On-line: гостей 3. Всего: 3 [подробнее..]
АвторСообщение
МАКСимка
moderator




Сообщение: 3167
Зарегистрирован: 20.10.08
Откуда: Россия, Санкт-Петербург
Репутация: 19
ссылка на сообщение  Отправлено: 10.12.09 17:07. Заголовок: Святая Жанна Д'Арк


В этой теме информация о Великой Жанне Д'Арк.




Спасибо: 0 
Профиль
Ответов - 45 , стр: 1 2 3 All [только новые]


Мария Терезия
Лучший друг кардинала




Сообщение: 455
Настроение: Прекрасное
Зарегистрирован: 27.06.09
Откуда: Турция, Конья
Репутация: 6
ссылка на сообщение  Отправлено: 10.12.09 15:49. Заголовок: Жанна Д’Арк (ок. 141..


Жанна Д’Арк (ок. 1412 — 30 мая 1431) - национальная героиня Франции, одна из главных командующих французскими войсками в Столетней войне. Попав в плен к бургундцам, была передана англичанам и сожжена на костре, как еретичка. Впоследствии реабилитирована и причислена католической церковью к лику святых.
Столетняя война началась в 1337 году с нападения на Францию английского короля Эдуарда III, заявившего о своих правах на французский престол. Вплоть до 1415 года война шла с переменным успехом: французы терпели жестокие поражения, но всё же им удавалось держать под контролем значительную часть страны и даже временами отвоёвывать некоторые территории. Но в 1415 году ситуация для французов резко ухудшилась: в Англии прекратилась междоусобица, и король из новой династии Ланкастеров Генрих V начал решительное вторжение на материк. В самой Франции внутренняя ситуация была катастрофическая, страной формально правил безумный король Карл VI, за реальную власть в стране боролись группировки арманьяков и бургиньонов.25 октября 1415 года французские войска были разбиты в сражении при Азенкуре. В 1416 году бургундский герцог Иоанн Бесстрашный заключил союз с англичанами, вскоре он стал хозяином Парижа и стал править от имени безумного короля, совместно с женой последнего — Изабеллой Баварской. Дофин Карл, наследник Карла VI, лишь чудом сумел бежать на юг страны. В 1420 году был подписан договор в Труа, согласно которому дофин Карл объявлялся лишённым прав на корону. Королём после смерти Карла VI должен был стать Генрих V Английский, обручённый с французской принцессой Екатериной, а за ним — его сын, рождённый от этого брака. Это был смертный приговор независимости Франции. В 1422 году Генрих V внезапно умер, и королём обоих государств стал его девятимесячный сын Генрих VI. Регентом при малолетнем короле стал английский герцог Бедфорд. В 1420 году был подписан договор в Труа, согласно которому дофин Карл объявлялся лишённым прав на корону. Королём после смерти Карла VI должен был стать Генрих V Английский, обручённый с французской принцессой Екатериной, а за ним — его сын, рождённый от этого брака. Это был смертный приговор независимости Франции. В 1422 году Генрих V внезапно умер, и королём обоих государств стал его девятимесячный сын Генрих VI. Регентом при малолетнем короле стал английский герцог Бедфорд.Чтобы полностью подчинить Францию, англичанам достаточно было соединить оккупированную северную Францию с давно контролируемыми ими Гиенью и Аквитанией на юге. Ключевым пунктом, мешавшим им это сделать, был город Орлеан, операция по взятию которого началась в 1428 году. Защитники оборонялись храбро, но исход осады казался предрешённым.

Традиционная дата рождения Жанны — 1412 год, однако в декрете папы Пия X от 6 января 1904 года, принятому вслед за торжественным заседанием, на котором было рассмотрено дело о причислении Девы к лику святых названа дата 6 января 1409/1408 года. Жанна д’Арк родилась в деревне Домреми на границе Шампани и Лотарингии в семье зажиточных крестьян (по другой версии — обедневших дворян) Жака д’Арк и Изабеллы Роме. Жанна никогда не называла себя Жанной д’Арк, а лишь «Жанной Девственницей», уточняя, что в детстве её называли Жанеттой.

