правлением Габсбургов в 1640. Наконец, 19 мая 1643 при Рокруа в Арденнах армия принца де Конде добилась такой сокрушительной победы над знаменитой испанской пехотой, что это сражение принято считать концом испанского доминирования в Европе. Ришелье умер в Париже 5 декабря 1642, не дожив до триумфа в Рокруа и сломленный многочисленными болезнями.

Е.А. Городилина. ПОЛИТИЧЕСКОЕ ЗАВЕЩАНИЕ КАРДИНАЛА РИШЕЛЬЕ.
Журнал "Право и политика".
П.П. Черкасов. "Кардинал Ришелье"

Спасибо: 0 
ПрофильЦитата Ответить
администратор




Сообщение: 178
Зарегистрирован: 25.09.08
Откуда: РФ, Москва
Репутация: 0
ссылка на сообщение  Отправлено: 03.10.08 12:29. Заголовок: http://i071.radikal...




Спасибо: 0 
ПрофильЦитата Ответить
администратор




Сообщение: 180
Зарегистрирован: 25.09.08
Откуда: РФ, Москва
Репутация: 0
ссылка на сообщение  Отправлено: 03.10.08 12:30. Заголовок: http://s46.radikal.r..




Спасибо: 0 
ПрофильЦитата Ответить
администратор




Сообщение: 193
Зарегистрирован: 25.09.08
Откуда: РФ, Москва
Репутация: 2
ссылка на сообщение  Отправлено: 07.11.08 15:22. Заголовок: Ришельё, Арман Жан д..


Ришельё, Арман Жан дю Плесси

Арма́н Жан дю Плесси́, герцог де Ришельё (распространена также русская передача "Ришелье́ ", fr. Armand-Jean du Plessis, duc de Richelieu, 9 сентября 1585, Париж — 4 декабря 1642) — французский кардинал, аристократ и государственный деятель.

Биография

Родился в Париже, в приходе Сент-Эсташ, на улице Булуа или Булуар. Крещен только 5 мая 1586 года, по причине «тщедушного, болезненного» здоровья. Семья дю Плесси де Ришелье принадлежала к родовитому дворянству Пуату. Отец — Ришелье, Франсуа дю Плесси де — видный государственный деятель времен правления Генриха III. 31 декабря 1585 г. его отец становится рыцарем ордена Святого Духа. Во Франции насчитывалось всего 140 рыцарей этого ордена, представлявших 90 фамилий. Мать — Сюзанна де Ла Порт. Крестными отцами Ришелье были два маршала Франции — Арман де Гонто-Бирон и Жан д’Омон, давшие ему свои имена. Крёстная мать — его бабка Франсуаза де Ришельё, урожденная Рошешуар.

Окончил Наваррский колледж. Посвящён в сан епископа Люсонского (17 апреля 1607). Защитил диссертацию в Сорбонне на степень доктора богословия (29 октября 1607). |21 декабря 1608 г. вступает во владение Люсонским епископатом. Депутат Генеральных штатов 1614 от духовенства. Выступал за укрепление королевской власти. Замечен при дворе и в 1615, после женитьбы Людовика XIII на Анне Австрийской назначен духовником молодой королевы. После проведения успешных переговоров с мятежным принцем Конде вошёл в узкий круг личных советников королевы-регентши Марии Медичи. В ноябре 1616 назначен на пост государственного секретаря. 19 мая 1617 г. Ришельё становится главой совета королевы-матери. 7 апреля 1618 г. сослан в Авиньон. Глава французского правительства при Людовике XIII (с 1624 до конца жизни). 29 декабря 1629 г. кардинал, получив титул генерал-лейтенанта Его Величества, отправляется командовать войском в Италию, где подтвердит свои военные таланты и познакомится с Мазарини. 5 декабря 1642 г. король Людовик XIII назначает Джулио Мазарини главным министром. Об этом человеке, которого в интимном кругу называют «брат Палаш», сам Ришельё сказал так: "Я знаю лишь одного человека, способного стать моим преемником, хотя он иностранец."

Историк Франсуа Блюш констатирует:

Двумя самыми известными деяниями министра Ришильё являются взятие Ла-Рошели (1628) и «День одураченных» (1630).

Так, вслед за будущим академиком, острословом Гильомом Ботрю, графом де Серрана, стали называть понедельник 11 ноября 1630 года. В этот день Ришельё готовил свою отставку; королева-мать Мария Медичи и хранитель печати Луи де Марильяк уверены в своей победе, но вечером в Версале кардинал узнает от короля, что в опале оказывается происпанская «партия святош».
В основу своей политики Ришелье положил выполнение программы Генриха IV: укрепление государства, его централизация, обеспечение главенства светской власти над церковью и центра над провинциями, ликвидация аристократической оппозиции, противодействие испано-австрийской гегемонии в Европе. Главный итог государственной деятельности Ришелье состоит в утверждении абсолютизма во Франции.

Факты и память

* Кардинал своей жалованной грамотой от 29 января 1635 основал знаменитую Французскую Академию, существующую до сих пор и имеющую 40 членов — «бессмертных». Как указывалось в грамоте, Академия создана, «чтобы сделать французский язык не только элегантным, но и способным трактовать все искусства и науки».
* Кардинал Ришельё основал город имени самого себя. Ныне этот город так и называется — Ришельё (). Город располагается в регионе Сантр (Centre), в департаменте Андр и Люар (INDRE-ET-LOIRE).
* Во Франции существует тип линкоров Ришельё, названный в честь кардинала.
* В 1987 г. во Франции закончено строительство авианосца «Ришельё», который был переименован в Де Голля в 1988 г., спущен на воду в 2001 г.

Литература

* "Черкасов П. П. " Кардинал Ришелье. Портрет государственного деятеля. — М.: Олма-пресс, 2002. — ISBN 5224003766.
* "Черкасов П. П. " Кардинал Ришелье — М.: Междунар. отношения, 1990. — 384 с. — (ISBN 5-7133-0206-7.
* "Франсуа Блюш. " Ришелье. Серия "ЖЗЛ". — М.: Молодая гвардия, 2006. — ISBN 5-235-02904-6.
См. также в других словарях:

Ришельё Арман Жан дю Плесси — (1585-1642 гг.) - французский государственный деятель. Кардинал (с 1622 г.), герцог-пэр (с 1631 г.). С 1624 г. Ч первый… (Исторический словарь)
Ришельё Арман Жан дю Плесси — Ришельё (Richelieu) Арман Жан дю Плесси (Du Plessis)(5.9.1585, Париж, 4.12.1642, там же), французский государственный деятель, кардинал (с 1622). В 1642… (Большая советская энциклопедия)
РИШЕЛЬЕ Арман Эммануэль Плесси — РИШЕЛЬЕ Арман Эммануэль дю Плесси (на русской службе - Эммануил Осипович) (1766-1822) - герцог, эмигрировал в Россию во время Французской… (Большой Энциклопедический словарь)
РИШЕЛЬЕ (Richelieu) Арман Жан Плесси — РИШЕЛЬЕ (Richelieu) Арман Жан дю Плесси (1585-1642) - кардинал (с 1622), с 1624 глава королевского совета, фактический правитель Франции…
Ришельё Арман Эмманюэль дю Плесси — Ришельё (Richelieu) Арман Эмманюэль дю Плесси (du Plessis) (14.9.1766, Париж, 17.5.1822, там же), французский и русский государственный деятель, герцог… (Большая советская энциклопедия)
Ришелье, Арман Жан Дюплесси — (Richelieu) — герцог и кардинал (1585—1642), один из замечательнейших деятелей французской истории и первый государственный человек своей… (Энциклопедический словарь Ф.А. Брокгауза и И.А. Ефрона)
Ришелье Арман-Эммануэль Дюплесси — Ришелье (Арман-Эммануэль Дюплесси, герцог, у нас - "дюк"-de Richelieu, 1766 - 1822) - выдающийся государственный деятель. Принадлежа и по фамильным… (Биографический словарь)
Ришелье, Луи-Франсуа-Арман Дюплесси — (герцог de Richelieu, 1696—1788) — маршал Франции, двоюродный внук кардинала Р., чрезвычайно типичный представитель развращенной французской… (Энциклопедический словарь Ф.А. Брокгауза и И.А. Ефрона)
Ришелье, Арман Эммануэль Дюплесси — (герцог — у нас "дюк" — de Richelieu, 1766—1822) — выдающийся государственный деятель. Принадлежа и по фамильным традициям, и по связям к высшей…
Ришелье, герцог Арман Эммануэль Дюплесси — (у нас "дюк" de Richelieu, 1766—1822) — выдающийся государственный деятель. Принадлежа и по фамильным традициям, и по связям к высшей… (Большая биографическая энциклопедия)

http://dic.academic.ru/dic.nsf/ruwiki/46989

Спасибо: 0 
ПрофильЦитата Ответить
moderator




Сообщение: 120
Зарегистрирован: 20.10.08
Откуда: Россия, Санкт-Петербург
Репутация: 1
ссылка на сообщение  Отправлено: 10.11.08 18:53. Заголовок: Ещё одна статья про ..


Ещё одна статья про кардинала))



Арман Жан дю Плесси, будущий кардинал Ришелье, родился 9 сентября 1585 года, вероятнее всего, в Париже.
Он был младшим сыном Франсуа дю Плесси, сеньора поместья Ришелье, дворянина из Пуату.

Английский историк Хилэр Беллок в своей книге "Ришелье" писал, что "Ришелье происходил из семьи, гораздо более знатной, чем это принято считать… Дед будущего кардинала Луи дю Плесси женился на Франсуазе Рошешуар, род которой был одним из самых знатных и древних… Луи дю Плесси был потомком младшей ветви семьи, которой благодаря браку досталось поместье Ришелье, находящееся в анжуйской марке, в провинции Турень, на стыке с провинцией Пуату, так что дю Плесси считали себя уроженцами провинции Пуату".

Сюзанна де ла Порт, мать кардинала Ришелье, была дочерью Франсуа де ла Порта, преуспевающего деятеля французского парламента.Она вышла замуж за Франсуа дю Плесси де Ришелье в 1569 году, принеся ему значительное приданое. Родила пятерых детей: трех сыновей - Генриха, Альфонса и Армана Жана, и двух дочерей - Франсуазу и Николь. Когда Франсуа дю Плесси умер, Анри было 10 лет, Альфонсу - 7, Арману - 5, Франсуазе - 12, Николь - 4 года. Овдовев, Сюзанна испытывала серьезные финансовые затруднения. Франсуа дю Плесси оставил дела в беспорядке. Его вдова и, позднее, дети решили, что в их интересах отказаться от наследства. Поместье было разорено, а кредиторам оставалось лишь возместить ссуды его продажей.

После смерти мужа Сюзанна жила в родовом поместье Ришелье, в Пуату; именно там ее третий сын, Арман Жан, провел свое детство. В 1594 году его дядя Амадор де ля Порт взял его в Париж, который недавно покорился Генриху IV. Арман поступил в знаменитый Коллеж де Наварр, где изучал грамматику, искусство и философию.

Когда Арман завершил изучение грамматики и искусства, мать собрала семейный совет, на котором решили, что он станет солдатом. Арман Жан поступил в Академию Антуана де Плювинеля, высшую школу для дворян. Там уделяли внимание не только физическим упражнениям, фехтованию и верховой езде, но и хорошим манерам, живости ума и тела, элегантности и благородному поведению, изысканным манерам и тому, как выбрать одежду.

Армана всегда тянуло к военному искусству, но неожиданный поворот в судьбе семьи Ришелье изменил его предназначение. Причина заключалась в ответственности за управление епископальными землями Люсон. В 1602 году Альфонс, старший брат Армана Жана, отказавшись стать епископом Люсонским, принял монашеский постриг в картезианской обители под именем "отца Ансельма". Епископство, приносившее, небольшой, но стабильный доход, грозило выскользнуть из рук семьи Ришелье. Сюзанна де Ришелье умоляла 17-летнего Армана Жана спасти семью от разорения. Хладнокровно взвесив все "за" и "против", Арман Жан согласился избрать духовную стезю и стать епископом Люсонским.

Поворот в карьере Армана Жана вызвал необходимость изменить направление в образовании. Он оставил Академию Плювинеля и вернулся в Коллеж де Наварр, чтобы изучать философию, и сразу ринулся в дискуссии с таким пылом и усердием, что отдавал им ежедневно по 8 часов в течение 4 лет. Этот период интенсивной учебы, по всей вероятности, основательно подорвал его здоровье. В 1604 г. Арман Жан принял участие в публичной дискуссии в Коллеже. К этому времени он был формально назначен епископом Люсонским, но поскольку еще не достиг канонического возраста, то требовалось особое разрешение папы для посвящения в сан. Такие разрешения не были в обычае, и Генрих IV специально просил кардинала дю Перрона получить его. В январе 1607 года Ришелье приехал в Рим и был представлен папе французским послом. Он явно поразил всех, кто его видел, включая папу, своим красноречием и необычайной памятью. Утверждается также, что Арман бегло говорил на итальянском и испанском языках. Получив особое разрешение, он был посвящен в сан в Риме 17 апреля 1607 года.

Вскоре новый епископ вернулся в Париж и с головой ушел в учебу. 29 октября он стал бакалавром теологии, через несколько дней был принят в члены Сорбонны. Теперь он готов делать карьеру при дворе, но в январе 1608 года тяжело заболел: несколько недель страдал от приступов лихорадки и тяжелейших мигреней. В 1608 году он достаточно выздоровел, чтобы получить приглашение стать причетником при дворе, но это не оправдало его надежды на более весомое признание и он вернулся в Люсон.

Согласно П.П. Черкасову "Кардинал Ришелье", прибыв в Люсон 20 декабря 1608 года, молодой епископ обратился к горожанам с проповедью, в которой особо подчеркнул: "Я желаю, чтобы мы, независимо от религиозных различий, были едины в нашей любви к королю".

Черкасов упоминает также о тех житейских трудностях, с коими пришлось столкнуться Ришелье в Люсоне, и цитирует письмо Армана Жана к мадам де Бурже: "Я крайне плохо разместился, - сообщает он ей в конце апреля 1609 года, - так как во всем доме нет ни одной исправной печи, чтобы можно было развести огонь. Из этого вы можете судить, сколь опасна для меня суровая зима. Но выхода нет, приходится терпеть. Я могу вас уверить, что у меня самое скверное епископство во всей Франции, самое грязное и самое неприятное. Думайте сами, каков епископ. Здесь нет никакой возможности совершать прогулки, нет ни парка, ни аллеи, ни чего-нибудь в этом роде, так что мой дом превращается для меня в тюрьму".

Ришелье приложил громадные усилия для возрождения религиозных обрядов в своем диоцезе. Он написал небольшую книгу "Воспитание христианина", целью которой было изложить христианские истины в доступной форме. Не будучи в большой степени затронутой аскетическими взглядами Контрреформации, его вера была тем не менее искренней.

Спасибо: 0 
ПрофильЦитата Ответить
moderator




Сообщение: 121
Зарегистрирован: 20.10.08
Откуда: Россия, Санкт-Петербург
Репутация: 1
ссылка на сообщение  Отправлено: 10.11.08 18:54. Заголовок: http://s53.radikal.r..



Впоследствии Ришелье стал образцовым епископом, но, управляя бедным диоцезом, не мог удовлетворить свои амбиции.

Хилэр Беллок в книге "Ришелье" приводит данные о памятной записке, датируемой 1610 годом, "в которой молодой епископ рассматривает, как ему вести себя при дворе. Прежде всего, он не должен искать знаков внимания и расположения к себе со стороны знати. Отказываться от приглашений - если они будут - на званые ужины, потому что это пустая трата времени. В том случае, если он примет участие в общем разговоре, стараться заинтересовать своих слушателей, никогда не прибегая ни к сплетням, ни к злословию по адресу тех, кто здесь не присутствует. Быть всегда опрятным, потому что "чистоплотность приближает к Богу".

В этой записке Ришелье также формулирует для себя следующие правила:

"Ничего не оставлять на волю случая, все подвергая расчету".

"Никогда не упускать предоставившуюся возможность".

"Отвечая на поставленный вопрос, стараться не прибегать ко лжи, но и не высказывать опасную правду. В любом случае отвести свои войска в полном порядке, не понеся никаких потерь".


В конце 1613 года Ришелье снова приехал в Париж и свел знакомство с фаворитом Марии Медичи, итальянцем Кончино Кончини, который только что стал маршалом Франции. Ришелье тщательно скрывал презрение, испытываемое к этому выскочке. Он был избран в представители духовенства при созыве Генеральных штатов, собранных после волнений в стране.

"Когда Ришелье был избран депутатом от духовенства на собранные по указу короля Генеральные штаты (1614), он произнес на собрании депутатов речь, в которой были такие слова: "Что касается протестантов, то мы не должны применять к ним силу оружия, чтобы обратить их. Если они живут мирно и исполняют законы короля, то мы будем молиться за них и показывать им пример добродетельной жизни, только таким путем мы можем обратить их". Ни в одной проповеди или речи, произнесенной им, мы не найдем слов осуждения гугенотов; в них каждое слово призывает делать добро даже по отношению к еретикам" (Хилэр Беллок Ришелье. М., 2002, стр. 158; прежде издано: Филадельфия и Лондон, 1929).

Вскоре Ришелье назначен сначала духовником Анны Австрийской, а потом в конце 1616 года государственным секретарем по иностранным и военным делам. Благодаря успешным действиям Армана Жана во время пребывания в этой должности к середине апреля 1617 года королевские армии подавили вооруженный мятеж принца Конде, герцога Неверского и герцога де Буйона.

24 апреля 1617 года Кончини был убит, а молодой король взял власть в свои руки. Ему 15 лет, он наконец отстранил мать от управления страной. Главенствующее положение при дворе занял Альбер де Люинь, друг и любимец юного короля. Ришелье смещен, сопровождает королеву-мать в изгнание в Блуа, вскоре после этого вынужден отправиться в Люсонскую епархию.

В начале 1618 года Арман Жан публикует в Париже свое богословское сочинение, имевшее огромный успех среди теологов. Шум, произведенный книгой опального епископа, лишь усилил недоверие к нему Люиня. В апреле 1618 года Ришелье сослан в Авиньон, туда же изгнаны его старший брат Анри, маркиз де Ришелье, и шурин дю Пон де Курле. В октябре 1618 года умерла при родах жена маркиза де Ришелье, разлученная с мужем. Маркиз обратился с просьбой разрешить ему наведаться домой, чтобы забрать новорожденного сына. Пока в Париже рассматривали просьбу, младенец умер, пережив свою мать на месяц с небольшим.

После бегства Марии Медичи из замка в Блуа Ришелье вызвался исполнять посредническую миссию и добился заключения мира.

Как сказано у Черкасова в "Кардинал Ришелье":

"Сделав последний шаг к примирению, Людовик XIII направил к матери двух своих представителей - де Бетюна, брата Сюлли, и де Берюля. Чуть позже к ним присоединился кардинал де Ларошфуко.

Ришелье употребил все свое влияние на королеву-мать, чтобы склонить ее к окончательному примирению с сыном при условии предоставления соответствующих гарантий уважения ее королевского достоинства. В конце концов ему удалось убедить Марию Медичи. Оставалось решить ряд вопросов, в том числе и вопрос о возвращении королевы в Париж.

К 11 июня 1619 г. участники переговоров достигли соглашения. Мария Медичи получила в управление провинцию Анжу с замками по берегам Луары; герцог д'Эпернон, объявленный ранее изменником, был подтвержден во всех своих титулах и званиях. Не забыли и активного участника переговоров епископа Люсонского: он мог выбирать между главенством в Совете королевы-матери и возвращением в свою епархию. Брат епископа маркиз де Ришелье был назначен военным губернатором Анжера, где должен был временно разместиться двор королевы-матери.

Ришелье мог быть удовлетворен: о нем не только вспомнили, о нем вновь заговорили - он сумел отличиться на важных переговорах. Иностранные послы поспешили сообщить в свои столицы о новом возвышении епископа Люсонского.

И вдруг неожиданный удар. 8 июля 1619 г. на дуэли с де Темином, капитаном гвардейцев королевы, убит маркиз де Ришелье. Он был сражен ударом шпаги в самое сердце, успев лишь воскликнуть: "Господи, прости меня!" Со смертью бездетного маркиза угасла и надежда на прямое продолжение рода.

Ришелье тяжело перенес утрату. "Никогда не испытывал я большей скорби, чем при известии о смерти моего любимого брата", - писал он в дневнике. В письме к отцу Коттону он доверительно сообщал: "Скорбь владеет мною до такой степени, что я не могу ни разговаривать, ни переписываться с моими друзьями".

Маркиз де Ришелье не оставил брату ничего, кроме долгов. На ставший вакантным пост военного губернатора Анжера Ришелье сумел провести другого своего родственника - дядюшку де Ла Порта, командора Мальтийского ордена. Епископу удалось назначить своих людей во все крепости и замки, отошедшие к Марии Медичи.

Казалось бы, Ришелье мог быть доволен той ролью, которую сыграл в примирении королевы-матери и Людовика XIII. Он был отмечен всеобщим вниманием. Однако не сбылась самая заветная мечта, которую он давно лелеял, - кардинальство. На переговорах с сыном как одно из условий примирения Мария Медичи ставила вопрос о кардинальском сане для своего любимца. Представителям короля, действовавшим по строгим указаниям де Люиня, удалось отделаться уклончивыми обещаниями.

5 сентября 1619 г. в замке Кузьер, близ Тура, состоялась встреча Людовика XIII и Марии Медичи. Сын и мать обнимаются, королева вытирает скупые слезы. В тот же день они вместе едут в Тур. Обеды, пиры, охота - одни развлечения сменяют другие. Епископ Люсонский среди почетных гостей. Сам де Люинь выказывает ему расположение, истинную цену которого Ришелье прекрасно знает. "Свет не видал большего обманщика, чем месье де Люинь, - вспоминал Ришелье. - Он давал обещания, не только зная, что не будет их выполнять, но и заранее зная, чем это оправдает".

На следующий день после "исторической встречи" де Люинь публично объявил, что король намерен просить римского папу о возведении в кардинальский сан архиепископа Тулузского, сына герцога д'Эпернона. Самолюбию Ришелье нанесен второй удар: именно ему поручили составить текст королевского обращения к папе римскому.

Спасибо: 0 
ПрофильЦитата Ответить
moderator




Сообщение: 122
Зарегистрирован: 20.10.08
Откуда: Россия, Санкт-Петербург
Репутация: 1
ссылка на сообщение  Отправлено: 10.11.08 18:54. Заголовок: 16 октября 1619 г. М..


16 октября 1619 г. Мария Медичи в сопровождении 10-тысячного эскорта, руководимого де Ла Портом, торжественно въехала в Анжер. Ей был отведен один из самых красивых дворцов в городе. Между тем новости, поступавшие из Парижа, не радовали анжерский двор. Освобождение Конде, усиление позиций де Люиня, отклонение кандидатов королевы на награждение орденом св. Духа... Особое недовольство Марии Медичи вызвало известие о том, что к ее младшему сыну Гастону был приставлен новый воспитатель д'Орнано, человек де Люиня.

"Весной 1620 года Франция жила предчувствием новых столкновений… В окружении королевы-матери все чаще звучат призывы взяться за оружие.

Ришелье определил свою позицию следующим образом: "Вооружить королеву и ее друзей, продемонстрировав тем самым их силу; поразить врагов страхом…". Это было рождением нового принципа "демонстрации силы" или политики "с позиции силы", которые впоследствии будут охотно использовать многие государства и правительства. Прежде считалось, что армия и флот приводятся в боевую готовность исключительно для ведения боевых действий. Ришелье пришел к выводу, что в определенных ситуациях можно достичь желанной цели, не прибегая к оружию; достаточно показать возможному противнику свою мощь и решимость сражаться. "Продемонстрировать свою силу, чтобы не быть вынужденным прибегнуть к ней", - такова была идея, впервые выдвинутая Ришелье" (Черкасов П.П.). В тот момент королева-мать не поддержала позицию Ришелье.

Людовик относился к Арману Жану предубежденно из-за связи епископа с Кончини и Марией Медичи. После смерти Люиня король стал благосклоннее к нему. И 5 сентября 1622 года Ришелье возведен в сан кардинала. Собираясь сделать карьеру, он сложил с себя обязанности епископа Люсонского 19 мая 1623 года и оставил себе лишь пансион в 5 000 ливров из доходов диоцеза, отказался от обязанностей главного духовника Марии Медичи.

29 апреля 1624 года Ришелье благодаря соглашению ла Вьевиля с Марией Медичи введен в королевский совет. Людовик XIII все чаще стал прибегать к советам Ришелье.

Наделав ошибок, Вьевиль был арестован 12 августа 1624 года. 13 августа 1624 года в 38 лет Ришелье назначен премьер-министром. На этом посту он бессменно пробудет 18 лет, 3 месяца и 20 дней - вплоть до самой своей смерти.

С течением лет, казалось, возникли истинные узы дружбы между королем и его премьер-министром. Слабое здоровье обоих, видимо, углубляло их взаимопонимание и взаимозависимость. В 1630 году король чуть не умер от абсцесса, и Ришелье испугался за себя. Как он писал своему другу Шомберу, если бы король умер, его собственная жизнь и работа были бы уничтожены ненавистью врагов. Людовик хорошо понимал это. "Вы все отдаете моей службе, - писал он, - и многие вельможи недовольны вами из-за меня, но все знают, что я вас никогда не предам".

Брат Ришелье стал кардиналом, одна из племянниц - герцогиней, а кузен - маршалом Франции. Бесчисленное количество должностей было роздано дальним родственникам. Дав членам своей семьи власть и влияние, кардинал, естественно, обеспечил собственную безопасность.

Основа власти Ришелье
Укрепляя свое положение, Ришелье получил ряд губернаторских должностей для себя и своих родственников.

П.П.Черкасов придерживается мнения, что "клиентельная система при Ришелье переживала пору расцвета. В обстановке всеобщего недоброжелательства к себе, порождавшего частые заговоры, Ришелье вынужден был прибегнуть к помощи многочисленных родственников и проверенных помощников, предоставляя им важные посты в центральной и провинциальной администрации. Именно они - эти доверенные лица - претворяли в жизнь политику главного государственного министра. Разумеется, число их было ограниченно, а отсюда и недостаточная эффективность административно-реформаторской деятельности Ришелье".

Как премьер-министр, Ришелье получал жалованье 40 000 ливров, но его неофициальный доход был гораздо больше. Частично он получал его от своих губернаторских должностей. Жалованье губернатора составляло 6 000 ливров, но остальные доходы он скрывал. Представительные штаты, города и корпорации обычно покупали расположение губернатора, преподнося ему значительные дары деньгами и натурой. Он мог также иметь долю в сумме налогов или незаконно повышать их по своему усмотрению. Ни один губернатор не оставил бухгалтерских книг, но известно что Ришелье получал пансион в 720 000 ливров от Бретани. В начале 1626 года Ришелье был назначен начальником и главным сюринтендантом навигации и торговли, а в январе 1627 года была упразднена должность Адмирала Франции, которую занимал Монморанси. Кардинал попросил не выдавать жалованья по своей новой должности. Это должно было сэкономить короне 35 000 ливров в год, но Ришелье получил от должности прибыль, которая и не снилась его предшественнику. Людовик XIII даровал ему право на долю в суммах, получаемых при кораблекрушениях, конфискации судов и от морской торговли. Ему также было разрешено получать суммы от разрешений, выдаваемых французским судам перед отплытием. В декабре 1628 года ему были пожизненно переданы сборы за стоянку судов, взимаемые во французских портах. И наконец в феврале 1631 года ему поручили назначать всех морских чиновников, а в действительности класть в карман доход от продажи этих должностей.

Ришелье вкладывал деньги в покупку земли. В 1621 году Ришелье смог купить родовое поместье Ришелье, которое приобщил к землям, унаследованным от своего брата Анри. Он стал одним из крупнейших землевладельцев в Анже-Пуату. 5 августа 1631 года Людовик XIII даровал ему статус герцогства-пэрства во владении сеньора Ришелье, сделав его "кардиналом-герцогом". Одновременно с этим он получил право вершить герцогский суд.

Всего кардинал истратил на приобретение земель в Анжу-Пуату 1 294 000 ливров. Повсюду во Франции кардинал приобретал земли для дальнейшей перепродажи или обмена. Некоторые из них были в пределах Парижа, где он провел немало времени, отыскивая уютное сельское местечко, пока не обосновался в Рюэле. Когда Ришелье умер, его земли стоили около 5 миллионов ливров. "Никто другой, - писал Берджин, - даже Мазарини, за всю историю королевства, не смог сосредоточить в своих руках такие огромные земельные угодья". Состояние Ришелье включало также церковные бенефиции. Он был "одним из самых обеспеченных бенефициями священнослужителей за всю историю Франции".