В 13 лет Жанна впервые услышала голоса архангела Михаила, святой Екатерины Александрийской и, как считается, Маргариты Антиохийской, которые иногда являлись ей и в видимом облике. Спустя некоторое время они открыли Жанне, что именно ей суждено снять осаду с Орлеана, возвести Дофина на трон и изгнать захватчиков из королевства. Когда Жанне исполнилось 17 лет, она отправилась к капитану города Вокулёр Роберу де Бодрикуру и объявила о своей миссии. Будучи высмеянной, Жанна вынуждена была вернуться в деревню, однако через год повторила свою попытку. На этот раз, капитан, поражённый её настойчивостью, был более внимателен, а когда Жанна точно предсказала печальный для французов исход «Селёдочной битвы» под стенами Орлеана, согласился дать ей людей, чтобы она смогла направиться к королю, а также снабдил мужской одеждой - шапероном, хуком и шоссами, причем Жанна до конца предпочитала одеваться именно так, объясняя, что в мужской одежде ей легче будет воевать и при том не вызывать нездорового внимания к себе со стороны солдат. В это же время к отряду Жанны присоединились два её верных спутника — рыцари Жан де Мец и Бертран де Пуланжи.За 11 дней преодолев расстояние по неприятельской бургундской территории между Домреми и Шиноном, 4 марта 1429 года Жанна прибыла в этот замок — резиденцию дофина Карла. Дофин воспользовался тем, что Жанна писала ему в письме, что обязательно узнает его, и устроил ей проверку, посадив на трон другого человека и встав в толпе придворных. Однако Жанна выдержала испытание, узнав короля. Она объявила ему, что послана Небом для освобождения страны от английского господства и попросила войска для того, чтобы снять осаду Орлеана. В Шиноне «простая крестьянка» изумила Карла VII и молодого герцога Алансонского своим мастерством в верховой езде, своим безупречным знанием игр, распространенных среди знати: кентен, игра в кольца, — требовавших совершенного владения оружием. В ходе оправдательного процесса Ален Шартье, секретарь королей Карла VI и Карла VII, заявил по поводу допросов, проводившихся на протяжении предыдущего судилища, следующее: «Создавалось впечатление, что эта девушка воспитана была не в полях, а в школах, в тесном общении с науками». Карл, однако, колебался. Сначала он приказал, чтобы матроны подтвердили девственность Жанны, затем отправил её в Пуатье, где она должна была подвергнуться допросу богословов, а также отправил гонцов на её родину. После того, как не было найдено ничего, что могло бы бросить тень на репутацию девушки, Карл решился передать в её руки командование войсками и назначил её главнокомандующим. Ведущие французские военачальники Этьен де Виньоль по прозвищу Ла Гир, Потон де Сентрайль и граф Дюнуа, из последних сил отбивавший английские атаки в Орлеане, должны были пойти под её командование. Начальником её штаба стал принц Алансонский. Важную роль в таком смелом решении сыграл тот факт, что Жанна именем Бога подтвердила Карлу его законнорождённость и права на престол, в которых сомневались многие, включая самого Карла.
После назначения для Жанны изготавливают доспехи (она получила специальное разрешение комиссии богословов из Пуатье на ношение мужской одежды), знамя и хоругвь. Меч для неё был найден в церкви Сент-Катрин-де-Фьербуа согласно повелению самой Жанны. По легенде, этот меч принадлежал Карлу Великому.
Затем она направилась в Блуа, назначенный сборным пунктом для армии, и уже во главе армии выступила к Орлеану.
Известие о том, что армию возглавила посланница Бога, вызвало необычайный моральный подъём в войске. Потерявшие надежду начальники и солдаты, уставшие от бесконечных поражений, воодушевились и вновь обрели храбрость. 29 апреля Жанна с небольшим отрядом проникает в Орлеан. 4 мая её армия одержала первую победу, взяв бастион Сен-Лу. Победы следовали одна за другой, и уже в ночь с 7 на 8 мая англичане были принуждены снять осаду с города. Таким образом, задачу, которую прочие французские военачальники почитали невыполнимой, Жанна д’Арк решила за четыре дня.
После победы под Орлеаном Жанну прозвали «Орлеанской Девственницей» (фр. la Pucelle d’Orléans). Более распространённый русский перевод прозвища Жанны как «Орлеанская дева», является не совсем корректным (на это указывает В. И. Райцес в своей работе, посвящённой Жанне), так как эпитет «Дева» (фр. la Vierge) в средние века в Западной Европе применяли исключительно к Богородице. День 8 мая до наших дней отмечается каждый год в Орлеане как главный праздник города.
Колебания и нерешительность Карла были причиной того, что в свой следующий поход к занятым англичанами замкам Луары Жанна выступила лишь 9 июня. Однако и в этот раз армия, возглавляемая ей, действовала быстро, решительно и необычайно успешно. 11 июня армия подошла к центральному укреплённому пункту англичан на Луаре — Жаржо, на следующий день Жаржо был взят приступом, 15 июня Жанна выступает на Мён-сюр-Луар, 16 июня — на Божанси, а уже 18 июня состоялась решающая битва при Пате с английской армией, возглавляемой Тальботом и Фастолфом, которая закончилась полным разгромом англичан. Грозный Тальбот попал в плен, Фастолф бежал с поля боя. Луарская операция была завершена. Жанна отправилась к королю и призвала его отправиться на миропомазание в Реймс, традиционное место коронования французских королей. Перед началом похода Жанна сумела также примирить короля с бывшим у него в немилости коннетаблем Ришмоном, опытным военачальником, что ещё более сплотило французов.
29 июня начался «бескровный поход» в сторону Реймса. Город за городом открывал ворота перед королевской армией, 17 июля король был торжественно миропомазан в Реймском соборе в присутствии Жанны д’Арк, что вызвало необычайный всплеск национального духа в стране. Бургундский герцог Филипп III Добрый не приехал на церемонию, и Жанна в тот же день написала ему письмо, призывая к примирению.
После коронации Жанна убеждала Карла начать наступление на Париж, пользуясь благоприятной ситуацией и смятением в стане англичан, однако тот снова начал колебаться. Атака на столицу была предпринята только в сентябре, однако наступление было быстро прекращено. Король отдал приказ отводить армию к Луаре, и 21 сентября армия была распущена.
Весной 1430 года военные действия были возобновлены, но проходили вяло. Жанне постоянно ставились препоны королевскими придворными. В мае Жанна приходит на помощь Компьеню, осаждённому бургундцами. 23 мая в результате предательства (был поднят мост в город, что отрезало Жанне путь для отхода) Жанна д’Арк была взята в плен бургундцами. Король Карл, который стольким был ей обязан, не сделал ничего, чтобы спасти Жанну. Вскоре за 10 000 золотых ливров бургундцы продали её англичанам. В ноябре-декабре 1430 года Жанна была перевезена в Руан.
Процесс начался 21 февраля 1431 года. Несмотря на то, что формально Жанну судила церковь по обвинению в ереси, она содержалась в тюрьме под охраной англичан как военнопленная. Возглавлял процесс епископ Пьер Кошон, ярый приверженец английских интересов во Франции.
Английское правительство нисколько не скрывало ни своей причастности к суду над Жанной д’Арк, ни того значения, которое оно этому суду придавало. Оно взяло на себя все связанные с ним расходы. Сохранившиеся и опубликованные документы английского казначейства в Нормандии показывают, что эти расходы были немалыми.
В хрониках венецианца Морозини прямо сказано: «Англичане сожгли Жанну по причине её успехов, ибо французы преуспевали и, казалось, будут преуспевать без конца. Англичане же говорили, что, если эта девушка погибнет, судьба не будет больше благосклонна к дофину». В ходе процесса выяснилось, что обвинить Жанну будет не так то просто — девушка держалась на судилище с потрясающим мужеством и уверенно опровергала обвинения в ереси и сношениях с дьяволом, обходя многочисленные ловушки. Поскольку не удавалось добиться от неё признания в ереси, суд начал концентрироваться на тех фактах, где добровольное признание Жанны не требовалось — например на ношении мужской одежды, пренебрежении авторитетом Церкви, а также пытался доказать, что голоса, которые слышала Жанна, исходили от дьявола. Вопреки нормам церковного суда Жанне не разрешили подать апелляцию Папе и проигнорировали благоприятные для Жанны выводы процесса в Пуатье.
В надежде сломить волю узницы её содержат в ужасных условиях, английские стражники оскорбляют её, трибунал угрожает ей пыткой, но всё напрасно — Жанна отказывается покориться и признать себя виновной. Кошон понимал, что если он осудит Жанну на смерть, не добившись от неё признания вины, то лишь поспособствует возникновению вокруг неё ореола мученицы. 24 мая он прибегнул к откровенной подлости — предъявил узнице готовый костёр для её казни через сожжение и уже возле костра обещал перевести её из английской в церковную тюрьму, где ей будет обеспечен хороший уход, если она подпишет бумагу об отречении от ересей и послушании Церкви. При этом бумага с текстом, зачитанным неграмотной девушке, была подменена другой, на которой был текст о полном отречении от всех своих «заблуждений», на которой Жанна поставила крест. Естественно, Кошон и не думал выполнять своё обещание и снова отправил её в прежнюю тюрьму.
Через несколько дней под предлогом того, что Жанна снова надела мужскую одежду (женская была у неё отобрана силой) и, таким образом, «впала в прежние заблуждения» — трибунал приговорил её к смерти. 30 мая 1431 года Жанна д’Арк была сожжена заживо на площади Старого Рынка в Руане. На голову Жанны надели бумажную митру с надписью «Еретичка, вероотступница, идолопоклонница» и повели на костёр. «Епископ, я умираю из-за вас. Я вызываю вас на Божий суд!» — с высоты костра крикнула Жанна и попросила дать ей крест. Палач протянул ей две скрещённые хворостины. И когда огонь охватил её, она крикнула несколько раз: «Иисус!». Почти все плакали от жалости. Её пепел был рассеян над Сеной. В музее города Шинон хранятся останки, якобы принадлежащие Жанне д’Арк, хотя, по исследованиям учёных, эти мощи ей не принадлежат.
Осуждение и казнь Жанны д’Арк не помогли англичанам, от удара, нанесённого ею, они так и не смогли оправиться.
Граф Уорвик, запоздало поняв, какое воздействие на страну оказала коронация Карла в Реймсе, устроил свое «миропомазание» юного Генриха VI в Соборе Парижской Богоматери в декабре 1431 года, которое, однако, мало кем во Франции было воспринято как законное.
Уже в следующем году Дюнуа взял Шартр, а коннетабль Ришмон, окончательно примирившийся с королём, стал его главным советником.В 1435 году умерли Бедфорд и Изабелла Баварская. В сентябре этого же года произошло важнейшее событие — окончательное примирение Франции и Бургундии, которые заключили аррасский договор против англичан. Уже на следующий год Ришмон вошёл с армией в Париж. Решающее наступление французов задержалось на несколько лет из-за интриг и мятежей при королевском дворе. В 1449 году французы начали наступление в Нормандии, которое завершилось победой 15 апреля 1450 года в битве при Форминьи. Нормандия была захвачена французами. В 1453 года французы взяли Бордо, что положило конец Столетней войне.
После окончания войны в Нормандии в 1452 году Карл VII велел собрать все документы, относящиеся к процессу над Жанной, и предпринять расследование его законности. Следствие изучило документы процесса, опросило оставшихся в живых свидетелей и единодушно пришло к выводу о том, что в ходе процесса над Жанной допускались грубейшие нарушения закона. В 1455 году папа Каликст III повелел провести новый процесс и назначил трёх своих представителей для наблюдения над ним. Суд заседал в Париже, Руане и Орлеане, также проводилось расследование в родных краях Жанны. Легаты папы и судьи допросили 115 свидетелей, в том числе и мать Жанны, её товарищей по оружию, простых жителей Орлеана. 7 июля 1456 года судьи зачитали вердикт, который гласил, что каждый пункт обвинения против Жанны опровергается показаниями свидетелей. Первый процесс был объявлен недействительным, один экземпляр протоколов и обвинительного заключения был символически разорван перед толпой собравшихся. Доброе имя Жанны было восстановлено.
В 1909 папа Пий X провозгласил Жанну блаженной, а 16 мая 1920 года папа Бенедикт XV канонизировал её (День памяти — 30 мая). В настоящий момент практически в каждой католической церкви во Франции есть статуя святой Жанны д’Арк (памятники изображают Орлеанскую деву в мужском костюме, с мечом в руке).
Причисление Жанны Д'Арк к лику святых по решению Римской курии, оглашенное 9 мая 1920 г. папой Бенедиктом XV, обошлось французскому правительству в 30 миллионов золотых франков, ушедших на покрытие процедурных расходов.


Когда владеешь информацией - владеешь миром! Спасибо: 1 
Профиль
Клод Моне





Сообщение: 94
Зарегистрирован: 27.10.09
Репутация: 2
ссылка на сообщение  Отправлено: 11.12.09 16:41. Заголовок: 100 человек, которые..


100 человек, которые изменили ход истории

Выпуск 71. Жанна д'Арк




http://rapidshare.com/files/240059333/100_ch_ko_izm_h_ist_71_djvu.rar


Спасибо: 0 
Профиль
Мария Терезия
Лучший друг кардинала




Сообщение: 464
Настроение: Прекрасное
Зарегистрирован: 27.06.09
Откуда: Турция, Конья
Репутация: 6
ссылка на сообщение  Отправлено: 12.12.09 20:59. Заголовок: Легендарные и альтер..


Легендарные и альтернативные версии судьбы Жанны д’Арк — многочисленный ряд легенд и исторических реконструкций, некоторые из них известны с XV века. Они предлагают альтернативные версии происхождения, жизни, смерти, а также чудесного спасения Жанны д’Арк. Современной академической наукой отвергаются.

Реальные разночтения и сложности в реконструкции биографии Жанны.
Возраст
Принято считать, что Жанна родилась в 1412 году, но существует множество сомнений в верности этой даты. К примеру, Ангерран де Монстреле, придворный хронист герцога Бургундского, видевший её в заключении, уверял, что «ей около 20 лет или более того» (если верить традиционной версии, ей должно было быть не более 18). Тот же возраст иногда называется в хрониках, что с большой натяжкой можно объяснить небрежностью писцов. Но самое серьёзное доказательство, на которое обратил внимание Е. Б. Черняк, состоит в том, что Жанне в 1428 году пришлось предстать перед судом по обвинению в отказе от замужества, к которому её принуждал отец. 16-летнюю девушку сложно представить путешествующей в одиночестве по весьма небезопасным дорогам, но что особенно важно, по законам Лотарингии она не могла бы защищать свои права, так как в этом возрасте считалась ещё несовершеннолетней. Сама Жанна во время первого допроса в Руане заявила, что ей 19 лет, на следующий день — что не знает, столько ей лет. При дворе Карла, как об этом свидетельствуют хроники, она же утверждала, что ей «трижды семь лет» — что окончательно запутывает всё дело.

Происхождение семьи д’Арк
Сторонники «альтернативных версий» охотно указывают на то, что в фамилии отца Жанны присутствовала «аристократическая» частица «д’», на что «традиционалисты» с готовностью возражают, что «аристократизм» её появился два века спустя. Во времена Столетней войны у дворян не было специальных приставок к фамилии, а «де» значило всего лишь место, откуда человек был родом. Действительно, во Франции имеются два городка, частью названия которых служит слово «арк» — это Арк-ан-Барруа (департамент Верхняя Марна, Шампань, в шести милях от Шомона) и Арк-ан-Тий (в современном департаменте Кот-д’Ор, недалеко от Дижона). Сторонники «новой версии» возводят фамилию д’Арк к якобы существовавшему гербу с изображением лука (фр. arc) и стрел. При жизни Жанны ни она сама, ни её окружение фамилию д’Арк по отношению к ней не употребляли, Жанна именовалась «Жанной-Девой». Впервые фамилия д’Арк появилась в материалах оправдательного процесса. В разных документах и хрониках того времени присутствуют различные варианты написания искомой фамилии — Дарк, Тарк, Даркс, Дар, Дай, Дей — последние, как считается, обязаны своим происхождением лотарингскому диалекту, в котором практически исчезает «р», и записью фамилии на слух. В любом случае, выбрать единственно «правильный» вариант не представляется возможным, современная запись является всего лишь данью традиции, тем более что в XV веке апостроф в написании фамилий вообще не использовался. Специально проведённые генеалогические исследования тоже ничего не дали, во Франции того времени фамилия д’Арк была достаточно распространённой: её носили крестьяне, священники, горожане, дворяне. Более того, некая Жанна д’Арк упоминается как получившая вознаграждение от короля Карла VI. Существуют документы XVII века, подтверждающие наличие герба у семьи д’Арк. Но подлинность их далеко не безусловна, и «традиционалисты» возражают, что королю незачем было присваивать Жанне аристократическую фамилию и собственный герб, если бы у её семьи уже был свой.

«Голоса»
Природа «голосов святых», которые по собственным утверждениям слышала Жанна, является одним из спорных моментов академической версии. Что касается Церкви, то и современные, и средневековые авторы, считавшие Жанну освободительницей Франции, единодушны в том, что ей на самом деле являлась «воля неба».
Материалистически настроенные сторонники традиционной версии указывают, что миссия Жанны, указанная ей «святыми», — освобождение Орлеана, коронация дофина, изгнание англичан — удалась только частично, и в своих работах они либо не касаются природы «голосов», либо считают их результатом галлюцинации. Так, В. И. Райцес пишет: «Её интеллект формировался под влиянием народных религиозно-мистических представлений. Жанне казалось, что она слышит и видит святых. Здесь имело место самовнушение, работа расстроенного религиозной мистикой и потому особенно пылкого воображения». Поборники альтернативной версии объясняют голоса тем, что это была политическая игра. Некоторые же из них, например, Амбелен, считают, что Жанна как отпрыск королевского семейства, в котором часто совершались близкородственные браки, была подвержена галлюцинациям.
Сторонники идеи о том, что появление Жанны было на самом деле результатом «операции Пастушка» — то есть заговора с целью вовлечь её в политические интриги того времени, — со своей стороны указывают, что «голоса» обладали странной осведомлённостью. Примером этому может послужить история с мечом, который Жанне было приказано найти в церкви св. Екатерины во Фьербуа и далее использовать его в сражениях. Кому именно принадлежал этот меч, неясно: в старых работах его объявляют мечом Карла Мартелла, победителя арабов при Пуатье, в новых предполагают, что речь шла о мече Бертрана дю Геклена, военачальника Карла V Мудрого.

Военная карьера
Известно, что ко двору дофина не раз являлись люди, утверждавшие, что они «посланы небом для спасения Франции», но только Жанну сопровождал военный эскорт, причём путешествие осуществлялось за счёт королевской казны. Известно также, что первой остановкой на её пути был Вокулёр, где Робер де Бодрикур, местный прево, вначале принял её с недоверием и пожелал отдать на потеху своим солдатам. Впоследствии же что-то побудило его изменить своё первоначальное мнение и помочь никому неизвестной крестьянке добраться до Шинона. Сторонники «новой версии» полагают, что таков был прямой приказ королевы Иоланды, при дворе которой состоял близкий родственник де Бодрикура, Луи де Бово. Общепринятая версия объясняет изменение в поведении де Бодрикура растущей популярностью Жанны. Она прожила в Вокулёре достаточно долго и сумела склонить на свою сторону общественное мнение и нескольких рыцарей, предложивших ей свою помощь. Тот же Бодрикур добыл для неё охранную грамоту Карла II Лотарингского, а самого герцога, как считается, Жанна при встрече подвергла самой суровой критике за его измену Орлеанскому дому. По воспоминаниям Жана де Новлопона, в разговоре с ним Жанна будто бы заявила «Никто в мире — ни король, ни герцог, ни дочь короля Шотландии, ни кто-либо другой — не сможет возвратить французское королевство». Переговоры о женитьбе дофина Людовика на дочери Якова Шотландского начались летом 1428 года и сохранялись в полной тайне. Разговор, если верить де Новлопону, состоялся в начале следующего года. Таким образом, нужно либо предполагать вслед за традиционалистами, что, несмотря на предосторожности, сведения просочились, либо поверить, что Жанна обладала даром предвидения, либо считать вслед за сторонниками «теории заговора», что Жанну кто-то специально снабжал государственными секретами.


Плен и казнь
Судя по сохранившимся протоколам руанского судилища, Жанна в одиночку и весьма успешно противостояла нескольким теологам, не давая загнать себя в ловушку и обвинить в колдовстве и поклонении идолам. Известно также, что её не подвергали пытке (Кошон объяснял это тем, чтобы «дабы не дать повода для клеветы на образцово проведённый процесс»). Оказалось, что формального приговора Жанне вынесено не было, это подтвердил на процессе реабилитации помощник руанского бальи Лоран Жерсон. Из 12 присутствовавших на процессе реабилитации членов руанской судейской комиссии пятеро заявили, что уехали ещё до окончания слушаний, трое — что не присутствовали при казни, ещё двое — что обо всём успели забыть за прошедшие годы. Если верить воспоминаниям парижского буржуа Жоржа Шастелена, осуждённая взошла на костёр с закрытым лицом, или (как иногда интерпретируют этот отрывок) ей косо надвинули на лицо чепчик или митру с изображением чертей.

Легенды
С Жанной связано также множество легендарных или полулегендарных сведений, представленных в более поздних источниках, чьё соответствие истине уже практически невозможно установить.
Уверяли, что при рождении Девы сами собой запели петухи, и жители Домреми, охваченные радостным возбуждением, спрашивали друг друга, что за чудо произошло сегодня ночью. Сторонники «новой версии» видят здесь намёк на то, что девочка была доставлена в деревню, «традиционалисты» — просто одну из легенд, сложившихся вокруг имени национальной героини. Также существует версия, что дофин, пытаясь проверить её, приказал представить вместо себя одного из придворных, но Жанна, немедленно разоблачив обман, обратилась непосредственно к дофину. По донесению доминиканского монаха брата Изамбара, руанский палач Жоффруа Терраж после совершения казни, якобы пришёл к нему на исповедь и рассказывал, что разбирая костёр после казни, нашёл в нём нетронутое огнём сердце, причём все дальнейшие попытки его уничтожить так ни к чему не привели. Сердце, по его словам, Терраж выбросил, как ему и было приказано, в Сену, а потом отправился покаяться в том, что «уничтожил святую».



Когда владеешь информацией - владеешь миром! Спасибо: 0 
Профиль
Мария Терезия
Лучший друг кардинала




Сообщение: 465
Настроение: Прекрасное
Зарегистрирован: 27.06.09
Откуда: Турция, Конья
Репутация: 6
ссылка на сообщение  Отправлено: 12.12.09 21:11. Заголовок: Альтернативные верси..