Не подлежало сомнению, что ему нужно было сконцентрировать свои должности и земли в Западной Франции. Постепенно он становился владельцем Атлантического побережья Франции и многих земель в глубине материка.

В январе 1627 года упразднили должности Коннетабля и Адмирала Франции. Усиление контроля над военными и морскими расходами со стороны министра финансов было невозможно при наличии этих двух должностей. Ришелье, стремясь превратить Францию в мощную морскую державу, сам себя назначил Начальником и Генеральным сюринтендантом навигации и торговли.



Спасибо: 0 
ПрофильЦитата Ответить
moderator




Сообщение: 123
Зарегистрирован: 20.10.08
Откуда: Россия, Санкт-Петербург
Репутация: 1
ссылка на сообщение  Отправлено: 10.11.08 18:56. Заголовок: Вальтелина (1624-162..


Вальтелина (1624-1626)

К моменту прихода Ришелье к власти самой неотложной, по всеобщему убеждению, была проблема Вальтелины, где с новой силой вспыхнуло давнее соперничество империи и Граубюндена, протестантского кантона на юго-востоке Швейцарии. Со времен Франциска I и Генриха IV Франция традиционно поддерживала Граубюнден, который предоставлял французской армии право свободного прохода через Альпы. Однако, начиная с регентства Марии Медичи и вплоть до падения Вьевиля, Франция по сути дела бросила Граубюнден, как и других своих союзников в Северной Италии, оставив их без поддержки перед мощными противниками - испанскими и австрийскими Габсбургами.

Вальтелина не принадлежала ни Испании, ни Австрии. Она входила в состав швейцарского кантона Граубюнден, лишь формально подчинявшегося императору. Если бы Испания получила право прохода через Вальтелину, испанские войска могли бы помочь императору Фердинанду в борьбе с германскими протестантскими князьями.

Через сто лет после выступления Лютера французская корона стояла перед альтернативой: либо присоединиться к силам Контрреформации, поддержав австрийских и испанских Габсбургов, а затем оказаться в полной зависимости от них, либо проводить независимую политику, поднимая престиж французской короны и нации.

В 1622 году Граубюндену удалось немного потеснить Испанию из Вальтелины. Ришелье направил в Швейцарию Аннибала д'Эстре, маркиза де Кёвра. Дипломатическая миссия Кёвра увенчалась успехом, 25 ноября 1624 года маркиз подписал договор с Граубюнденом, а уже на следующий день швейцарцы атаковали позиции императорских и папских войск в Вальтелине. Дипломат де Кёвр неожиданно преобразился в генерала и во главе 4-тысячного корпуса наемников развернул наступление, взаимодействуя с отрядами повстанцев. К концу февраля 1625 года французско-швейцарские войска очистили от неприятеля Вальтелину (По Черкасову П.П., стр. 157-158).

Разрешение вальтелинского кризиса заняло более года. В течение этого года Ришелье доказал, что он искусный дипломат. Сразу же после того, как войска Кёвра вступили в Вальтелину, министр-кардинал отправил папе Урбану VIII письмо, в котором объяснял, что целью вторжения была защита мирных жителей, страдавших от бесчинств оккупантов, и помощь союзникам. Он заверял испанцев, что в его планы не входило завоевание Вальтелины, что в разрушении испанских фортов виноваты военные, что он готов на любые уступки и компенсацию, кроме… права прохода испанских войск через долину.

5 марта 1626 года между Испанией и Францией был заключен Монзонский договор. По этому договору Вальтелина оставалась под властью Граубюндена, но на ее территории не должны были находиться ни испанские, ни французские войска. Кстати, Ришелье не очень торопился с выводом своих войск. Также было обещано, что католицизм, под предлогом защиты которого Испания неоднократно вторгалась в Вальтелину, будет провозглашен единственной государственной религией в Вальтелине. Граубюнден признавался сюзереном Вальтелины.

Некоторые исследователи выражали недовольство договором, заключенным в Монзоне (Испания). Если иметь в виду последующее развитие событий в самой Франции, то более верной представляется точка зрения тех, кто считает Монзонский договор успехом дипломатии Ришелье.

"Достигнут очень важный результат, - полагает современный французский историк Мишель Кармона. - Австрийский дом не был откровенно унижен исходом этого дела, но престиж Франции значительно возрос. Во внутреннем плане счастливый исход вальтелинского кризиса способствовал укреплению королевской власти".

Ла-Рошель (1627-1628)

В целях предотвращения союза Англии с Испанией 11 мая 1625 года был заключен брак между Карлом, принцем Уэльским, и сестрой Людовика XIII Генриеттой Марией. Но это не помешало англичанам выступить вскоре против Франции.

Летом 1627 года английский флот под командованием герцога Бэкингема появился рядом с Ла-Рошелью, чтобы вызвать новый мятеж гугенотов. Англичане высадились на остров Ре, что рядом с Ла-Рошелью, и осадили тамошние французские форты. Начинавшаяся военная кампания грозила неминуемым поражением Франции, тем более, что в тот момент казна в очередной раз оказалась пустой. Ришелье выделил из собственных средств 1,5 миллиона ливров на нужды армии и получил от кредиторов 4 миллиона ливров. Кардинал на деле доказывает, что интересы государства ставит превыше интересов личных; вернее сказать, он не разделяет для себя те и другие. Ришелье понимал: главное в данной ситуации спасти маршала Туара, обороняющего форты на Ре и не допустить установления английского контроля над островом, закрывающим подход к Ла-Рошели с моря.

В сентябре 1627 года гугеноты Ла-Рошели, вдохновленные присутствием англичан, начинают боевые действия против королевской армии.

В крепости Сен-Мартен на острове Ре, где заперся маршал Туара со своими солдатами, подходило к концу продовольствие. Своего флота у Франции в тот момент еще не было, всеми правдами и неправдами Ришелье удалось нанять лишь 20 баркасов, именно на них и были доставлены припасы в осажденную крепость.

Герцог Бэкингем так и не смог взять форты Сен-Мартен и Ла-Пре на острове Ре, потом французы тоже высадили на острове десант. Понеся огромные потери, герцогу пришлось вернуться в Англию. Он был намерен отправиться на помощь Ла-Рошели с новым флотом, тем более, что Карл I тоже жаждал взять реванш, но обстоятельства сложились иначе. 23 августа 1628 года Джордж Вилльерс, герцог Бэкингем, был убит.

Благодаря морским приливам и мелям, а также особенностям расположения островов Ре и Олерон гавань Ла-Рошели имеет очень сложный фарватер. Так что лишь местные лоцманы могли легко провести корабль в гавань. Кроме того, обилие мелей не позволяет пройти в гавань большим кораблям. Для этого им нужно ждать большой воды, что бывает только два раза в сутки. Одним словом, корабли чужестранцев без местного лоцмана сильно рисковали быть отнесенными в открытое море, сесть на мель или разбиться о скалы. Чтобы совершенно перекрыть доступ в гавань Ла-Рошели, Ришелье распорядился построить дамбу. Так что к апрелю 1628 года город оказался в кольце блокады. Со стороны суши на него были нацелены орудия 11 фортов и 18 редутов. Ришелье приказал выгравировать на орудиях многозначительный, ставший знаменитым девиз: "Ultima ratio regis" (лат. - "Последний довод короля").

Неоднократные попытки англичан прорваться через дамбу не увенчались успехом. 28 октября 1628 года после 13 месяцев Ла-Рошель капитулировала. Перед началом осады в городе было 28 000 человек, теперь в живых осталось около 6 000 человек, да и те едва передвигали ноги от голода. Впрочем, основной причиной бедственного положения горожан была непреклонность гугенотских вождей и мятежный дух муниципалитета. Король милостиво даровал Ла-Рошели прощение и свободу вероисповедания протестантизма.

К полному изумлению победителей, оказалось, что городские стены защищали всего полторы тысячи человек - все, кто был способен держать оружие в руках. Ришелье писал в "Мемуарах": "Город заполнен трупами - они лежат на площадях, на улицах, в общественных местах и в домах. Оставшиеся в живых до такой степени слабы, что не в состоянии хоронить умерших… Покойники настолько иссушены голодом, что их трупы даже не разлагались, а ссыхались, и только по этой причине в городе не вспыхнула эпидемия".

"Сдача Ла-Рошели не сопровождалась ни грабежами, ни насилием. Это в значительной степени было результатом усилий Ришелье и святой братии отца Жозефа, неустанно призывавших к прощению раскаявшихся в своем неповиновении грешников. Впрочем, ужасающая картина поверженной Ла-Рошели сама по себе способна была остановить мародеров. Король во всеуслышание подтвердил, что протестанты Ла-Рошели могут свободно исповедовать свою религию, и объявил о прощении всех заблудших и презревших свой долг. По совету Ришелье Людовик XIII приказал доставить хлеб для населения города. Милосердие, по убеждению кардинала, - не менее действенный инструмент власти, чем устрашение. Никто из защитников города не был предан суду или наказан. Только Жана Гитона (мэр) и 5 наиболее непримиримых членов муниципалитета выслали за пределы города" (П.П. Черкасов, стр. 187-188). Впоследствии Гитону разрешили изредка навещать родной город.

Теперь можно было помочь принцу Конде в подавлении мятежа в Лангедоке. После ряда поражений гугеноты запросили мира. 28 июня 1629 года был подписан "эдикт Але". "Прежде с гугенотами заключали договор, теперь король дарует им свою милость", - заявил Ришелье после подписания королем "эдикта Але".

20 августа 1629 года, захватив последние гугенотские крепости, Ришелье торжественно въехал в Монтобан - последнюю цитадель протестантизма. Его встречают возгласами: "Да здравствует король! Да здравствует великий кардинал!".

"В победной реляции, отправленной королю после взятия Монтобана, Ришелье подчеркивал: "Теперь с полным убеждением можно сказать, что источники ереси и бунта иссякли… Все склоняются перед вашим именем". Кардинал проявил политическое благоразумие, широту мышления и терпимость, убедив Людовика XIII отказаться от намерения подвергнуть гугенотов дальнейшим преследованиям. Ришелье лучше многих понимал, что унижение и гонения способны лишь посеять семена будущих мятежей. Смотря далеко вперед, он решительно отказался от заманчивой идеи создания во Франции религиозно однородного общества, сочтя ее совершенно утопичной. Соглашения, подписанные в Але, оставили гугенотам право на свободу вероисповедания, но лишили их возможности оказывать политическое и военное сопротивление центральной власти. Всем офицерам-гугенотам, пожелавшим перейти на королевскую службу, такая возможность была предоставлена, при этом их не побуждали насильно менять свою веру. Практически все они так и поступили. Их примеру последовал вскоре и сам Роан (вождь мятежа)" (П.П. Черкасов, стр. 190).

"С тех пор, - говорил Ришелье после победы над гугенотами, - религиозные различия никогда не мешали мне оказывать всевозможные добрые услуги гугенотам, я различал французов только по степени их верности". Справедливость этих слов доказана всей последующей деятельностью кардинала на государственном поприще.

19 апреля 1629 года был подписан договор между Францией, Савойей и Венецией, подтверждавший права герцога де Невера на Мантую, включая Монферрат. Одновременно стороны договора обязывались вступить в оборонительный союз против Испании. Летом 1629 года Испания вторглась в Мантую и Монферрат. Осенью 1629 года была сформирована 15-тысячная армия, командовать которой назначили маршала де Лафорса. Общее руководство итальянским походом взял на себя кардинал Ришелье.

29 декабря 1629 года Арман Жан покидает Париж верхом, в боевых доспехах под сутаной, в шляпе с перьями, со шпагой на боку и пистолетами на седельной луке. Парижане, как и многие другие французы, уже привыкли к столь необычному для его сана одеянию.

29 марта 1630 года французская армия овладевает крепостью Пиньероль, имеющей важное стратегическое значение: оттуда открывались пути на Милан, Геную и Швейцарию. В ходе войны успехи сменяются поражениями. Но в итоге были подписаны "соглашение Шераско" (6 апреля 1631 г.) и секретные Туринские соглашения (июль 1632 г.), которые принесли Франции очевидный внешнеполитический успех: за герцогом де Невером признавались права на Мантую и Монферрат, а Франция оставляла за собой Пиньероль и долину Перузы. Таким образом, задачи, поставленные Ришелье в Северной Италии, были решены. Франция восстановила и даже закрепила свое политическое, а отчасти и военное "присутствие" в этом районе.

Спасибо: 0 
ПрофильЦитата Ответить
moderator




Сообщение: 124
Зарегистрирован: 20.10.08
Откуда: Россия, Санкт-Петербург
Репутация: 1
ссылка на сообщение  Отправлено: 10.11.08 18:58. Заголовок: Благодаря морским пр..


"День одураченных" (10-11 ноября 1630)

С апреля 1624 по ноябрь 1630 года во главе управления Францией находился триумвират, состоявший из короля, его матери и кардинала Ришелье. Но в ноябре 1630 года Людовик XIII помимо своей воли должен был расстаться с одним из них. Он сделал выбор - и это происшествие стало известно, как "День одураченных". Современники отмечали, что после осады Ла-Рошели кардинал стал куда менее предупредительным по отношению к королеве-матери и не очень-то склонен спрашивать у нее совета. Одним из самых конфликтных стал вопрос о необходимости проведения лояльной или независимой политики в отношении Испании (захват и удержание Пиньероля). Об этом времени Людовик тяжело заболел лихорадкой и чудом выздоровел. Во время болезни мать добилась у него обещания отправить кардинала в отставку. К 9 ноября король, королева-мать и кардинал уже находились в Париже в своих резиденциях. Мария Медичи потребовала отставки Ришелье. Король, рассчитывая, что они помирятся, предложил тому испросить у нее аудиенцию на следующий день прежде визита в Версаль. 10 ноября Ришелье явился к ней, но его даже не пустили на порог. Прекрасно зная расположение дворца, он пробрался в ее покои тайком и предстал перед Марией и Людовиком.

- Ваши Величества ведут речь обо мне? - спросил он.

- Да, - высокомерно ответила королева-мать.