Альтернативные версии.
Королевское происхождение
В частности, выдвигается гипотеза о королевском происхождении Жанны. Якобы она была внебрачной дочерью герцога Людовика Орлеанского и королевы Изабеллы Баварской и родилась Жанна в ноябре 1407 года. Впервые эта версия была выдвинута неким супрефектом Бержерака Пьером Казом в 1805 году. Данные хронистов разнятся: ребёнок, рождённый Изабеллой Баварской 10 ноября 1407 года во дворце Барбетт, называется либо сыном Филиппом, либо дочерью Жанной. Например, Клод де Вилларе во «Всеобщей истории Французского королевского дома» в первом издании 1764 года говорит о сыне по имени Филипп, в издании 1770 года уже о девочке Жанне, в третьем издании — снова о девочке. Через четыре года после смерти Вилларе его последователи в очередном издании «Всеобщей истории» вернулись к версии о сыне. По официальной версии, ребёнок прожил от нескольких часов до суток и был похоронен в усыпальнице Сен-Дени. Сторонники альтернативной версии считают, что Изабелла опасалась мести обманутого мужа, и именно поэтому ребёнок от связи Изабеллы с тогдашним, как предполагают, её любовником Людовиком Орлеанским был подменён другим младенцем и отдан в семью д’Арк. По мнению сторонников альтернативной версии, д’Арки не были землепашцами. Жак д’Арк (предполагаемый отец Жанны) родился в 1375 году в Сеффоне (Шампань) и принадлежал к ветви д’Арков, которая разорилась в результате войны и моровой язвы и временно утратила дворянское достоинство. В 1419 году д’Арк был старостой Домреми, подчиняясь непосредственно местному прево, откупщиком и главой местного ополчения. Об уровне доходов семьи говорит то, что он владел «двадцатью гектарами земли, из которых 12 составляла пашня, четыре — луга, и ещё четыре — леса», лошадьми и достаточно большим стадом овец и коров, а в 1419 году приобрёл в пользование замок Иль (ныне разрушенный). Де Булетье и де Бро ссылаются на «показания», данные Шарлем дю Лис, потомком одного из братьев Жанны, бывшем в начале XVII века генеральным адвокатом двора, который говорит о некоем Жане дю Лис, епископе Арраса, что тот: "...…сохранил древний герб, семьи Дарк, бывший у его предка Жака д’Арк, отца Девы, который представлял собой натянутый лук, и три стрелы, увенчанный шлемом с навершием оруженосца, и львом в верхней части главы, происходящим от провинции, в которой король указал ему жить."

Также существует жалованная грамота, выданная Жану дю Лис в 1612 году, в которой отмечено, что
"Указанному Жану, согласно его желанию, носить фамилию Дюлис, оставив за собой герб его предков д’Арк, который есть щит с лазурным полем, и на нём натянутый лук, обращённый впрям, и с ним три скрещённые стрелы, остриями нацеленные вверх, из которых две золотые, с серебряными остриями и опереньем, и одна — серебряная, с золотым остриём и опереньем, в верхней части главы — шествующий лев".


Герб Жанны д’Арк, пожалованный ей королём

Мать (приёмная, по мнению сторонников королевского происхождения) Жанны, Изабелла де Вутон, происходила из семьи, связанной родственными узами с аристократическими семействами Бово, Неттанкур, Людр, Армуаз. Обстоятельства появления Жанны в Шиноне, где она была принята самыми высокопоставленными лицами, ей были выделены слуги, назначена свита, где она имела право разворачивать боевой стяг (привилегия сеньоров-баннеретов), её умение владеть оружием — всё это сторонники альтернативной версии считают подтверждением её королевского происхождения. Доказательством того, что Жанна была дочерью Людовика Орлеанского они считают и то, что она была известна под именем Орлеанская девственница ещё до освобождения Орлеана. Жак Желю, архиепископ Амбрёнский в своём сочинении «Мадемуазель д’Орлеан», обращённом к Карлу VII и написанном весной 1429 года, то есть накануне освобождения Орлеана, уже называет её Орлеанской девственницей.


Предполагаемый герб семьи д’Арк (современная реконструкция)

И, наконец, герб, которым наделил Карл VII 2 июня 1429 года лично Жанну Девственницу, содержит, по мнению некоторых исследователей, корону принцев крови, то есть, герб подтверждал происхождение Жанны от принца королевского дома. Другие склонны считать меч, изображённый на гербе, так называемой «тёмной полосой незаконнорождённости» (такая была в гербе Бастарда Орлеанского), однако в геральдике меч никогда не символизировал «тёмной полосы». В 1934 году католический историк, почётный гражданин Ватикана и друг папы Пия XI Эдуард Шнайдер, работая в Ватиканской библиотеке, обнаружил так называемую «Книгу Пуатье» — запись вопросов церковной комиссии, назначенной королём в 1429 году, и ответы Жанны Девственницы. Шнайдер утверждал, что комиссия не верила в «голоса» и не признавала Жанну «посланницей Бога». Король послал в Домреми двух монахов для проведения расследования. В их отчёте говорилось, что все жители Домреми утверждали, будто Жанна — дочь Изабеллы Баварской и Людовика Орлеанского. Шнайдер, глубоко верующий католик, в частных беседах уверял, что его заставили дать клятву о неразглашении этих сведений: "…ибо в этом случае разрушилась бы мистическая легенда, созданная королевской семьёй для сокрытия этого незаконного рождения, которое доказывало, что и дофин был тоже незаконнорождённым ребёнком… — Жерар Песм из письма от 4 июня 1972 г. папе Павлу V". Вероятно, власти Ватикана не были заинтересованы в прояснении этого вопроса: Жерар Песм обратился к папе с просьбой разрешить поиски «Книги Пуатье» в архивах Ватикана, но ответа так и не получил, хотя ещё более вероятно, что его письмо было просто проигнорировано. По представлениям того времени, девственница могла служить одним из наиболее подходящих орудий возвещения воли Господа. Поэтому в 1429 году в Шиноне Жанну подвергли обследованию и провели его две королевы: Мария Анжуйская и Иоланда Арагонская. В 1431 году в Руане подобное обследование Жанны проводила герцогиня Бедфордская. Сословные различия в средневековом обществе были настолько велики, что трудно поверить, будто подобной чести удостоилась простая девушка.


Дочь короля
Версия, что Жанна была на самом деле незаконной дочерью королевы, несла в себе трудноразрешимые противоречия.
Во-первых, эта версия обвиняет во лжесвидетельстве саму Жанну, дававшую показания во время процесса в Руане, а также её мать и всех жителей Домреми, которые под присягой на Евангелии на оправдательном процессе утверждали, что Жанна родилась в Домреми в семье Жака Дарка и Изабель Роме. Нарушение клятвы на Евангелии по средневековым представлениям означало гарантированную гибель души и попадание в ад. Кроме того, Изабелла Баварская относилась к ней откровенно враждебно. И у дофина, узнавшего о происхождении Жанны, должны были скорее усилиться сомнения касательно его законнорождённости. В таком случае, как считает Е. Б. Черняк, дофин скорее постарался бы выдать новоявленную сестру замуж и забыть о её существовании, но отнюдь не давать под её начало войска. Поэтому, как ещё одно предположение, была выдвинута гипотеза, что Жанна была незаконной дочерью короля Карла VI Безумного от его фаворитки Одетты де Шамдивер. Согласно этой версии, настоящим именем Жанны было Маргарита де Валуа. Она родилась во дворце полубезумного короля в 1407 году, и он воспитывал её как воина для самозащиты, так как два его сына были убиты сторонниками Луи Орлеанского, а «незаконный» Карл никак не подходил на эту роль. Далее, как и в первой версии, был разыгран спектакль о «вмешательстве Божьем», но в конечном итоге, когда Жанна сыграла свою роль, её потребовалось скрыть от посторонних глаз, что и было успешно сделано.

Миссия Жанны
С давних времён существует версия о неслучайности появления Жанны при дворе будущего Карла VII.

"Было ли сие дело рук божеских или человеческих? Затруднительно было бы для меня решать это. Иные мыслят, что коль скоро раскол воцарился между знатными людьми сего королевства ввиду успехов англичан, когда ни те, ни другие не хотели допускать, чтобы стал среди них наиглавнейший, то некто среди них, мудрейший в отличие от прочих, замыслил сей выход, заключавшийся в том, чтобы допустить, будто эта Девственница была ниспослана Господом, чтобы взять на себя это верховенство в делах. Ни один человек не осмелился бы уклониться от воли Господней. Таким образом, ведение войны было якобы доверено Девственнице, равно как и главенство над ратью".
— «Мемуары» папы Пия II

Существует предположение, что за кулисами этой истории стояла тёща дофина Иоланда Анжуйская, которая в течение многих лет имела огромное влияние на своего слабовольного зятя. Дофин Карл, согласно слухам, пущенным англичанами, незаконнорождённый, отстранённый от наследования престола ещё в 1420 году Карлом VI, весьма нуждался в расположении общественного мнения в свою пользу. С точки зрения сторонников «новой версии», начало истории Жанны было по сути своей «заговором двух королев», которые в 1407 году имели общие интересы, но в дальнейшем порвали друг с другом. Известно, что Иоланда была на тот момент одним из самых влиятельных во Франции политиков и дипломатов, позиция, которую она не выпустила из рук до самой смерти. Кроме того, она занимала высшие посты в третьем францисканском ордене. Карл VII в дальнейшем, засылая в пограничные города и замки своих шпионов, использовал среди них францисканских монахов («кордельеров», как их называли во Франции), из чего делается вывод, что начало «монашеской сети» было положено королевой Иоландой.Также она заложила основу и весьма результативно использовала так называемый «летучий батальон любви» — юных привлекательных фрейлин, которых по необходимости определяла в любовницы при бургундском и лотарингском дворах. Сторонники «новой версии» полагают, что именно она подала королеве идею определить в любовницы и сиделки к безумному королю Одетту де Шамдивер, она же помогла пристроить последнего ребёнка королевы от Людовика Орлеанского. Связь эта уже не скрывалась, так что «узаконить» ребёнка практически не было возможности. Обращают внимание, что будучи на четвёртом месяце беременности, королева всё же наведалась в отель Сен-Поль, где в это время жил безумный Карл VI. Сторонники «новой версии» полагают, что наперсницей королевы в этом вопросе выступила некая фрейлина королевы по имени Жанна, вдова Юда де Реси, вышедшая замуж за Николя д’Арка, которого в свою очередь отождествляют с братом Жака д’Арка из Домреми. Так это или нет, неизвестно, но существуют документы, подтверждающие, что некая Жанна д’Арк (как считают сторонники «новой версии», фрейлина) действительно посетила резиденцию короля отель Сен-Поль и преподнесла Карлу несколько цветочных венков, за что была вознаграждена деньгами. Следы этого события можно обнаружить в счётных книгах, где сказано: «Воскресенье, 21 дня июня 1407 года по приказу короля выдано бедной женщине Жанне д’Арк за преподнесённые ему венки, указанным сеньором деньги в количестве 18 солей». Опять же, сторонники «новой версии» полагают, что позднее эта Жанна выступила в роли крёстной Жанны Девственницы. Родившийся ребёнок немедленно был объявлен умершим, а на самом деле спрятан. Сторонники «новой версии» указывают, что по усопшему не было отслужено мессы, а в хрониках аббатства Сен-Дени страницы, соответствующие этому времени, странным образом отсутствуют. Окончательное решение об отправке дочери королевы в Домреми было принято из-за убийства её отца. Выбранное место, по их мнению, было идеальным, так как находилось под управлением королевы Иоланды. Со своей стороны, сторонники общепринятой версии отмечают, что деревня у самой лотарингской границы никоим образом не могла считаться надёжной — девочку могли похитить в любой момент.
В свете «новой» версии голоса, которые слышала Жанна с 13-ти лет, объявляются умелой инсценировкой, в которую была вовлечена экзальтированная девушка. Исследователи предполагают, что «дамы де Бурлемон» (Жанна де Бофревиль и Агнесса Жуанвиль), которые якобы были знакомы с Жанной в пору её юности, "взяли на себя роль святой Екатерины и святой Маргариты".
«Традиционалисты» не отрицают, что Жанна прекрасно знала политическую ситуацию, обстановку при дворе Карла VII, была в курсе обычаев двора, имела понятие о географии, военном деле, хотя это кажется маловероятным для девушки, никогда прежде не покидавшей Домреми. В то же время по Франции распространялись слухи о появлении Девы из Лотарингии, которая спасёт страну. Ещё 12 февраля 1429 года граф Дюнуа в осаждённом Орлеане сказал своим солдатам о том, что «Дева, явившаяся с лотарингской границы», освободит город.

"...Вся история с Орлеанской Девственницей была всего лишь политической хитростью, изобретённой придворными Карла VII <…> Всё, что читается у обыкновенных историографов Орлеанской Девственницы, — всего лишь роман, во всём этом не больше правдоподобия, чем в россказнях о папессе Иоанне."
— Кардинал Мазарини. Рукопись № 1999, документ № 1 из Библиотеки имени Мазарини


Когда владеешь информацией - владеешь миром! Спасибо: 0 
Профиль
Мария Терезия
Лучший друг кардинала




Сообщение: 466
Настроение: Прекрасное
Зарегистрирован: 27.06.09
Откуда: Турция, Конья
Репутация: 6
ссылка на сообщение  Отправлено: 12.12.09 21:15. Заголовок: Однако кажется непра..


Однако кажется неправдоподобным, чтобы Жанну с раннего детства готовили к роли спасительницы Франции. Сторонники академической версии указывают на то, что родные Карла VII не могли знать о том, что ребёнок, «отосланный в Домреми», со временем станет исполнителем важной миссии. Они напоминают, что Жанне чинили препятствия в её поездке ко двору местные власти, что сами возможные участники «заговора» постоянно меняли свои политические предпочтения, заключали союзы с бургундцами и англичанами, а Иоланда Арагонская в 1419—1422 годах жила в Провансе и маловероятно, что она руководила «инсценировкой», находясь так далекo.

Чудесное спасение
Известны также версии, согласно которым Жанна вообще не была сожжена на костре. Отсутствие протокола о казни в архивах Нижней Сены и Руанского архиепископства объясняется некоторыми исследователями тем, что казнь так и не была совершена.Согласно одной из версий, Жанна, проведя около четырёх лет в заточении, вернулась к королевскому двору и вновь получила под командование войска. Спустя некоторое время она вышла замуж за некоего Робера дез Армуаза. Вторая версия утверждает, что сожжение на костре имело место, но сожжена была другая женщина, тогда как Жанну д’Арк умертвили тайно с помощью яда, а тело спустили в Сену. Англичане не решались казнить Жанну публично, так как опасались возможного чуда во время казни. Попыток отравить её было две — после первой Жанна выжила, а вторая достигла своей цели. Чтобы никто не смог разоблачить подмену, голову женщины, казнённой вместо Жанны, накрыли бумажным колпаком, её окружали 120 (по другим сведениям — 800) солдат, толпу зрителей оттеснили на край площади Сенного рынка, костёр был частично загорожен деревянным щитом, на котором был написан приговор. Правда, эта теория также предполагает повальное лжесвидетельство на оправдательном процессе, где показания после клятвы на Евангелии дало множество свидетелей, включая нуайонского епископа. Упоминания о казни Жанны есть и в документах той эпохи, например, в «Дневнике парижского горожанина». Согласно легенде, на месте казни было обнаружено сердце, которое не сгорело. Амбелен, считающий, что вместо Жанны казнили другую женщину, предполагал, что ей дали наркотическое средство, и ссылался на сообщение Светония в «Жизни двенадцати Цезарей», что существовал яд, который делал сердце несгораемым. Объяснение того, что англичане отпустили свою добычу, Пьер де Сермуаз видит в том, что Анна Бедфордская, супруга главнокомандующего, также состояла в третьем францисканском ордене, и, соответственно, могла договориться с королевой Иоландой, а через неё — с Карлом VII о возможных уступках, которые будут сделаны. К тому же, зять губернатора Руана пребывал в то время в плену у французов, и Карл открыто грозил расправиться с пленником, если Жанна будет казнена.

Лже-Жанны
Несомненно, подвиг Жанны, её плен и казнь, вызвавшие шок во всей стране, должны были непременно привести к слухам о «подмене» и о «чудесном спасении», и соответственно — к появлению самозванок, выдающих себя за Деву Франции. Действительно, в 1452 году некая женщина, имя которой история не сохранила, появилась в Анжу и попыталась выдать себя за Жанну д’Арк, соблазнив деньгами и обильным угощением двух кузенов подлинной Жанны, которые должны были свидетельствовать в её пользу. Впрочем, эта авантюра закончилась практически немедленно.
Ещё одну попытку предприняла некая Жанна Феррон (фр. Jeanne la Férron), зарабатывавшая на жизнь ярмарочными фокусами. Она появилась в Мане и попыталась убедить толпу, что является Жанной, «чудом спасшейся» от костра, но при том, как оказалась, совершенно не умела держаться в седле, поэтому подверглась осмеянию. По приказу епископа города её выставили к позорному столбу, а в дальнейшем её следы окончательно теряются.

О ещё одной самозванке — Жанне де Сермез, также известно немного. Считается, что переодевшись в мужской костюм, она принимала участие в боях, и затем попыталась выдать себя за «спасшуюся Жанну». В наказание она была на три года заключена в тюрьму в Сомюре и выпущена оттуда в 1458 году с наставлением одеваться «пристойно» и раз и навсегда оставить мысль о самозванстве. Сохранилась грамота о прощении, дарованная ей герцогом Рене.

И, наконец, последняя самозванка появилась в Кёльне в 1473 году, публично заявляя, что явилась с миссией доставить епископское кресло Олдарику Мандеше. Девица была признана сумасшедшей, и только это спасло её от костра.


Когда владеешь информацией - владеешь миром! Спасибо: 0 
Профиль
Клод Моне





Сообщение: 106
Зарегистрирован: 27.10.09
Репутация: 2
ссылка на сообщение  Отправлено: 13.12.09 13:36. Заголовок: Заклятый враг http..


Заклятый враг



Поль Деларош . " Жанна Д' арк в тюрьме " (1834)

Пожалуй, человеком, сильнее прочих ненавидевшим Жанну, особенно во время процесса по ее делу, был Пьер Кошон. Он родился в 1371 году и с юных лет являлся сторонником бургундской партии. По рекомендации герцога Бургундского ему удалось стать довольно влиятельным в теологических кругах человеком, а в 1420 году он был назначен епископом Бовэ.

Именно Кошон принял условия подписанного в том же году договора в Труа, объявляющего малолетнего Генриха VI королем Франции и Англии. Настойчиво и упорно хитрый богослов укреплял свое положение при дворе герцога и в глазах англичан. Когда Жанна вместе с Карлом VII прибыла в Реймс на коронацию, Кошон бежал из города. Он вернулся в Бовэ, однако город вскоре заняла армия Карла, и Кошон вновь вынужден был скрываться. Тогда он потерял все, и виновна в этом была Орлеанская дева.

С этого момента Кошон поклялся отомстить девушке. Когда, совместными усилиями англичан и бургундцев, Жанна была захвачена в плен, Кошон наконец дождался своего часа. Он использовал все свои связи и влияние у бургиньонов, чтобы получить возможность главенствовать на процессе, несмотря на то, что традиционно суд инквизиции возглавлял епископ из той местности, где родился или жил обвиняемый.

С первых же дней Кошон направлял процесс в нужное ему русло, постепенно добиваясь единственно возможной для него цели - признания Жанной всей вины и, как следствие, смертного приговора. Столкнувшись с неожиданным упорством девушки, он совершил настоящую подлость - заставил ее подписать подложную бумагу, чтобы "отрезать" любую возможность отступления. Теперь он был счастлив: все устроилось, как нельзя лучше.