Затем кипя злобой она объяснила, что теперь уже не может скрывать своей ненависти к кардиналу и сносить оскорбления с его стороны. Она приказала ему уйти, сказав напоследок, что отныне не желает его видеть и слышать о нем. В ответ Ришелье посетовал на свою несчастную судьбу. Для него, сказал он, нет худшей немилости, нежели утрата расположения ее величества. Он умолял короля принять его отставку, ибо стал ненавистен его матери и теперь ему не на что рассчитывать. Согласно некоторым свидетельствам Мария заявила, что либо она, либо кардинал покинут двор, в то время как Людовик сказал Ришелье, что рассчитывает и впредь на его службу и никогда не отправит его в изгнание. Обличительная речь Марии, однако, произвела на кардинала эффект разорвавшейся бомбы. Разрыдавшись, он упал на колени и прежде чем выйти из комнаты, поцеловал край платья королевы-матери. Лишь только весть о его отставке распространилась, как вокруг Марии собралась ликующая толпа.

Утром 11 ноября король вызвал Ришелье к себе в Версаль. Это было несколько необычно, ибо Версаль по тем временам был всего лишь скромным деревенским домом, где король подчас искал спасения от государственных дел - заседания совета никогда там не проводились. Приехав туда вечером того же дня, Ришелье пал к ногам Людовика и поблагодарил его, назвав "лучшим из всех государей". Со своей стороны, король назвал кардинала "самым законопослушным и преданным слугой в мире". Он оценил как низкую интригу отношение к нему матери и обещал защитить от происков врагов. Предоставив ему комнату в своем доме, Людовик отпустил придворных и оставался с кардиналом один на один в течение 4 часов. Ришелье вновь заявил о намерении уйти в отставку, но король не стал его слушать. "Я категорически Вам повелеваю остаться и продолжить управлять моими делами; это мое окончательное решение". В тот же вечер на заседании совета король отправил в отставку и посадил в тюрьму хранителя печати Марильяка, ставленника королевы-матери, которого она прочила на место Ришелье. Родной брат хранителя печати маршал Марильяк был арестован и казнен. По мнению Хилэра Беллока, это было суровое напоминание всем военачальникам о том, что их ждет, если они попытаются перейти на сторону королевы-матери или Гастона, младшего брата короля. П.П. Черкасов сообщает, что в преддверии "Дня одураченных" кардиналу стало известно о том, что в Военном совете против него интригуют маршалы Луи де Марильяк (брат хранителя печати), Бассомпьер и герцог де Гиз, пытающиеся исподволь убедить короля в необходимости отставки первого министра. Они строили всевозможные планы устранения Ришелье, в частности, Марильяк изъявил готовность лично прикончить Ришелье.

Мария Медичи продолжала отказываться от окончательного примирения с Ришелье. Король посадил ее под домашний арест, она бежала. Людовик велел конфисковать ее имущество. Она умерла в изгнании в Кельне в 1642 году.

Ришелье и высшая знать
В делах, касающихся лично его, Ришелье являл "совершеннейший пример уважения аристократических ценностей", уделяя много внимания возвышению своего семейства до вершин аристократии и подражая высшей знати во всех отношениях, за исключением ее вздорного политического поведения. Он приобретал земли, титулы и дворцы для того, чтобы соперничать с крупнейшими сеньорами, и устраивал браки своих родственников с представителями знатнейших фамилий. Его племянница Клер Клеманс де Брезе вышла замуж в 1641 году за будущего "Великого Конде".

Таким образом, Ришелье был высокого мнения о знати, искренне веря, что она вносит важный вклад в жизнь нации. Но он также искренне верил в то, что все лица благородного происхождения, даже самые знатные из них, не должны участвовать в политических интригах и обязаны быть лояльными по отношению к короне. Однако же это мнение, вполне понятное в наше время, отнюдь не согласовывалось с представлениями о службе королю, которое французская аристократия унаследовала от своего феодального прошлого. Из этого диссонанса возникло много коллизий, включая безжалостную казнь юного графа де Шале, графа де Бутевиля, герцога Монморанси, преследование дуэлянтов. У Ришелье были личные причины не любить дуэли. В одной из них его отец отправил противника на тот свет, в другой погиб его старший брат Анри.

Ришелье писал: "Короли остаются королями лишь до тех пор, пока их власть признана и они оказывают свое покровительство подданным. Они и не в состоянии обеспечить это, если подданные не пребывают в строжайшем повиновении, ибо любое неповиновение, даже одного лица, может привести к результатам, которые окажут воздействие на общество. Повиновение является главным качеством подданного".

Надзор за представителями знатнейших фамилий и сведение к минимуму их антигосударственной деятельности были для кардинала в числе важнейших дел.

В сентябре 1631 года король принял решение о возведении фамильного удела Ришелье в герцогство и пэрство. Отныне кардинал и главный государственный министр становился герцогом и пэром Франции.

В 16 веке дуэли превратились в настоящую манию. Февральский эдикт 1626 года предусматривал тяжелую кару в отношении дуэлянтов. Вызов на дуэль влек за собой потерю должности, конфискацию половины имущества преступника и изгнание на 3 года. Дуэль, не повлекшая смертельного исхода, наказывалась утратой привилегированного положения, навлекала позор на дуэлянтов или даже смертную казнь; дуэль со смертельным исходом подпадала под статью об оскорблении величества. Именно в знак протеста против этого эдикта победитель в 22 дуэлях, граф де Бутевиль затеял на королевской площади дуэль, в которой участвовало 6 человек. Один из них, известный дуэлянт, Бюсси д'Амбуаз, был убит. Бутевиль и его кузен де Шапель бежали из Парижа, но их схватили и бросили в Бастилию. Бутевиль принадлежал к прославленному роду Монморанси-Люксембург.

22 июня 1627 года на Гревской площади в Париже были обезглавлены заядлый дуэлянт граф де Монморанси-Бутевиль и его секундант граф де Шапель. Ни просьбы влиятельных особ, ни мольба беременной жены Бутевиля не поколебали решимости кардинала, он был непреклонен.

Говоря о графине, бывшей на третьем месяце беременности, Людовик XIII заметил: "Мне жаль женщину, но я обязан защитить мое достоинство". Рассуждая об этой казни, Ришелье писал: "Невозможно для человека с благородным сердцем не испытать симпатии к несчастному молодому дворянину, чья юность и мужество вызывает глубокое сострадание". Однако реки крови, которые проливала знать на дуэлях, дали кардиналу силы превозмочь свои чувства и укрепить короля в решимости действовать в интересах государства.

22 июля 1632 года Анри герцог де Монморанси, губернатор Лангедока, поднял восстание против королевской власти, заручившись предварительно финансовой субсидией со стороны испанцев на сбор войска. Это был один из самых родовитых и знатных дворян Франции, чья родословная насчитывала больше 700 лет. Он не был врагом Ришелье, хотя и не мог приветствовать казнь своего кузена Бутевиля. Его отношения с министром-кардиналом оставались достаточно дружескими. В сентябре 1630 года, когда Арману Жану грозила опасность в связи с тяжелой болезнью Людовика XIII, Монморанси предложил ему убежище в Лангедоке. Но на свою беду Анри де Монморанси находился под сильным влиянием своей жены, ярой сторонницы Марии Медичи и Гастона Орлеанского. Герцогиня де Монморанси числила себя среди самых непримиримых противников кардинала, именно она толкнула мужа на путь государственной измены.

1 сентября 1632 года маршал Шомбер в сражении при Кастельнодари разбил соединенные армии Монморанси и Гастона. Анри де Монморанси, получивший 17 ранений, был взят в плен.

30 октября 1632 года Монморанси обезглавили на крепостном дворе замка Тулузы, несмотря на многочисленные просьбы и протесты представителей знатных родов, просьбы о помиловании от некоторых иностранных властителей и невзирая на продолжавшиеся всю ночь крики огромной толпы: "Простите его! Простите его, проявите к нему снисхождение!". Даже капитан королевских гвардейцев, пав на колена перед Людовиком, умолял его проявить милосердие. Но король лишь огрызнулся в ответ: "Его нельзя простить. Он должен умереть". И так был казнен Анри де Монморанси, последний из своего рода, чьи предки служили еще Каролингам; он очень мужественно держался до самого конца. Тем не менее приходится признать, что Людовик XIII и Ришелье поступили в интересах государства, ведь речь шла о руководителе мятежа, выступившем против королевской власти с оружием в руках.

Спасибо: 0 
ПрофильЦитата Ответить
moderator




Сообщение: 125
Зарегистрирован: 20.10.08
Откуда: Россия, Санкт-Петербург
Репутация: 1
ссылка на сообщение  Отправлено: 10.11.08 19:00. Заголовок: Говоря о графине, бы..


Внешняя политика Ришелье (1629-1634)
или "Дипломатия пистолей"


Одной из целей Ришелье, как отмечено в его "Политическом завещании", было стремление возвысить репутацию короля среди иностранных держав до надлежащего уровня. "Абсолютно необходимо, - писал он, - для блага государства неустанно, явно или тайно вести переговоры всегда и везде, даже там, где результаты не слишком обнадеживают".

Арман Жан де Ришелье был твердо убежден в необходимости пошатнуть могущество Габсбургов и не допустить их гегемонии в Европе. Поскольку самой Франции было невыгодно вступать в открытую войну с Габсбургами, Ришелье предпочитал тайно снабжать деньгами тех, кто был готов воевать против Габсбургов. Так у него возникла идея побудить шведского короля Густава Адольфа вторгнуться в Германию и начать войну с императором, защищая германских протестантов. Чтобы обеспечить Густаву Адольфу прочный тыл на востоке, Ришелье оказал ему помощь в заключении мира с Польшей. С этой целью летом 1629 года Ришелье снарядил 2 посольства: одно во главе с бароном де Шарнасе в Польшу, другое, замаскированное под торговую миссию, - в Россию, его возглавил барон Деэ де Курменен. Польский король принял Шарнасе весьма прохладно. Но его самоуверенность сменилась неприкрытым беспокойством, когда Шарнасе доверительно сообщил ему, будто "московиты решили этой зимой нарушить перемирие с Польшей и вторгнуться в ее пределы с огромной армией". Польша удерживала некоторые русские города, и у нее были основания опасаться войны с Россией. В этой ситуации Сигизмунд III, король польский, предпочел заключить перемирие со Швецией на 6 лет. Тем временем французское посольство склонило Россию к войне с Польшей. Боевые действия начались в 1632 году и продолжались два года.

На общегерманском сейме в 1630 году в Регенсбурге отец Жозеф, верный друг и помощник Ришелье, уговорил Фердинанда II распустить армию Валленштейна, выдающегося, хотя и беспринципного полководца, одержавшего немало побед над протестантами.

А 23 января 1631 года в Бервальде был подписан франко-шведский договор, по которому Франция обязалась ежегодно выплачивать Швеции на протяжении пяти лет миллион ливров в обмен на постоянное пребывание в Германии в течение этого срока 30-тысячной шведской армии и уважение католического вероисповедания во всех районах дислокации шведов. Бервальдский мир со Швецией был очередной победой "дипломатии пистолей", практиковавшейся Ришелье в 1624-1635 годах, то есть со времени его прихода к власти до вступления Франции в войну против Габсбургов.

У Густава Адольфа было желание воевать с императором в Германии, но не имелось в достатке денежных средств для ведения боевых действий. Ришелье предоставил ему все необходимое для войны.

Экспансия Швеции в Германии началась еще до заключения союза с Францией, но была ограничена узкой кромкой побережья Балтийского моря. 20 мая 1630 года Густав Адольф явился в сейм, держа на руках 4-летнюю дочь, Христину, еще в колыбели объявленную наследницей. Он известил сейм, что отправляется в поход в Германию, доверяя регентство на время своего отсутствия Государственному совету.

Укрепив свое положение союзом с Францией, шведский король развил наступление. Навстречу ему устремилась имперская армия Тилли, одного из лучших полководцев Фердинанда II. 20 мая 1631 года Тилли взял Магдебург, самый богатый протестантский город Саксонии. Город был подвергнут такому грабежу, солдаты совершили столько убийств мирных жителей, каких еще не знала история Тридцатилетней войны. Из 30 000 жителей в живых осталось только 5 000.

Резня, устроенная Тилли в Магдебурге, вызвала бурю возмущения среди протестантов Германии. Курфюрст Саксонии, долгое время сохранявший верность императору, после падения Магдебурга отдал приказ своим войскам соединиться с армией Густава Адольфа. Сходным образом поступил курфюрст Бранденбурга. Под знамена шведского короля стекалось все большее число германских протестантов.

17 сентября 1631 года Густав Адольф наголову разбил под Лейпцигом армию Тилли. Сам Тилли спасся, получив 3 тяжелых ранения. Армия Густава Адольфа, подобно урагану, пронеслась через Германию. В считанные месяцы шведский король установил контроль над большей частью германских земель к неописуемому ужасу рейнских католических князей, обратившихся в поисках спасения к Фердинанду II.

Тем временем антифранцузская политика Карла IV Лотарингского вызывает все большее неудовольствие во Франции. Предоставление убежища Гастону Орлеанскому переполняет чашу терпения, и Людовик XIII вторгается в Лотарингию. Карл IV стремится пойти на попятный. Однако же тайно он устраивает брак Гастона Орлеанского и своей родственницы Маргариты де Водемон, не подозревая, что этим ускорит аннексию Лотарингии Францией.

В начале апреля 1632 года на берегу реки Густав Адольф встретился с армией Тилли, при которой находился Максимилиан Баварский. В ожесточенной артиллерийской перестрелке прямым попаданием снаряда смертельно ранен Тилли, Максимилиан малодушно оставил укрепленные позиции и отвел армию. Густав Адольф захватил Мюнхен - столицу Баварии, но не успел воспрепятствовать соединению армии Максимилиана Баварского и Валленштейна.

16 ноября 1632 года, воспользовавшись тем, что Валленштейн перебросил часть армии в район Бамберга, Густав Адольф дал решающее сражение у городка Люцен. Войска Валленштейна были разгромлены и обращены в бегство, шведы захватили всю артиллерию противника и обоз, но в бою погиб сам Густав Адольф, который один стоил целой армии.

По этому поводу Ришелье пишет в письме Людовику XIII: "Если бы шведский король догадался умереть хотя бы на полгода позднее, то дела Вашего Величества, совершенно очевидно, находились бы куда в лучшем состоянии".

При всех неудобствах, которые создавал для Франции король Швеции, его гибель была тяжелым ударом для политики Ришелье, лишившим французскую дипломатию пусть и плохо управляемого, но все же мощного союзника.