Кошон умер в Руане в 1442 году, прожив долгую, по тогдашним меркам, жизнь.


Спасибо: 0 
Профиль
Мария Терезия
Лучший друг кардинала




Сообщение: 471
Настроение: Прекрасное
Зарегистрирован: 27.06.09
Откуда: Турция, Конья
Репутация: 6
ссылка на сообщение  Отправлено: 13.12.09 15:50. Заголовок: Режин Перну, Мари-Ве..


Режин Перну, Мари-Вероник Клэн. Жанна д'Арк

Введение
Еще одна книга о Жанне д'Арк!
Такова, вероятно, будет реакция многих читателей, которые увидят эту биографию в книжном магазине. Но ведь Жанна д'Арк - неисчерпаемая личность, о которой всего не будет сказано никогда. Однако именно на это претендует предлагаемая работа: собрать все, что достоверно известно о ней. И поскольку осуществление подобного замысла превосходит силы и компетенцию одного автора, мы работали, чтобы достичь этой цели, вдвоем и даже втроем, так как моя сестра Мадлен Перну помогала Мари-Вероник Клэн и мне.
Это тройное соавторство позволило разрешить первую трудность, встающую перед тем, кто решил описать жизнь Жанны д'Арк: ибо, рассказывая о деяниях и подвигах юной девушки, погибшей в девятнадцать лет, постоянно задаешься вопросами, которые возникают буквально на каждом шагу. Начнем с ее имени. Книга озаглавлена "Жанна д'Арк". Мы бы предпочли назвать ее "Жанна Дева"; только так называли ее современники. Но нам заметили, что для общей биографии необходимо сохранить имя, под которым ее знают в наше время. А необходимые разъяснения по поводу имени не позволили бы нам сразу же приступить к изложению фактов.
Биография Жанны д'Арк часто сводится к рассказу о ее участии в событиях, потрясавших нашу страну с начала XV века; отсюда возникает необходимость начать с общей характеристики ситуации во Франции и даже в Европе в этот грозный период средних веков. В результате приходилось приступать к повествованию о самой Жанне лишь после бесконечных предварительных пояснений. Разве не предпочтительнее отказаться от написания широкого исторического полотна и привести основные сведения, ныне достаточно хорошо известные, в отдельном документальном разделе, к которому читатель может в любой момент обратиться: общая хронология, маршрут Жанны, краткие биографии основных действующих лиц, связанных с историей ее жизни, и т.д.?
Мы по крайней мере пришли к такому заключению, когда вместе обсуждали план этого исследования. Нам хотелось прежде всего в доступной форме рассказать о жизни личности, ставшей нам близкой за годы работы в Центре Жанны д'Арк в Орлеане (Centre Jeanne d'Are d'Orleans) и о которой я уже рассказывала несколько лет тому назад. Вместе с тем нам казалось необходимым привести в книге точные названия мест, даты, имена, упомянуть о трудностях, связанных с интерпретацией фактов; представить на суд читателя противоречивые мнения, когда-либо высказанные по поводу изложенных нами событий, но правоту тех или иных точек зрения можно доказать, только если мы обратимся к подлинным документам. В силу этого мы решили разделить книгу на три части: повествование о событиях, и две документальные части: в одну входят биографические справки, необходимые при рассказе о столь удивительной личности, тесно связанной с событиями исключительной важности, в другой рассматриваются некоторые спорные вопросы, касающиеся проблем изучения истории Жанны д'Арк.
Никто не смог бы составить документальный раздел лучше, чем Мари-Вероник Клэн. Уже семь лет, а может быть, и больше она ежедневно отвечает на вопросы, которые задают нам в письмах (число их достигает примерно тысячи в год) или же устно посетители (около 25 тысяч ежегодно) Центра и Дома Жанны д'Арк. Под ее руководством организуются и проводятся экскурсии для школьников и других посетителей. Именно она принимает французских и зарубежных исследователей, стажеров, приезжающих в Центр для научной работы. Множество диссертаций было подготовлено с ее помощью: вспомним о работе Герда Крумейха из Дюссельдорфа; Робина Блейца из Нью-Йорка; Деборы Фрайоли из Сиракуз, штат Нью-Йорк; Энцо Джибеллато из Милана; Марины Варнер из Лондона; не говоря уж о Марселине Брен из Орлеана и о многих, многих других. Все они скрупулезно изучали документы в Центре Жанны д'Арк, что позволило им успешно завершить свои научные труды. Мари-Вероник Клэн также постоянно организует выставки в Доме Жанны д'Арк.
Наряду с этим Мари-Вероник Клэн занимается собственными исследовательскими изысканиями: во-первых, при написании работы в Высшей школе исследований (Ecole des Hautes Etudes), когда она опубликовала "Beauchamp Household Book", а затем при подготовке диссертации "Источники по истории Жанны д'Арк".
Таким образом, главы, где делается попытка ответить на вопросы, которые, вероятнее всего, возникнут у читателя, принадлежат Мари-Вероник Клэн.
Мы хотели вместе сформулировать эти вопросы по ходу нашего повествования, последовательно излагающего историю самой поразительной жизни, какую только можно себе вообразить. Жизни, по правде говоря, настолько удивительной, что такие определения, как "миф", "легенда", "фольклор", неоднократно возникали под пером многих, писавших о ней. Но только не у историков, так как, если уж речь идет об Истории, о подлинной научной Истории, то все, что относится к Жанне д'Арк, основывается на документах, строжайшим образом отобранных при помощи самого взыскательного исторического метода. Поскольку она удивляла своих современников (в той же степени, как она удивляет нас самих), не существует хроник или мемуаров той эпохи, где бы не упоминалось о Жанне, не говоря уж о частных и официальных письмах, реестрах Парижского парламента и т. д. И что особенно важно, существует - в трех экземплярах каждый - подлинные манускрипты, заверенные нотариусами, с текстом двух судебных процессов, устроенных над Жанной, сначала при ее жизни, а затем после ее смерти. Иными словами, историк, произнесший по ее поводу слово "легенда", дисквалифицировал бы себя.
Вопросы о жизни Жанны д'Арк возникали и будут возникать у каждого нового поколения, слава о ней распространилась на все континенты. Нет в мире ни одной страны, ни одного народа, который не завидовал бы нам, потому что у нас была Жанна д'Арк.
Мы положили в основу нашей работы непременное условие: насколько это возможно, излагать события в полном соответствии с историческими документами (сегодня с ними можно ознакомиться в Центре Жанны д'Арк в Орлеане, где они пересняты на микрофильмы). Это позволило нам подкрепить каждый исторический факт самыми достоверными свидетельствами очевидцев, т. е. передать по мере возможности то, что реально происходило. Поэтому мы начали наш рассказ с первых слухов о Жанне Деве, распространявшихся в 1429 году. Затем мы постарались проследить весь ее путь и только в конце книги вернулись к ее детству и юности. По логике следовало бы сказать об этом в начале, но узнать о ее детстве и юности - согласно историческому ходу событий - стало возможно лишь тогда, когда начался процесс об отмене приговора и назначенные судом духовные лица отправились в Домреми-Грё, где родилась Жанна, чтобы расспросить о ней жителей деревни, в которой она росла. Мы предпочли ход истории требованиям логики.
Возможно, также покажется странным, что мы уделили много внимания пребыванию Жанны в тюрьме и обвинительному процессу. Но ведь ослепительный и краткий путь Жанны состоит из двух этапов: год битв и год тюрьмы. Как раз об этом втором этапе историки не всегда рассказывали достаточно подробно. Будучи прототипом прославленной героини, Жанна была также прототипом политического узника, жертвы захвата заложников и других форм подавления личности - столь обычного явления в нашем XX веке. Вторая часть повествования кажется нам не менее важной, чем первая, посвященная победам. Личность, одиноко противостоящая удушающим идеологиям, убийственному фанатизму, - вот кто такая Жанна д'Арк. И если мы не приводим здесь имен, которые приходят на ум сегодня, то лишь потому, что их список был бы слишком длинным, и потому, что на смену выпавшим на их долю страданиям ежедневно приходят другие, еще более страшные.

* * *

За последние полвека было написано множество работ о Жанне д'Арк и сделано много открытий.
Первое - и одно из самых важных - касалось, без сомнения, идентификации Пьером Шампьоном приблизительно в 1930 году третьего подлинного манускрипта так называемого оправдательного процесса, манускрипта, считавшегося потерянным. Это произвело сенсацию в ученых кругах: речь шла о манускрипте из Хранилища 84 Британского музея, который с тех пор используют все специалисты, занимающиеся Жанной д'Арк. Несколько позднее в содержательных работах отца Донкёра и Ивонны Ланер сообщалось о существовании епископальной записи этого процесса об отмене приговора, предшествовавшей той, которую следует рассматривать как нотарильную копию, как это установил Пьер Дюпарк (См: Duparc P. Proces en nullite do condemnation de Jeanne d'Arc. Paris, 1977 - 1983, t. I, p. ХШ - XVII). . Те же авторы, опубликовавшие различные тексты, остававшиеся неизданными или малоизвестными (мы отсылаем читателя к их перечню в библиографии), дали исследованиям о Жанне д'Арк решающий импульс. Имеется в виду новая публикация текстов, ранее изданных Кишера: "Обвинительный процесс" - издание, подготовленное Пьером Тиссе и Ивонной Ланер; "Процесс об отмене приговора" - издание, подготовленное Пьером Дюпарком; публикация стала возможной благодаря Обществу истории Франции, департаменту Вож и в особенности благодаря замечательному ученому, бывшему директору Школы архивов (Ecole des Charles) Пьеру Маро. Очень надеемся, что выйдут в свет два последних тома Кишера, о которых Мари-Вероник Клэн упомянула в своей диссертации.
Итак, усилия ученых привели к существенным результатам. Не меньший вклад внесен публикациями, доступными широкой публике. Мы вновь отсылаем читателя к библиографии, выделяя работы, которым во многом обязан настоящий труд; особенно отметим Пьера Рокаля, Жака Прево-Буре, полковника де Лиокура, Анри Батайя из Вокулёра, покойного Яна Грандо - это только самые близкие нам по духу авторы, к ним нужно прибавить всех участников коллоквиума, посвященного Жанне д'Арк, проходившего в Орлеане в 1979 году, его материалы под заголовком "Жанна д'Арк, эпоха, влияние" были опубликованы в 1982 году Национальным центром научных исследований (С. N. R. S.) под редакцией Жана Глениссона, директора Института исследований и истории текстов.
Сожалеем, что не смогли пока использовать работу "Карл VII", обещанную нам Филиппом Контамином.
Весьма впечатляет то внимание, которым пользуется Жанна д'Арк во всем мире: в самых разных странах стремятся знать обо всем, что ее касается. Особенно нас порадовало пожелание фирмы Мицукоши организовать в 1982 году выставку в Токио, хотя нам и было уже известно от профессора Такаямы, который перевел на японский язык "Обвинительный процесс", об интересе к нашей героине в Японии.
Здесь самое время вспомнить о таких крупных специалистах по Жанне д'Арк, какими были в Англии преподобный Скотт, а в США отец Дэниел Ренкин. Дэниел Ренкин воспользовался двумя важными книжными собраниями США, посвященными Жанне д'Арк: фондом, хранящимся в Колумбийском университете, и личной библиотекой кардинала Джона Райта (в наши дни она передана в собственность муниципальной библиотеке Бостона). Клэр Кентоль, помогавшая Ренкину, продолжает его работу; она недавно опубликовала исследование о сестрах ордена Жанны д'Арк. В США, как известно, существовал орден, основывавшийся на религиозности и духовности Жанны д'Арк; орден возник еще до того, как Жанна была причислена к лику святых. Подобным же образом в Бельгии организация "Работницы-миссионеры" относит себя к последователям Жанны.
Весьма ценен тот факт, что на другом конце света, в Советском Союзе, есть два историка, глубоко изучивших историю Жанны д'Арк: Анатолий Левандовский и Владимир Райцес; последний, превосходно знающий французский язык, историю и культуру нашей страны, был консультантом знаменитого режиссера Глеба Панфилова, который в 1970 году посвятил Жанне д'Арк прекрасный фильм "Начало".
Все это означает, что и на дальнем Востоке, и на дальнем Западе Жанна Дева признается всеми прежде всего как персонаж мировой истории, как любимая всеми личность. О ней прекрасно сказал Андре Мальро: она жива "в сердцах живых".


Когда владеешь информацией - владеешь миром! Спасибо: 0 
Профиль
Мария Терезия
Лучший друг кардинала




Сообщение: 472
Настроение: Прекрасное
Зарегистрирован: 27.06.09
Откуда: Турция, Конья
Репутация: 6
ссылка на сообщение  Отправлено: 13.12.09 15:58. Заголовок: В. И. Райцес. "..


В. И. Райцес. "Процесс Жанны Д'Арк"

Предисловие
Образ, знакомый по иллюстрации в школьном учебнике: девушка на коне, в латах, со знаменем и мечом въезжает в осажденный город. Легендарная Жанна д’Арк… Какой она была на самом деле?
Мы не знаем ни одного подлинного изображения Жанны. Единственный известный ныне ее прижизненный "портрет" - рисунок пером, который сделал секретарь парижского парламента на полях своего регистра 10 мая 1429 г., когда в Париже узнали о снятии английской осады с Орлеана. Этот рисунок не имеет ничего общего с оригиналом. На нем изображена женщина с длинными локонами и в платье со сборчатой юбкой; она держит знамя и вооружена мечом. Меч и знамя у Жанны действительно были. Но она носила мужской костюм, а ее волосы были коротко подстрижены.
Некоторые смутные и обобщенные черты внешнего облика Жанны можно установить по тем "словесным портретам", которые оставили ее современники. Люди, видевшие Жанну, говорили, что это была высокая, черноволосая и черноглазая девушка. Она отличалась крепким здоровьем, которое позволяло ей вести многотрудную жизнь воина. Силу ее личного обаяния испытал на себе каждый, кто встречался с ней, - даже ее противники,
Время не пощадило изображений Жанны. Но оно сберегло нечто бесконечно более ценное, нежели безгласные портреты и статуи: множество достоверных и выразительных свидетельств. Историк, изучающий жизнь и деятельность Жанны д’Арк, имеет в своем распоряжении обильные и разнообразные источники. О многом рассказала сама Жанна в показаниях перед церковным трибуналом, который судил ее в первой половине 1431 г. Материалы этого процесса сохранились. Они доносят до нас подлинные слова Жанны и воссоздают обстановку суда, который закончился вынесением обвинительного приговора и казнью подсудимой. Спустя четверть века, в 1456 г., дело Жанны д’Арк было пересмотрено: смертный приговор объявили судебной ошибкой, а Жанну признали невиновной. Реабилитации предшествовало длительное расследование, в ходе которого следственная комиссия допросила многочисленных свидетелей, знавших Жанну в разные периоды ее жизни. Материалы этого расследования также сообщают массу ценнейших сведений.
Деятельность Жанны д’Арк отразилась и в других источниках: ее письмах, письмах к ней, финансовых документах, хрониках, современных литературных произведениях и т. д. Все это составляет прочную основу для построения научной биографии Жанны и устраняет на пути исследователя многие препятствия, неизбежно встающие перед каждым, кто, не имея достаточно надежных путеводителей, предпримет путешествие по далеким векам.
О Жанне д’Арк мы знаем больше, чем о ком-либо другом из ее современников. Но это вовсе не значит, что мы знаем о ней все. Ее история изобилует неясностями, ее жизнь овеяна легендами, и вряд ли можно найти среди людей XV столетия другого человека, чей образ представлялся бы потомкам таким загадочным.
Кем только не объявляли Жанну! В ней видели служанку дьявола и орудие божественного провидения, инструмент политических интриг и спиритичку-медиума, незаконнорожденную принцессу и "нового Жака" - потенциального предводителя крестьянского восстания против феодалов.
Литература, посвященная Жанне д’Арк, необозрима. Ежегодно в самых разных странах появляются десятки новых книг и статей. Среди них имеются ценные публикации и исследования, значительно расширяющие наши знания о Жанне и ее эпохе. В 1960 г. во Франции были заново опубликованы протоколы обвинительного процесса. Это по существу первое критическое издание важнейшего источника по истории Жанны д’Арк, дающее исследователю научно выверенный текст. Осуществил это издание Пьер Тиссе - автор появившейся четырьмя годами раньше превосходной работы о суде над Жанной.
Впрочем, в литературе о Жанне таких работ немного. Среди книг на эту тему, вышедших во Франции в послевоенные годы, преобладают сочинения, весьма далекие от науки. Рассчитанные на дешевый успех, они привлекают внимание читателей сенсационными заголовками: "Была ли Жанна д’Арк сестрой Карла VII?", "Проблема и тайна Жанны д’Арк", "Была ли Жанна д’Арк сожжена?" и т. п. В одной из этих книг, появившейся в 1962 г., говорится, что "тайна" Жанны, секрет ее успехов имеет сверхъестественную природу. Автор другой книги (она была издана в Марселе в 1955 г.) ищет земную разгадку этой тайны и находит ее в том, что Жанна была - не больше, не меньше - внебрачной дочерью французской королевы Изабеллы Баварской и, стало быть, приходилась Карлу VII родной сестрой. В качестве едва ли не самого веского "доказательства" приводится такой аргумент: Жанна и Изабелла, обе они были брюнетками. По мнению автора третьей книги (год издания 1952), Жанна вовсе не была сожжена: она спокойно доживала свои дни в дворянском замке, в обществе мужа и детей, сохраняя тем не менее почетное звание Девы.
О подобных сочинениях, может быть, и не стоило бы упоминать: они находятся вне науки. Но дело здесь не столько в их содержании (оно смехотворно), сколько в общей тенденции, в стремлении "облагородить" национальную героиню Франции, приписав ей королевское происхождение, и оправдать ее убийц. Самый факт существования такой литературы свидетельствует о непрекращающихся попытках реакционной историографии фальсифицировать подлинную историю Жанны д’Арк.
Эта фальсификация далеко не всегда принимает столь крайние, патологические формы. Для современной буржуазной историографии о Жанне д’Арк характерно скорее стремление "примирить" науку и религию, интерпретировав научно установленные факты в свете мистики. Примером такого "научного мистицизма" может служить книга известного французского историка Режины Перну "Жанна д’Арк", вышедшая в 1959 г. Когда читаешь эту книгу, то кажется, что она написана разными людьми. В тех главах, где рассказывается о конкретной деятельности Жанны, автор выступает во всеоружии критического метода, основывая свое изложение на точных и тщательно изученных фактах. Но как только речь заходит о мотивах поступков героини, так сразу же историческое исследование уступает место наукообразной поповщине. Режина Перну видит истоки великого подвига Жанны в религиозном воодушевлении. "Считаться с одними только естественными качествами Жанны - значит совершить по отношению к ней предательство. Жанна - существо мистическое", - заявляет Перну в заключительной главе. Как видим, легенда о "святой Иоанне" жива по сей день, и разоблачение этой легенды составляет насущную задачу марксистской исторической науки .
История Жанны д’Арк... Это не только жизнеописание юной девушки, пришедшей в лихую годину на помощь своей родине. Это рассказ о французском народе, об испытаниях, выпавших на его долю, о его надеждах и его борьбе. И начать этот рассказ нужно издалека.