Шведский канцлер граф Аксель Оксенштерна становится во главе государства, провозгласив малолетнюю Христину королевой Швеции. Он же возглавляет общегерманскую протестантскую партию.

В те же октябрьские дни 1632 года герцог Монморанси перед казнью сообщает Ришелье о тайном браке Гастона Орлеанского и Маргариты де Водемон, заключенном стараниями Карла IV. В 1633 году Франция навязывает Карлу IV кабальный договор и вводит войска в Нанси, столицу Лотарингии.

Весь 1634 год наполнен запутанными интригами, политический смысл которых иной раз труднообъясним.

Валленштейн начинает вести двойную игру, обнаруживая желание переметнуться на сторону Франции; он не забыл прежних обид императору и служит ему спустя рукава. Наконец он сообщает о своем намерении перейти на сторону противников императора. 25 февраля 1634 года Валленштейна убивают по приказу Фердинанда II.

В начале 1634 года Франция аннексирует Лотарингию. Карл IV отрекается от престола и бежит в Германию, где поступает на имперскую службу. Лотарингский дом, столетиями досаждавший Франции, фактически перестал существовать. Лотарингия превращена во французский аванпост на германских границах.

В августе 1634 года императорская армия соединяется с испанскими войсками. 6 сентября 1634 года под Нёрдлингеном они наносят поражение герцогу Бернгарду Саксен-Веймарскому, командующему шведско-германскими протестантскими войсками.

В октябре 1634 года Ришелье и Людовику XIII удается вернуть во Францию "блудного сына" - наследника престола Гастона Орлеанского.

Политические советы, подаваемые Ришелье королю, преследовали цель - оттянуть вовлечение Франции в Тридцатилетнюю войну.

Спасибо: 0 
ПрофильЦитата Ответить
moderator




Сообщение: 126
Зарегистрирован: 20.10.08
Откуда: Россия, Санкт-Петербург
Репутация: 1
ссылка на сообщение  Отправлено: 10.11.08 19:00. Заголовок: Прежде всего, старан..


Последняя война Ришелье (1635-1642)

Сопротивление протестантов Габсбургам практически сведено на нет. Вооруженное столкновение Франции с Габсбургами становится все неизбежнее.

"Объявление войны затягивалось, по-видимому, еще и потому, что Ришелье смущала неподготовленность французской армии к большой, затяжной войне. В то время французская армия, как по численности, так и по оснащению намного уступала испанской, чья прославленная пехота долгое время не знала поражений. Испанская армия славилась железной дисциплиной. Главным же недостатком французской армии была ее недисциплинированность. Офицеры покидали свои подразделения, когда им заблагорассудится, даже не спрашивая разрешения старшего командира. Самые серьезные опасения вызывал у Ришелье уровень высшего командования, а также возраст некоторых маршалов (например, Лафорсу было далеко за 70). Как это неоднократно бывало в истории, старые, в прошлом заслуженные военачальники оказывались не подготовленными к новым методам ведения войны, но упорно цеплялись за свои посты… В 1635 году, в разгар военных приготовлений, Ришелье поделился своими сомнениями в письме к сюринтенданту финансов Бутилье. "Мне внушает серьезную тревогу возраст месье де Лафорса, но что здесь можно поделать. Король лучше всех знает военные кадры. Даже если он объедет все свое королевство, то, с моей точки зрения, все равно не найдет таких военных, каких желательно было бы иметь".

После того, как 26 марта 1635 года испанцы вступили в Трир, жестоко расправившись с размещенным там французским гарнизоном, и захватили в плен курфюрста, находившегося под покровительством Франции, Людовик XIII вынужден был объявить войну Испании. При этом Ришелье решил соблюсти давно забытый ритуал двухсотлетней давности с явной оглядкой на европейское общественное мнение, если только можно говорить о таковом в 17 веке.

19 мая 1635 года перед городскими воротами Брюсселя появились пышно одетые герольд (Жан де Грасьоле) и трубач. Они потребовали, чтобы их впустили в город. Им в этом было отказано. Тогда герольд прокричал, что французский король объявляет войну испанскому. Когда они возвращались назад, то на границе трубач протрубил сигнал военной атаки.

По мнению Хилэра Беллока, Ришелье знал наверняка, что "первый этап войны будет неудачным, потому что галльский темперамент проявляет себя во всем блеске лишь тогда, когда перед французами появляются непреодолимые трудности. И хотя они не любят дисциплины и склонны к ссорам и распрям, в таких случаях они вдруг становятся волевыми и энергичными… Что касается французов, которые должны были составить основное ядро армии, то кардинал был настроен скептически. "Из них, я думаю, ничего не получится", - говорил кардинал, имея в виду, конечно, солдат. Тем не менее он начал гигантскую работу по созданию армии, у которой в течение 200 лет после смерти кардинала было много славных побед".

Прежде всего, стараниями Ришелье общая численность французской армии возросла с 60 000 до 160 000 человек: 134 000 пехоты, 26 000 кавалерии. Ришелье реорганизовал французскую армию, стараясь также улучшить ее снабжение продовольствием и фуражом.

Поначалу военные действия не заладились, особенно во Фландрии, где французская армия впала в полную нищету. 20 мая маршалы Шатильон и де Брезе разбили испанцев при Авене (бельгийские Арденны), неподалеку от Льежа, вскоре возбудив ненависть местного населения варварским поведением солдат. Соединившись с армией принца Оранского, французы продвигались в глубь испанских Нидерландов, но затем начали топтаться на месте, безрезультатно и бессмысленно осаждая Лувен вместо того, чтобы идти на Брюссель. Дезертирство, болезни, отсутствие регулярного подвоза продовольствия (в интендантской службе процветало казнокрадство) в скором времени превратило армию в настоящий сброд. Голландским союзникам пришлось отправить остатки французской армии домой на своих кораблях.

В Германии большая часть князей перешла на сторону Габсбургов. Император добился этого во многом благодаря тому, что отсрочил возвращение церковных земель по эдикту о реституциях до 1637 года.

Одним из немногих уцелевших протестантских князей был Бернгард Саксен-Веймарский. Он потерял свое герцогство Франконию, но сохранил верность своих войск. Людовик XIII согласился субсидировать его 18-тысячную армию при условии, что она перейдет в распоряжение короля. Взамен Бернгард получил эльзасские земли Габсбургов. От великой антигабсбургской коалиции остались лишь пара армий, находящихся на содержании Франции.

Маршал Лафорс и герцог Ангулемский под нажимом австрийских войск вынуждены отступать из Лотарингии. В довершение всего Карлу IV, герцогу Лотарингии, удалось поднять в своем недавнем владении антифранцузское восстание. Маршал и герцог получают из Парижа приказ принять самые жестокие меры против восставших. Пленных велено предавать казни незамедлительно. Если тот или иной город нельзя удержать, - гласил приказ министра-кардинала, - его надо предварительно разрушить до основания, чтобы неприятель впредь не смог использовать его укрепления.

В сентябре 1635 года Людовик XIII переходит в наступление в Лотарингии, но вскоре в состоянии "глубокой меланхолии" возвращается в Париж.

Лотарингия полностью опустошена французской и имперской армиями. Победители - Карл Лотарингский и генерал Галлас - отступают из разоренной страны в соседние германские земли.

В сентябре 1635 года умирает герцог Мантуанский, потенциальный союзник Франции в Северной Италии. Герцогство перешло к малолетнему внуку Карлу, за которого стала править бабка - убежденная сторонница Филиппа IV, короля Испании.

Маршал Туара погиб в первых же сражениях в Италии.

Герцог Анри де Роан, гугенот, перешедший на службу королю, тем временем успешно защищал Вальтелину от австрийцев и испанцев, отражая все их попытки овладеть альпийскими проходами.

В 1636 году дела Франции оказались еще хуже, чем в прошлом году. Испанцы начали боевые действия в Бургундии и намеревались захватить Дижон - административный центр провинции. Но в обстановке всеобщего отчаяния горстка смельчаков, укрывшихся за стенами небольшой крепости Сен-Жан-де-Лон, которая прикрывала юго-восточные подступы к Дижону, неожиданно преградили дорогу испанской армии. Наступательный порыв испанцев был погашен мужественным сопротивлением защитников крепости Сен-Жан-де-Лон, переименованной впоследствии в Сен-Жан-Бель-Дефанс ("Прекрасно обороняемый").

Над столицей нависла угроза оккупации. Кардинал-инфант Хуан Австрийский, брат короля Испании Филиппа IV, вторгся в Пикардию. 15 августа 1636 года он захватил крепость Корби - последний мощный заслон на пути в Париж. Угроза для Парижа нарастала с каждым днем. Ришелье отдал приказ взорвать все мосты к северу от Парижа, а также все мельницы на пути возможного продвижения противника, чтобы затруднить движение испанских войск и их снабжение.

В Париже началась паника. Дороги на Орлеан, Блуа и Тур забиты беженцами. Париж давно уже перерос свои старые стены, он явно не готов к обороне. Много парижан бежало на юг, но Людовик XIII остался непреклонен. Бесхарактерный и апатичный монарх внезапно проявил энергию и силу воли. "Его величество, - вспоминал Ришелье, - подписал ордонанс, согласно которому все мужчины, способные носить оружие, обязаны в течение 24 часов вступить в ряды армии маршала де Лафорса...". Действительно, 4 августа 1635 года Людовик XIII обратился к населению Парижа с призывом ко всеобщей мобилизации. Парижан приглашали вступить в резервную армию, срочно комплектуемую 77-летним маршалом де Лафорсом. Король подал пример: вся многочисленная придворная прислуга, за исключением нескольких человек, обслуживавших лично Людовика XIII, была зачислена в формируемое ополчение. Мобилизации не подлежали лишь те горожане, которые обеспечивали продовольствием Париж, - мукомолы, пекари, мясники и др. Дворяне, имевшие собственный выезд, обязаны отдать на военные нужды лошадей с кучерами. Все ближайшие к Парижу городки и деревни должны регулярно направлять на строительство укреплений вокруг столицы не менее трети мужского населения. Запасы продовольствия сосредоточены в общественных подвалах и охраняемых помещениях. Даже большая галерея Лувра приспособлена для хранения зерна. Город готовился к длительной обороне, не собираясь сдаваться на милость врага. Король принимает в Лувре многочисленные депутации ремесленников, изъявляющих готовность пожертвовать всем своим имуществом и даже жизнью ради победы над врагом. Наверное, впервые Людовик XIII обнимался с простым людом, никогда не допускавшимся прежде в королевские апартаменты.

В эти августовские дни король без обычного многочисленного эскорта и даже без охраны разъезжает по улицам Парижа, вступая в беседы с горожанами. Зато кардинал Ришелье, этот верховный жрец бюрократии, пребывает в растерянности. Мастер тонкой политической игры и хитроумных комбинаций, любящий и умеющий приказывать, он буквально раздавлен неожиданным поворотом событий. Больной и обремененный заботами, он поначалу поговаривал об отставке, но, подстрекаемый королем, тоже появился на улицах города, где еще совсем недавно люди шумно требовали его казни. Нарочитое спокойствие произвело должное впечатление: люди успокоились, некоторые даже просили Бога помочь кардиналу добиться успеха.

Города и профессиональные корпорации спешили на помощь попавшей в беду столице, предоставляя людей и деньги. Города между Парижем и Блуа выделили средства на содержание 10 500 солдат, города и населенные пункты в окрестностях столицы - на 4 500, Париж - на 6 500. Собранных средств хватило на формирование 27-тысячной армии.

Благодаря предусмотрительности французского командования испанцы не нашли на оккупированной территории достаточного количества продовольствия и фуража. Кардинал-инфант замешкался в районе Компьена. Принц Оранский начал наступление на испанские Нидерланды, вынудив дона Хуана убраться из Пикардии, оставив там лишь слабые прикрытия 1 сентября Людовик отправился на север Франции отвоевывать города, попавшие к неприятелю. Эта задача оказалась легче, чем представлялось. 14 ноября отвоевана крепость Корби. Испанцы вытеснены из Бургундии. К началу 1637 года большая часть Франции освобождена от врага.

Военные потрясения 1636 года пагубно сказались на хозяйственном положении страны. Пикардия и Бургундия - две богатейшие провинции - были буквально опустошены. Военные расходы достигли невиданного прежде уровня в 60 миллионов ливров. По юго-западу Франции прокатилась волна крестьянских восстаний, отвлекая на себя часть армии.

15 февраля 1637 года в Вене умер Фердинанд II, империю унаследовал его сын Фердинанд III, недавно избранный римским королем.

В 1637 году из-за того, что французская армия в Вальтелине не получала финансовой поддержки, она под нажимом швейцарцев была вынуждена оставить Вальтелину при весьма сомнительных обстоятельствах. Хилэр Беллок и П. Черкасов излагают две противоположные версии событий.

В октябре 1637 года умер герцог Виктор Амадей Савойский, оставив малолетнего сына. Его вдова Кристина, сестра Людовика XIII, не смогла справиться с происпанской оппозицией и бежала во Францию. Вслед за Савойей на сторону испанской короны перешли Парма, Мантуя и Монферрат. В конце 1637 года умер верный союзник Франции курфюрст Вильгельм Гессен-Кассельский.

Тем не менее наступление испанцев в направлении Нарбонна захлебнулось, будучи остановлено сыном маршала Шомберга. Голландцы вместе с французами вели бои с испанцами в испанских Нидерландах. Хуан Австрийский безуспешно штурмовал город Мобёж, прекрасно обороняемый небольшим французским гарнизоном во главе с юным виконтом де Тюренном.

В целом 1637 год был для Ришелье годом серьезных испытаний, потребовавших колоссального напряжения всех физических и душевных сил. Имели место несколько мелких интриг, имеющих своей целью дискредитировать его перед королем. Однако он и на этот раз вышел победителем. Король, пытаясь загладить свою вину перед министром, в последний день уходившего 1637 года преподнес ему подарок: любимой племяннице кардинала мадам де Комбале, о которой злые языки говорили, что она для него больше чем племянница, были пожалованы владения в Эгийоне. Отныне она стала именоваться герцогиней де Эгийон (>по Черкасову, стр. 316<).

Спасибо: 1 
ПрофильЦитата Ответить
moderator




Сообщение: 127
Зарегистрирован: 20.10.08
Откуда: Россия, Санкт-Петербург
Репутация: 1
ссылка на сообщение  Отправлено: 10.11.08 19:01. Заголовок: Некоторые историки п..


Победное шествие

1638 год сулил перемены. 20 января "Газет" известила французов о беременности королевы, дав надежду на появление долгожданного дофина. 5 сентября в 11 часов 30 минут родился будущий Людовик XIV. Король попросил римского папу быть крестным отцом мальчика. Папа согласился и направил в Париж для участия в обряде крещения дофина специального легата Джулио Мазарини. Описанием церемонии крещения завершаются 10-томные "Мемуары" кардинала Ришелье, который по каким-то причинам не смог их продолжить.

Тяжелая борьба Франции с Империей и Испанией продолжалась, но с 1638 года успех все чаще сопутствовал французам. Борьба разворачивалась одновременно на нескольких направлениях силами 7 французских армий: в провинции Артуа действовала армия маршала Шатильона, на границе Пикардии и Шампани - де Лафорса, на границе с Люксембургом - кардинала де Лавалетта, в Эльзасе и Рейнской области - Бернгарда Саксен-Веймарского, на границе Франш-Конте - герцога де Лонгвиля, в Северной Италии - маршала де Креки, в Пиренеях - принца Конде и герцога де Лавалетта.

Первый успех пришел к Бернгарду Саксен-Веймарскому. В начале февраля он снялся с зимних квартир и, застав врага врасплох, с ходу захватил 3 рейнских городка. Потом имперские войска вынудили его отступить. Но спустя 3 дня он нанес им сокрушительное поражение под стенами Рейнфельдена. В этом сражении погиб герцог де Роан, пробившийся к Бернгарду из Вальтелины с остатками армии. Зато были взяты в плен 4 имперских военачальника. Рейнфельден немедленно капитулировал. В Париж отправили богатые трофеи, взятые в Рейнфельдене, в том числе 80 знамен и штандартов. В соборе Нотр-Дам отслужили благодарственный молебен, в ходе которого к алтарю были брошены отбитые у врага знамена и штандарты.

А Бернгард продолжал свое победное шествие по территории Бадена. Единственным городом в Бадене, остававшимся еще под контролем имперцев, был Брейзах, граничивший с Эльзасом. Его и осадил герцог Саксен-Веймарский. Брейзах занимал важнейшее стратегическое положение на перекрестке путей, связывающих Францию одновременно с Германией, Швейцарией и Италией. "Крепость Брейзах на Верхнем Рейне господствовала над рекой и считалась ключом к Эльзасу, - писал Шиллер в "Тридцатилетней войне". - Не было в тех местах укрепления более важного для императора… Надежность укреплений и выгодное положение делали Брейзах неприступным, и императорские генералы, отправленные туда, получили приказ не щадить ничего, лишь бы отстоять эту твердыню". Бернгард успешно отражал все попытки врага прорваться на помощь осажденному Брейзаху.

А вот в Северной Италии Франция терпела поражения. В одном из сражений был убит маршал Креки. Под влиянием происпански настроенного духовника и фаворита Кристина, сестра Людовика XIII, вдова герцога Савойского, отказалась от размещения французских гарнизонов в стратегически важных пунктах герцогства. Все это ослабило позиции Франции в Северной Италии.

Весной 1638 года Ришелье запланировал дерзкую операцию по проникновению в страну басков. Несмотря на численное превосходство французской армии, принц Конде и герцог Лаваллет провалили сражение под стенами Фонтараби. Французы в беспорядке отступали до самой границы. Это произошло 7 сентября 1638 года.

Ришелье был в ярости. Он лучше всех знал, во сколько обошлась подготовка этой операции, обещавшей блестящий успех. Его многомесячные усилия сведены на нет за несколько часов.

"Я так огорчен из-за Фонтараби, - писал Ришелье, - что это убьет меня".

Некоторым утешением для Ришелье стали успехи французов на море, среди которых были и действия его племянника Армана Жана де Пон Курле близ Генуи.

Некоторые историки полагают, что Ришелье мог бы выиграть войну 1638 года, если бы не серьезные проблемы внутри страны: мятежи против налогов и аристократические заговоры.

Ришелье нужна была победа, которая заставила бы забыть о Фонтараби. И он решил штурмовать Ле-Катле. Он сам стал руководить осадой крепости, разместив свой штаб неподалеку - в Сен-Кантене. В считанные дни Ришелье навел в войсках, в полном бездействии простаивавших под Ле-Катле, железную дисциплину и подготовил их к решающей атаке. В середине сентября крепость была взята. Последний очаг испанского военного "присутствия" в Пикардии был ликвидирован.

А самое главное, 18 декабря 1638 года Бернгард Саксен-Веймарский овладел Брейзахом. В тот же день умер отец Жозеф, верный соратник и близкий друг Ришелье.

"Отныне Франция - полная хозяйка Эльзаса, она контролирует Южную Германию и отрезала испанцев от Рейнской области", - так оценивал значение победы под Брейзахом французский историк Ф. Эрланже.

С потерей отца Жозефа ближайшим помощником Ришелье станет Мазарини. 5 января 1640 года 38-летний итальянец прибудет в Париж.

Пока же голландцы осенью 1639 года нанесли поражение испанской армаде. Испания утратила контроль над северными морями.

Бернгард Саксен-Веймарский, чья верность Франции начинала внушать сомнения, умер от болезни, напоминающей чуму, 16 июля 1639 года. То же заболевание унесло жизни 400 человек из его армии в течение двух дней. П.П. Черкасов пишет, что кардинал подкупил военачальников армии Бернгарда, чтобы сохранить их верность Франции. Хилэр Беллок придерживается мнения, что бретонец Гебриан, популярный среди солдат, убедил Эрлаха передать Брейзах французской короне.

С помощью подкупленных генералов Ришелье удалось провести на пост временного командующего веймарской армией герцога де Лонгвилля, его заместителем стал де Гебриан, будущий маршал. На исходе осени Лонгвилль начал с основными силами наступление, подготовленное еще Бернгардом. Но он изменил его направление: вместо Баварии армия была переориентирована на север - в сторону Франкфурта и Майнца. Наступление развивалось успешно, в короткий срок были взяты несколько городов. Другая часть армии под командованием Гебриана (который в скором времени займет место Лонгвилля) 27 декабря 1639 года форсировала Рейн и вклинилась с юга в центральные районы Германии. В январе 1640 года Гебриан, взяв Лимбург, остановился в Гессене. (по П.П. Черкасову, стр. 330-331).

В это время в Померании началось наступление 18-тысячной шведской армии, которая, пройдя через Бранденбург и другие германские земли, весной 1640 года вторглась в Чехию. Положение Фердинанда III стало критическим.

10 августа 1640 года французские войска взяли крепость Аррас, важнейший стратегический пункт во Фландрии, после чего приступили к освобождению пограничной с испанскими Нидерландами провинции Артуа.

Осенью 1640 года испанцы были изгнаны из Пьемонта. Франция фактически установила в Савойе режим протектората (по Черкасову П.П., стр.338).

Осенью 1641 года в направлении границы испанских Нидерландов развернулось французское наступление, завершившееся взятием нескольких городов на территории Фландрии. В разгар боевых действий 9 ноября 1641 года умирает кардинал-инфант - один из самых опасных противников Франции, лучший полководец испанской армии.

Сильный удар престижу испанской короны нанесло стихийное восстание в Каталонии в июне 1640 года. В январе 1641 года повстанцы обратились к Людовику XIII с просьбой о защите и избрали его графом Барселонским, тем самым они перестали признавать своим сувереном испанского короля. В результате война с Испанией продолжилась на ее территории, французские войска перешли Пиренеи.

"Ришелье и здесь придерживался политики естественных границ. Он не преследовал цель завоевать Каталонию; перед французской армией, сражавшейся в Испании, была поставлена задача - отвоевать назад древнюю галльскую область Руссильон, перешедшую к Испании в 12 веке. Война велась в горных условиях, приходилось драться за каждый город. Наконец 9 сентября 1642 года французы заняли столицу провинции город Перпиньян. Французская армия поднялась по горным уступам на вершины Пиренеев. Узнав об этом, Ришелье, уже тяжело больной, писал Людовику XIII: "Войска Вашего Величества захватили Перпиньян, и враги Ваши обратились во прах". Кардиналу оставалось жить всего 3 месяца" (Хилэр Беллок, стр. 317). В последние месяцы жизни Ришелье по-прежнему мало спит и много работает. Летом просыпается, как только начнет светать, зимой работает почти до рассвета.

По словам Роберта Кнехта, капитуляция Перпиньяна явилась сокрушительным ударом по моральному духу испанцев. Утверждали, будто бы Оливарес, министр Филиппа IV, умолял позволить ему выброситься из окна (со ссылкой на Эллиота).

Восстание в Каталонии ускорило давно назревавший взрыв в Португалии, попавшей в зависимость от Испании в 1531 году в результате заключения брака между Филиппом II Испанским и Маргаритой Португальской, единственной дочерью короля Жоана III. В декабре 1640 года в Португалии вспыхнуло восстание, и герцог Браганский был провозглашен королем Жоаном IV. Роберт Кнехт полагает, что здесь не обошлось без участия Ришелье.

Франция, Англия, Голландия, Дания и Швеция немедленно признали Жоана IV законным сувереном Португалии.

У Фердинанда III дела обстояли немногим лучше, чем у его кузена Филиппа IV. Весной 1640 года ему с трудом удалось вытеснить шведское войско из Чехии. Но шведы не отступили, а, соединившись с армией Гебриана, двинулись через Тюрингию к Дунаю, оказавшись зимой 1641 года под стенами Регенсбурга, где в это время заседал имперский сейм. Лишь неожиданная оттепель и начавшийся ледоход помешали шведам переправиться через Дунай и овладеть городом. В отместку за свою неудачу шведы выпустили по Регенсбургу свыше 500 ядер, причинивших значительные разрушения.

Неосторожно направившись в глубь Баварии и Моравии, шведы чуть не потерпели поражение, но вмешательство Гебриана спасло положение. В мае 1641 года умер командующий шведским войском. До прибытия замены французский маршал Гебриан возглавил также и шведские войска. После прибытия графа Бернгарда Торстенсена в шведское войско Гебриан ушел со своей армией в Вестфалию, откуда в начале 1642 года совершил молниеносный рейд в Саксонию на помощь Торстенсену и, наконец, захватив на обратном пути Кельн, вернулся в Эльзас.

О том, как Ришелье, будучи при смерти, подавил заговор Сен-Мара
По Хилэру Беллоку Ришелье. М., 2002, стр. 320-323; прежде издано: Филадельфия и Лондон, 1929):

И вот с Сен-Маром повторилась та же обыкновенная история: те, кому было оказано покровительство, рано или поздно восстают против своих покровителей, потому что им становятся со временем несносны ограничения притязаний, появившиеся у них благодаря высокому положению.

В 1642 году маркизу де Сен-Map исполнилось 22 года. За те 3 года, что он провел при дворе, король смертельно надоел ему своей сентиментальностью, странным образом сочетающейся со вспышками ревности, которые потом сменяются уверениями в любви и дружбе. Молодой человек терпел все это, потому что задумал войти в круг высшей знати, - он хотел жениться на Марии, дочери герцога де Невера, то есть герцога Мантуанского. Кроме того, король обещал ему - Сен-Map очень просил его об этом - ввести его в состав Королевского совета.

И в первом и во втором случае честолюбивый молодой человек столкнулся с непреодолимыми ограничениями, которые ему поставил кардинал. Доброжелатели передали ему, что по поводу его женитьбы на Марии, герцогине Мантуанской, кардинал сказал: "Надеюсь, она никогда не забудет о своем происхождении". Иными словами, ее брак - дело государственной важности, а не просто замужество с красивым мужчиной.

Когда же кардиналу сказали, что Сен-Map хочет стать членом Королевского совета, то он сначала рассмеялся, но потом, махнув рукой, согласился. Сен-Мар действительно появился в совете, но в тех заседаниях, в которых он принимал участие, речь шла в основном о пустяках. Сен-Мару передали слова кардинала: "Нельзя о серьезных вещах говорить при детях".

Все это, конечно, вызвало ненависть Сен-Мара, и он стал часто говорить королю - и не только ему, - что нельзя дольше терпеть неограниченную власть кардинала, что пора положить ей конец и т. д. Через своих агентов кардинал знал об этих разговорах.

Весной 1642 года король сильно занемог, и опять опасались за его жизнь. Придворных охватил панический страх, что после смерти короля кардинал возьмет всю власть в свои руки. Анна Австрийская трепетала от страха, что кардинал отнимет у нее детей. В пустой голове Гастона вновь мелькнула мысль: "Еще не все потеряно. Я могу занять трон".

Тотчас созрел заговор, в который вовлекли Сен-Мара как человека, имеющего влияние на короля, герцога де Буйона, сына известного вождя гугенотов, который владел крепостью Седан, где Анна Австрийская думала укрыться вместе с детьми, и конечно Гастона, принца Орлеанского.

Заговорщики не могли найти поддержку внутри страны, поэтому они обратились за помощью к испанцам и заключили с ними тайный договор, по которому испанская корона обещала помочь им людьми и деньгами. Это был акт государственной измены, потому что Франция находилась в состоянии войны с Испанией. Было решено убить кардинала, но никак не могли найти убийцу, - все, кому заговорщики предлагали это сделать, отказывались, потому что испытывали непреодолимый страх перед кардиналом.

Выздоровев, король отправился на юг, где французские войска вели ожесточенные бои в горных условиях. Перед французской армией была поставлена задача захватить провинцию Руссильон. Смертельно больной, с парализованной правой рукой, страдающий от гнойных язв на теле, кардинал сопровождал короля в его поездке. Убийство кардинала должно было произойти во время поездки, но, как уже сказано, оно все откладывалось.

В мае кардинал прибыл в Нарбон. Здесь им было написано завещание, и здесь кто-то - до сих пор неизвестно, кто именно - передал ему текст договора, который заговорщики заключили с Испанией. Следует отметить, П.П. Черкасов убежден, что договор с Испанией передала Ришелье 7 июня 1642 года Анна Австрийская через своего доверенного человека, барона де Брассака.

Кардинал был так болен, что должен был вернуться в Тараскон. Король, уже предупрежденный о заговоре, приехал к кардиналу. Он снова разболелся. Два больных человека стали вместе думать, что им теперь делать. Было ясно, что ни королеву, ни Гастона нельзя трогать. Оставался Сен-Map, который находился в Нарбоне и проводил время в попойках и любовных приключениях.

П.П.Черкасов отмечает, что во время приезда в Тараскон король даже приказал поставить свою кровать в спальню к Ришелье, служившую ему и рабочим кабинетом. По словам П.П. Черкасова, никому доподлинно не известно, о чем конкретно говорили король и Ришелье в Тарасконе, оставшись наедине.

Со ссылкой на аббата Анри Арно П.П. Черкасов приводит распорядок дня Ришелье в Тарасконе: с 7 до 8 утра кардинал занимался делами, с 8 до 9 утра ему делали перевязку и другие предписанные процедуры. Затем до 10 часов утра он вел краткие деловые беседы с должностными лицами, после чего вновь начиналась работа с секретарями. После мессы и обеда Ришелье продолжал принимать посетителей, среди которых часто видели Мазарини, его предполагаемого преемника. Едва закрывалась дверь за последним посетителем, как появлялись секретари, и работа продолжалась до позднего вечера. И так каждый день. Валились с ног секретари, а кардинал продолжал работать, словно это не его придавили к постели бесчисленные болезни.

"4 вещи занимают меня, - признавался Ришелье одному из своих посетителей, - болезнь короля, осада Перпиньяна, процесс месье Главного (Сен-Мар) и собственная немощь".

Работая на износ, умирающий Ришелье, казалось, превзошел силы человеческие. Лишь могучая воля и напряженно работающий мозг поддерживали жизнь в его теле, питая неведомой энергией.

Каким-то образом Сен-Map узнал о том, что его должны арестовать. Он попытался бежать из города, но городская стража была предупреждена, и городские ворота оказались закрыты. Сен-Map провел ночь у какой-то девицы и наутро был арестован.

Уже тысячу раз писали о том, как под горячими лучами южного солнца вверх по течению Роны поднимается баржа, которую тащат за веревки солдаты. На палубе под огромным алым балдахином полулежит в кресле умирающий кардинал и что-то диктует сидящему за столом секретарю. По левому берегу едет кавалерийский конвой, в центре которого идет юный де Ту, приятель Сен-Мара, который, зная о заговоре, не донес о нем властям. По правому берегу другой кавалерийский конвой ведет Сен-Мара. Сен-Map и де Ту прошли пешком до Лиона, и здесь над ними состоялся суд, приговоривший их к смертной казни. Утром 12 сентября, в пятницу, спустя 3 дня после падения Перпиньяна, им был объявлен приговор, и в тот же день, в полдень, они были казнены на базарной площади Лиона, которая была сплошь заполнена народом.

Кардинал приехал в Париж умирать. Была суббота, 29 ноября 1642 года, канун праздника святого Андрея. Судя по всему, у кардинала началось воспаление легких. Несмотря на тяжелую болезнь, кардинал продолжал заниматься делами. Иногда он теряет сознание, но, придя в себя, снова берется за работу. В эти дни рядом с ним неотлучно находится его племянница, герцогиня де Эгийон. В понедельник он получил рескрипт короля, лишавший Гастона всех его прав. Де Буйон уже был арестован и доставлен под конвоем из Италии, где он был в действующей армии. Понимая, что его дела плохи, он просил у короля прощения и отрекся в его пользу от своих наследственных прав на Седан.

Спасибо: 0 
ПрофильЦитата Ответить
moderator




Сообщение: 128
Зарегистрирован: 20.10.08
Откуда: Россия, Санкт-Петербург
Репутация: 1
ссылка на сообщение  Отправлено: 10.11.08 19:02. Заголовок: Итоги Чего же Франци..


Итоги

Чего же Франция добилась к 1642 году? Бесспорно, она стала более сильной, более уважаемой нацией, чем была 20 годами раньше, когда Ришелье занял пост премьер-министра. Ришелье был неутомимым поборником идей "европейского равновесия" и "естественных границ". В результате Тридцатилетней войны обе эти идеи были реализованы. Угроза испано-австрийской и папской гегемонии на континенте устранена, в Европе возникло равновесие, а Франция обрела наконец свои "естественные" границы: Пиренеи на юго-западе, морское побережье на юге и северо-западе, частично левый берег Рейна на востоке. Территория страны увеличилась. Ее северные границы достигли Артуа. Далее, на востоке под ее власть попали Лотарингия и Эльзас. У нее были опорные пункты в Италии, а на юге она оккупировала Руссильон. Дипломатически ее союз с Португалией вбивал клин в Иберийский полуостров. С ее морской силой также приходилось считаться. Но все эти успехи были достигнуты за счет невиданного обнищания французского народа, и поэтому может быть задан вопрос: было ли все оправданным? Цена войны была бы меньше, если бы та была менее продолжительной. Испания, безусловно, хотела побыстрее достичь мирного урегулирования. Ришелье всегда стремился к миру, но именно его непреклонность в 1640-х привела к продолжению войны. Вероятно, ему трудно было остановиться на достигнутом.

Внешняя политика Ришелье оказалась весьма дорогостоящей, что повлекло увеличение налогов. Сопротивление налогообложению было таково, что правительству приходилось прибегать к силе, чтобы собрать налоги, в том числе применять такие меры, как конфискация имущества, заключение в тюрьму, ввод войск и создание специальных военных подразделений для сбора налогов. Положение усугублялось тем, что суровые зимы и влажные весны губили урожай несколько лет подряд. Чума опустошила Бургундию в 1636 году и распространилась на юг Франции.

Ришелье жестоко подавлял все народные восстания, возникшие из-за тяжести налогов. "Жестокость к тем, кто презирает закон и устои государства, - писал он, - есть общественное благо: нет худшего преступления против общественных интересов, чем проявление мягкости к преступникам".

"В том, что касается государственных преступлений, - писал Ришелье далее, - следует закрыть дверь перед состраданием и не обращать внимания на жалобы заинтересованных сторон и речи неграмотного народа, который иногда осуждает самые полезные и необходимые меры".

В то же время П.П.Черкасов пишет, что "Ришелье не был сторонником введения дополнительных налогов, считая этот путь решения финансовых проблем малоэффективным… Он хорошо знал о всех злоупотреблениях откупщиков и финансовой администрации и при случае наказывал зарвавшихся лихоимцев, но в конечном счете был бессилен принять в этом отношении радикальные меры. Война постоянно требовала все новых и новых денежных поступлений".

Ришелье способствовал укреплению французского абсолютизма. Самым большим препятствием к неограниченной королевской власти была власть "верховных судов", которые с течением времени стали чересчур независимы. Ришелье же иногда вообще обходился без юридических формальностей при отправлении правосудия. Кроме того, Ришелье помог ограничить законную власть парламента. Некоторых судей подвергли высылке. Генеральных Штатов не собирали. Распределение и сбор налогов поручили интендантам, тем самым понизив в должности существующих чиновников. Интенданты обладали также и судебной властью. Ришелье активно пополнял казну путем продажи государственных должностей.

При Ришелье многие губернаторы были смещены, разжалованы, высланы, заключены в тюрьму. Как правило, это происходило из-за их участия в аристократических заговорах.

Ришелье произвел реформу военно-морского флота, состоявшую из нескольких этапов: военно-морская администрация, политика набора новобранцев, снабжение портов, лесные склады и арсеналы для кораблестроения и строительства военных кораблей. В 1625 году на Атлантике не было постоянного флота, а 10 лет спустя там были уже 3 крупные эскадры кораблей и одна на Средиземном море.

Ришелье достиг немалых успехов в развитии французской торговли, пытался он и поддержать заморские колонии Франции.

"В "Политическом завещании" Ришелье разработал конкретные планы финансовой политики "для мирного времени", но не успел их осуществить, так как за 18 лет его правления лишь 4 года (1630-1634) пришлись на относительно мирный период" (П.П.Черкасов, стр.226).

В начале XVII> века промышленности во Франции не было. Ришелье был более заинтересован в торговле, чем в промышленности, но все же он не совсем пренебрегал ею. Однако государственный контроль сдерживал развитие промышленности.

Ришелье ужесточил цензуру в области прессы, используя некоторых писателей для прославления своей администрации. Ришелье также привлекал на свою сторону историков. Несмотря на обременительные министерские обязанности, Ришелье успел написать свои мемуары и "Политическое завещание". Под его эгидой начала выпускаться постоянная проправительственная газета, которая так и называлась "Gazette".

Ришелье выступил также как покровитель литературы и искусства. Он и сам любил коллекционировать произведения искусства. 10 февраля 1635 года министр-кардинал основал Французскую Академию.

Простота была основным принципом личной жизни кардинала. "Трудно не признать, - писал Оноре Леви, - что коллекции Ришелье представляли не столько личные эстетические вкусы кардинала, сколько желание продемонстрировать внешние атрибуты политической власти, питавшей его душу".

Воспользовавшись затишьем, наступившим в стране после 1629 года, Ришелье решил заняться реконструкцией Парижа, начав с Сорбонны. Он же передал университету часть своей библиотеки; после смерти Ришелье, согласно его завещанию, Сорбонна унаследует все богатейшее собрание книг кардинала.

"При Ришелье средневековый Париж превращается в город нового времени. Сносятся ветхие дома и целые кварталы, на их месте появляются новые здания и площади. Ришелье приобрел старый квартал по соседству с Лувром, где Жак Лемерсье построил для него великолепную резиденцию - Пале-Кардиналь. Впоследствии кардинал подарит его Людовику XIII, и он станет называться Пале-Рояль.

Министр-кардинал приказывает проводить ежеутреннюю очистку мостовых и отдает распоряжение создать сеть канализации и водоснабжения" (П.П.Черкасов, стр.231-232).

"Важнейшее место в деятельности министра-кардинала занимали вопросы гражданской администрации. Считая себя продолжателем дела Генриха IV, Ришелье насаждал централизацию, энергично борясь с сословным и провинциальным партикуляризмом. Он мечтал дать стране единые законы и единую, строго организованную администрацию. Под его непосредственным руководством и при самом активном участии началась работа по систематизации законодательных актов, продолжавшаяся до конца 1628 года.

В январе 1629 года Людовик XIII подписал ордонанс, получивший название "кодекса Мишо" (по имени хранителя печати Мишеля де Марильяка, считавшегося составителем этого документа). Действительным же его вдохновителем и редактором был кардинал Ришелье. Основные идеи "кодекса Мишо" можно найти во многих памятных записках, подававшихся кардиналом Людовику XIII, а также в его "Политическом завещании". По мнению Габриэля Аното, "кодекс Мишо" - "это первый опыт кодификации законов" во Франции. Он представлял собой систематизированное собрание правил и установлений, принятых в разное время Генеральными штатами и ассамблеями нотаблей, включая последнюю ассамблею 1626-1627 годов.

Красной нитью через "кодекс Мишо" проходит идея о королевской власти как о единственной, бесспорной власти во Франции. В нем подтверждались суверенные права государства в области финансов, во внутренней и внешней политике. Кодекс запрещал губернаторам, грандам и провинциальным чиновникам по собственной инициативе повышать налоги или вводить дополнительные обложения, осуществлять набор солдат, накапливать оружие и порох, укреплять крепости и замки, созывать открытые и тем более тайные ассамблеи - одним словом, делать все, что могло бы представлять угрозу для внутреннего мира и безопасности страны" (П.П.Черкасов, стр.221).

"Перед мощной оппозицией "кодексу Мишо" Ришелье не оставалось ничего другого, как уповать на энергию его доверенных лиц в центральной и провинциальной администрации. Процесс формирования разветвленной бюрократической структуры был еще в начальной стадии, и Ришелье мог опираться не столько на аппарат, сколько на преданных ему людей. "В конце концов, необходимо признать, - отмечает современный французский историк Виктор Тапье, - что он (Ришелье) управлял главным образом при помощи людей, а не через посредство институтов" (П.П.Черкасов, стр.222).

Взгляды Ришелье на образование, изложенные в том числе в его "Политическом завещании" весьма любопытны и оригинальны. С одной стороны, он убежден, что "образованность - лучшее украшение любого государства"; с другой - считает, что "не всякого следует обучать". "Точно так же, как безобразным стало бы человеческое тело, снабженное глазами на всех его частях, так и государство обезобразилось бы, если б все жители стали образованны, ибо вместо послушания они преисполнились бы гордостью и тщеславием. Увлечение науками пошло бы во вред торговле, обогащающей государство, погубило бы земледелие, кормящее народ, в короткий срок опустошило бы армию, которой благотворно скорее суровое невежество, нежели мягкость книжного чтения; наконец, Франция заполнилась бы возмутителями народного спокойствия. Всеобщее образование привело бы к тому, что число сеющих сомнения намного превысило бы число способных их развеять…".

Смерть Ришелье

Арман Жан дю Плесси де Ришелье умер 4 декабря 1642 года во дворце Пале-Кардиналь, в Париже. Причиной его смерти был, очевидно, плеврит, хотя здоровье его уже давно оставляло желать лучшего. Ему было 58 лет. Уже в мае, когда он написал свое завещание в Нарбонне, он был не в состоянии поставить под ним свою подпись. Но несколько месяцев боролся с недугом, переносимый с места на место в таких огромных носилках, что их можно было внести в дома лишь через окна или через специально проделанные в их стенах проломы. Даже на смертном одре кардинал продолжал работать, отдавая приказы, распоряжения государственным секретарям, сидящим подле его кровати. Среди людей, навещавших его, был и король. Отношения между ними были основательно подпорчены казнью Сен-Мара, но теперь они были готовы забыть взаимное недоверие.

"Сир, - сказал Ришелье 2 декабря, - вот мы и прощаемся: покидая Ваше Величество, я утешаю себя тем, что оставляю ваше королевство на высшей ступени славы и небывалого влияния, в то время как все Ваши враги повержены и унижены. Единственная награда, какую я осмеливаюсь просить у Вашего Величества за мои труды и мою службу, это продолжать удостаивать Вашим покровительством и Вашим благоговением моих племянников и родных. Я дам им свое благословение лишь при условии, что они никогда не нарушат своей верности и послушания и будут преданы Вам до конца".

3 декабря, когда смерть была уже близка, Ришелье спросили, не хочет ли он простить своих врагов. "У меня не было других врагов, кроме врагов государства", - ответил он.

Ришелье завещал королю свой дворец Пале-Кардиналь, его великолепные сервизы, большой бриллиант и серебряное блюдо, а также особняк Силлери и наличные деньги на сумму 1,5 миллиона ливров. Это, объяснил кардинал, будет жизненно важным для него в чрезвычайных обстоятельствах в качестве особого фонда.

В качестве своего "законного преемника", который унаследует титул герцога Ришелье, кардинал Ришелье назвал своего племянника Армана Жана, сына Франсуа де Пон Курле. Что же касается сестры Франсуа, Мари-Мадлен, герцогини д'Эгийон, то она получила ряд ценных подарков, включая замок Рюэль, и была назначена опекуном Армана Жана и его имущества до его совершеннолетия.

По мнению Вольтера, Ришелье был обожаем и вместе с тем ненавидим. По словам Мишле, кардинал "умер столь страшным для врагов, что никто, даже за границей, не осмелился говорить о его смерти. Боялись, что зло и невероятное усилие воли помогут ему вернуться с того света". Для Обера, автора труда по истории ранней администрации Ришелье, кардинал был подобен факелу, сжигавшему себя, служа другим. Он любил государство больше, чем собственную жизнь.

Ришелье был умным, находчивым, целеустремленным, энергичным, культурным и набожным человеком, но в то же время ненасытным честолюбцем, тщеславным, безжалостным, корыстолюбивым, мстительным и подчас бессердечным созданием. Его политика также крайне противоречива. Внутри страны он сокрушил гугенотов, лишив их военных и политических привилегий, а за границей выступал в союзе с протестантскими державами против католического дома Габсбургов. Это навлекло на него обвинение в беспринципности или в том, что он политические интересы ставил выше интересов религии. Действительно, он стремился к возвышению Франции как национальной державы. Для него не имело решающего значения вероисповедание верноподданных короля, поэтому гугеноты становились для него врагами, лишь подняв мятеж против короля. За границей же Ришелье использовал конфликты католиков и протестантов для того, чтобы пошатнуть могущество Испании и спасти Европу от гегемонии Габсбургского дома.

В течение своей карьеры государственного деятеля Арман Жан де Ришелье уничтожил гугенотскую партию, смирил знать и возвысил международный престиж короля. Он добился присоединения к Франции новых земель, обеспечив ее рост как морской державы.

Текст основан на книге Роберта Дж. Кнехта "Ришелье", Ростов-на-Дону, 1997. А также на книге Хилэра Беллока "Ришелье" М., 2002, прежде издано: Филадельфия и Лондон, 1929; книге П.П.Черкасова "Кардинал Ришелье", М, 1990.

Спасибо: 0 
ПрофильЦитата Ответить
администратор




Сообщение: 545
Зарегистрирован: 25.09.08
Откуда: РФ, Москва
Репутация: 4
ссылка на сообщение  Отправлено: 15.12.08 15:59. Заголовок: http://i077.radikal...


Статья о Ришелье.
(с) Журнал "Биография" №9 сентябрь 2007 года.

http://eretik.funbb.ru/viewtopic.php?id=44


Спасибо: 0 
ПрофильЦитата Ответить
Sa Majesté le Roi




Сообщение: 59
Зарегистрирован: 19.12.09
Откуда: Россия, Москва
Репутация: 2
ссылка на сообщение  Отправлено: 23.12.09 01:18. Заголовок: Сергей Павлов Грозн..


Сергей Павлов

Грозный враг д'Артаньяна

И через 367 лет после смерти кардинал Ришелье остается самым известным премьер-министром Франции

Его фамилию знает любой, кто хоть раз пролистывал "Трех мушкетеров" Дюма-отца. Однако для большинства наших современников сведения о нем этим и ограничиваются: третировал Анну Австрийскую, в которую был безответно влюблен, смертельно враждовал с милым сердцу королевы герцогом Бэкингемом и пытался ликвидировать мушкетеров, выручавших высокородных любовников из любых ловушек. Между тем по весу своих деяний наш герой соседствует в истории Франции с королем-солнцем Людовиком XIV, императором Наполеоном I и основателем Пятой Республики Шарлем де Голлем. Сегодня мы берем на себя смелость присоединиться к сонму историков, писателей, режиссеров, которые разными красками без устали рисуют его портрет, и рассказать историю жизни Армана Жана дю Плесси де Ришелье - кардинала, герцога и главного государственного министра короля Людовика XIII.

Когда 5 сентября 1585 года у пользовавшегося доверием короля Генриха IV, но бедного дворянина Франсуа дю Плесси и дочери адвоката Парижского парламента Сюзанны де ла Порт родился четвертый ребенок (всего их было пять), врачи предрекли хилому младенцу считанные дни пребывания на этом свете. Однако Арман Жан выкарабкался, хотя впоследствии его частенько мучали приступы невыносимой головной боли.

Относительно благополучная жизнь кончилась со смертью в 1590 году 42-летнего отца, оставившего в наследство лишь запущенное поместье Ришелье и обременительные долги. Поэтому в 1606-м, когда брат Альфонс не пожелал традиционно возглавить епископство Люсонское (единственный стабильный источник семейного дохода, пожалованный Генрихом III в 1516-м), на этот пост выдвинули Армана Жана. Он к тому времени успел в Наварском коллеже основательно изучить латынь, испанский, итальянский и осваивал азы военной службы, но ради блага семьи сменил планы. И даже решился ехать в Рим за благословением Папы Римского, поскольку был моложе епископского возрастного ценза (23 года). Существуют две версии, как удалось просителю уломать Папу Павла V. По одной, понтифик остался доволен произнесенный на латыни речью будущего прелата, имевшего к тому же ученую степень магистра канонического права. По другой, Ришелье якобы скрыл свой возраст, а потом покаялся, и Его Святейшество постановил: "Справедливо, чтобы молодой человек, обнаруживший мудрость, превосходяющую его возраст, был повышен досрочно". Как бы то ни было, 17 апреля 1607 года Арман Жан получил желаемый сан.

К своим обязанностям новоиспеченный епископ относился ответственно: восстановил собор, заботился о верующих, держал в строгости духовенство. А попутно заводил полезные связи. И в результате познакомился с регентшей при малолетнем короле Людовике XIII - королевой Марией Медичи и ее фаворитом - итальянцем Кончино Кончини. Закрепили успех Генеральные штаты (собрание всех сословий) 1614 - 1615 годов, где Его Преосвященство выступал столь блестяще, что вскоре был назначен духовником супруги Людовика XIII - королевы Анны Австрийской и государственным секретарем по военным и морским делам.

Однако фортуна - изменница. Через два года Кончини, успевшего стать маркизом д'Анкр и маршалом Франции, закололи аристократы. Юный Людовик, тяготившийся наглостью фаворита и властолюбием матери, это приветствовал. Мария укатила в Блуа. Ришелье же отправился в Люсон, а затем в папский Авиньон.

Последовавшее сосредоточение власти в руках любимца Людовика - герцога де Люинь вызвало новое возмущение аристократии, ведь фавориты прежде всего заботятся о своем кармане. Провинции охватило пламя восстаний, поддержанных королевой-матерью. Компромиссу в трехлетней борьбе способствовал Ришелье. И получил по заслугам: летом 1622 года изгнанники вернулись в Париж, 5 сентября епископ стал кардиналом, а 13 августа - главным государственным министром. Программа работы на этом посту сформулирована лаконично и предельно понятно: "Моей первой целью было величие короля, моей второй целью было могущество королевства".

Начал Ришелье с укрощения дворянства, которое обязано было склонить голову перед монархом и фактическми правителем - кардиналом. Аристократы, не допускавшие мысли, что интересы государста предпочтительнее личных, плели бесконечные заговоры, но Ришелье без смущения расправлялся с представителями даже высшего эшелона дворянства. "Все, кто не покорялся его желаниям, навлекали на себя его ненависть, а чтобы возвысить своих сторонников и сгубить врагов, любые средства были для него хороши", - писал Франсуа де Ларошфуко.

В 1630-м головы лишился фаворит Людовика маркиз де Шале.

В 1630-м навсегда покинула Францию лишенная своим протеже всякого влияния Мария Медичи, а кардинал вскоре милостью короля стал герцогом де Ришелье.

В 1632-м приговорили к смерти герцога де Монморанси.

В 1642-м обезглавили очередного монаршего любимца - маркиза де Сен-Мар, а его компаньон по заговору - герцог Гастон Орлеанский спасся только как брат короля.

Усилился контроль над губернаторами провинций, сильно ограничили права местных парламентов и счетных палат. На местах появились интенданты, назначаемые из центра и облеченные судебно-полицейской, финансовой и отчасти военной властью.

Для пропаганды своих идей кардинал благословил издание "Газетт" - первой в Европе газеты в современном понимании этоо термина: печатались и новости, и аналитика.

Серьезную опасность величию монарха и государства Ришелье видел в приверженцах протестантской религии, которым Генрих IV в 1598 году даровал полную свободу совести и частично - богослужения, а также оставил на юге и юго-западе Франции много городов. Когда в 1627 году гугеноты поддержали агрессию англичан, недовольных усилением французского флота, королевские войска взяли в осаду главный оплот протестантизма - крепость Ла-Рошель. Голодающие жители (умерло почти 15 тысяч), капитулировали в 1628-м, а в следующем году подписано соглашение, лишавшее протестантов их крепостей и, соответственно, влияния на ситуацию в стране. Иных репрессий не последовало. Кардинал подчеркнул: "И гугеноты, и католики были в моих глазах одинаково французами", - и удовольствовался концом многолесятилетних религиозных войн. Кстати, именно Ришелье принадлежит первое употребление этого термина - французы.

Одновременно пришлось разрешать тугой узел внешнеполитических проблем.

С 1618 года на континенте бушевала война, позднее названная Тридцатилетней, между блоком католических германских князей во главе с императором Священной Римской империи германской нации Фердинандом II Габсбургом (он мечтал о единой католической Германии) и немецкими князьями-протестантами, поддерживаемыми большинством европейских государств.

Появление супердержавы под властью Габсбургов (включая правителей Испании и Австрии), который больше 100 лет враждовал с монархами Франции, не устраивало, как сказали бы сейчас, официальный Париж. Однако, будучи высшим католическим иерархом, Ришелье не мог открыто ринуться в бой. А потому 10 лет, по словам биографа Черкасова, "финансировал военные действия немецких протестантов, вовлек в войну Христиана IV Датского, а после его поражения - шведского короля Густава Адольфа. Ришелье умело поддерживал испано-голландский антагонизм, поощрял антиавстрийские и антииспанские настроения в Северной Италии, пытался вволечь в антигабсбургскую коалицию Россию и Турцию. Он не жалел финансовых средств для того, чтобы держать Империю и Испанию в постоянном напряжении. Один только Густав Адольф обходился французской казне в один миллион ливров ежегодно".

Лишь после распада вдохновленной кардиналом коалиции, в 1635 году Франция объявила войну Испании и Священной Римской Империи. Первые три года были крайне неудачными. Враг даже угрожал Парижу. Но дипломатические таланты Ришелье (всего на его счету за всю карьеру, кстати, 74 договора) принесли результат: в 1639 - 1641 годах Франция и союзные ей Голландия, Швеция, Савойя и Парма перехватили пальму первенства. А 19 мая 1643 года армия принца де Конде при Рокруа в Арденнах так потрепала испанскую пехоту, что это сражение считают концом испанской гегемонии в Европе.

Сделав власть главным своим кумиром, Ришелье тем не менее не оставался равнодушным и к другим сторонам жизни.

В 1629 году на его средства построили дворец университета Сорбонна.

Кардинал - один из крупнейших коллекционеров своего времени: среди 262 принадлежавших ему живописных полотен были картины Леонардо да Винчи, Рафаэля, Дюрера, Тициана, Рубенса.

Веками короли Франции дарили свою милость интеллектуалам, но лишь Ришелье взял их под настоящее покровительство и в 1635 году создал на основе кружка литераторов Французскую академию.

Столь бурная во всех отношениях жизнь на 58-м году привела Ришелье к нервному истощению, осложненному гнойным плевритом. Второго декабря 1642 года врач месье Шико заявил: "Монсеньор, думаю, что в течение 24 часов вы либо умрете, либо встанете на ноги". Около полудня 4 декабря Ришелье прощается с любимой племянницей Мари Мадлен де Виньеро, герцогиней де Эгийон. Священник отец Леон в последний раз отпускает ему грехи. Через несколько минут пламя свечи, поднесенной к губам затихшего больного, остается неподвижным...




--------------------
"Во всем он (Людовик XIV) любил блеск, великолепие, изобилие.
Из этого пристрастия он сделал политическое правило и полностью его привил своему двору".
Герцог Луи де Рувруэ де СЕН-СИМОН.
Спасибо: 0 
ПрофильЦитата Ответить
moderator




Сообщение: 11066
Зарегистрирован: 20.10.08
Откуда: Россия, Санкт-Петербург
Репутация: 35
ссылка на сообщение  Отправлено: 24.05.13 15:01. Заголовок: LE CHAPEAU DU CARDIN..


LE CHAPEAU DU CARDINAL DE RICHELIEU Antoine Degert Revue Historique T. 118, Fasc. 2 (1915), pp. 225-288

Достаточно интересная и подробная статья, рассказывающая об истории получения Ришелье заветного кардинальского сана. Чтобы ее бесплатно прочитать в режиме онлайн, необходимо зарегистрироваться на сайте и добавить статью "на полку" (on the shelf). Одновременно туда можно добавить лишь три статьи, и они там находятся около 14 дней. В это время другие статьи просматривать нельзя. Затем через две недели " с полки" старые статьи сами удаляются и вы можете добавлять новые и читать.

Спасибо: 0 
ПрофильЦитата Ответить
Ответов - 21 , стр: 1 2 All [только новые]
Ответ:
         
1 2 3 4 5 6 7 8 9
большой шрифт малый шрифт надстрочный подстрочный заголовок большой заголовок видео с youtube.com картинка из интернета картинка с компьютера ссылка файл с компьютера русская клавиатура транслитератор  цитата  кавычки моноширинный шрифт моноширинный шрифт горизонтальная линия отступ точка LI бегущая строка оффтопик свернутый текст

показывать это сообщение только модераторам
не делать ссылки активными
Имя, пароль:      зарегистрироваться    
Тему читают:
- участник сейчас на форуме
- участник вне форума
Все даты в формате GMT  4 час. Хитов сегодня: 144
Права: смайлы да, картинки да, шрифты да, голосования нет
аватары да, автозамена ссылок вкл, премодерация вкл, правка нет



"К-Дизайн" - Индивидуальный дизайн для вашего сайта