Когда владеешь информацией - владеешь миром! Спасибо: 0 
Профиль
Мария Терезия
Лучший друг кардинала




Сообщение: 473
Настроение: Прекрасное
Зарегистрирован: 27.06.09
Откуда: Турция, Конья
Репутация: 6
ссылка на сообщение  Отправлено: 13.12.09 16:01. Заголовок: Joan of Arc - Maid o..


Joan of Arc - Maid of Heaven: all about of Joan of Arc. Читать здесь: http://www.maidofheaven.com/

Когда владеешь информацией - владеешь миром! Спасибо: 0 
Профиль
Мария Терезия
Лучший друг кардинала




Сообщение: 474
Настроение: Прекрасное
Зарегистрирован: 27.06.09
Откуда: Турция, Конья
Репутация: 6
ссылка на сообщение  Отправлено: 13.12.09 16:09. Заголовок: Велейко Ольга - «Ок..


Велейко Ольга - «Оклеветанная Жанна, или разоблачение "разоблачений"»

"В истории трудно найти более загадочную героиню, чем Жанна д'Арк. Здесь все тайна и мистификация, переходящая порой в откровенную фальсификацию. Начиная с имени, которым при жизни никто ее не называл, до гибели на костре, которая оспаривается серьезными исследователями. Есть даже сомнения насчет ее пола. Не сомневаемся мы лишь в том, что Жанна Дева действительно существовала. Все остальное ложь и вранье на службе у высокой политики. Словом, пример исторического пиара".
Так лихо и эффектно начинаются очень многие современные публикации об Орлеанской Деве, выходящие под громким наименованием - "исторические исследования". Их достаточно в русскоязычном Интернете, и хотя официальной наукой такие "сенсации" всерьез не воспринимаются, недооценивать их влияние на умы нельзя, поскольку они читаются, одобряются и распространяются многими. Клеветнические нападки на образ Жанны Девы можно назвать частным проявлением настоящей эпидемии дискредитации великих имен, которая в наше время распространяется по планете. Все эти "разоблачения" отличает общая черта - к гигантам в них приложены мерки пигмеев, великое низведено до уровня обывателей, карьеристов и интриганов. Попыткой разобраться в этом явлении, проверить достоверность и обоснованность измышлений клеветников является представленная работа.



Когда владеешь информацией - владеешь миром! Спасибо: 0 
Профиль
Мария Терезия
Лучший друг кардинала




Сообщение: 475
Настроение: Прекрасное
Зарегистрирован: 27.06.09
Откуда: Турция, Конья
Репутация: 6
ссылка на сообщение  Отправлено: 13.12.09 16:13. Заголовок: Мария Йозефа Курк фо..


Мария Йозефа Курк фон Потурцин. Жанна д'Арк (фрагмент)

Вечер в Шиноне
Вот уже восемьдесят лет, как над Францией навис зловещий рок. Война, братоубийство, эпидемии, голод и всеобщий мор. Однажды королю Филиппу,прозванному Красивым, когда он искал убежища от недовольных парижан в доме капитула ордена тамплиеров, удалось увидеть сокровища ордена. С тех пор жажда золота поселилась у него в сердце. Пятьдесят шесть тамплиеров были сожжены на костре по обвинению в ереси и колдовстве; сокровища же попали в королевскую казну. Но спустя год Филипп погиб от несчастного случая на
охоте, а трое его сыновей умерли один за другим, не оставив наследников. Два английских епископа предстали перед парижским двором и заявили, что право носить корону Франции имеет только их монарх, так как он женат на дочери Филиппа Красивого. В Лондоне две лилии уже можно было видеть в гербе Эдуарда III. Из-за всего этого разразилась война. Столетняя война. В народе распространялись слухи, что она послана в наказание за расправу над тамплиерами. Через тридцать три года после их гибели на костре был уничтожен цвет французского рыцарства, лучшего рыцарства Запада; через шестьдесят шесть лет после смерти Филиппа Красивого трон Франции достался слабоумному королю и сумасшедшей королеве, и оба завещали страну англичанам, объявив
собственного сына незаконнорожденным. Еще тридцать три года спустя Париж был у англичан, а Генрих V Английский короновался в нем. Это произошло в 1413 году, когда девочке Жаннетте, дочери крестьянина д'Арка из лотарингской деревни Домреми, исполнился год, и она еще только училась ходить. Тогда Нормандия на западе, все провинции от Нанта до Пиренеев находились в руках англичан, англичанам покорились также Фландрия на севере и Бургундия на востоке. Лишь оставшаяся часть страны принадлежала Карлу Седьмому Валуа, который, однако, не мог с полным правом называться королем, так как не был уверен, может ли он считать покойного короля своим отцом. В течение семи лет он переезжал из одного замка в другой, не имея ни резиденции, ни правительства, нищий, безвольный и бездеятельный. Когда зима покидала берега Луары, он жил в замке Шинон. В башне этого замка некогда томился в плену последний Великий магистр тамплиеров Жакоб де Молэ,
сожженный на костре, и его страшная смерть принесла Франции несчастья.

Скачать книгу можно здесь: http://jehanne.unavoce.ru/index-book.html

Когда владеешь информацией - владеешь миром! Спасибо: 0 
Профиль
Мария Терезия
Лучший друг кардинала




Сообщение: 476
Настроение: Прекрасное
Зарегистрирован: 27.06.09
Откуда: Турция, Конья
Репутация: 6
ссылка на сообщение  Отправлено: 13.12.09 16:16. Заголовок: Витражи и фрески с Ж..


Витражи и фрески с Жанной: http://jehanne.unavoce.ru/albom/vitrazifreski/index.htm

Галлерея скульптур Жанны: http://jannadark.ru/biblio/istordoc

Анри Валлон "Жанна Д"Арк": http://www.stejeannedarc.net/histoire_wallon/histoire_wallon.php

Под знаменем Жанны Д'Арк, сайт - библиотека (там много чего интересного): http://jannadark.ru/biblio

Когда владеешь информацией - владеешь миром! Спасибо: 0 
Профиль
МАКСимка
moderator




Сообщение: 3212
Зарегистрирован: 20.10.08
Откуда: Россия, Санкт-Петербург
Репутация: 19
ссылка на сообщение  Отправлено: 14.12.09 21:22. Заголовок: http://s57.radikal.r..



«Жанна д’Арк», триптих, 1931 год


Башня в Руане, где была заточена Жанна


Видение Жанны д’Арк (Жюль Бастьен-Лепаж, 1879 год)


Допрос Жанны кардиналом Винчестера (Поль Деларош, 1824 год)


Спасибо: 0 
Профиль
МАКСимка
moderator




Сообщение: 3213
Зарегистрирован: 20.10.08
Откуда: Россия, Санкт-Петербург
Репутация: 19
ссылка на сообщение  Отправлено: 14.12.09 21:23. Заголовок: http://i027.radikal...



Жанна д’Арк на коронации Карла VII. Жан Огюст Доминик Энгр, 1854


Жанна д’Арк при осаде Орлеана. Ш. Ленепвё


Жанна д'Арк. Миниатюра второй половины XV в.



Спасибо: 0 
Профиль
МАКСимка
moderator




Сообщение: 3214
Зарегистрирован: 20.10.08
Откуда: Россия, Санкт-Петербург
Репутация: 19
ссылка на сообщение  Отправлено: 14.12.09 21:25. Заголовок: http://s06.radikal.r..



Памятная доска в Вокулёре


Подпись Жанны


Статуя Жанны д’Арк, в Вокулёре


Спасибо: 0 
Профиль
Клод Моне





Сообщение: 126
Зарегистрирован: 27.10.09
Репутация: 2
ссылка на сообщение  Отправлено: 14.12.09 21:32. Заголовок: http://blogs.dallaso..




''Жанна д'Арк '' Работа знаменитого Данте Габриелa Россетти .
Kартина датируется 1845 или 1855 годом.


Спасибо: 1 
Профиль
МАКСимка
moderator




Сообщение: 3215
Зарегистрирован: 20.10.08
Откуда: Россия, Санкт-Петербург
Репутация: 19
ссылка на сообщение  Отправлено: 14.12.09 21:34. Заголовок: http://s41.radikal.r..



Гравюра 1817 года


Жанна Д'Арк, картина Рубенса, 1620 год


Жанна Д'Арк, Ян Матейко, 1886 год


Жанна, Eugene Thirion, 1876 год


Спасибо: 0 
Профиль
МАКСимка
moderator




Сообщение: 3216
Зарегистрирован: 20.10.08
Откуда: Россия, Санкт-Петербург
Репутация: 19
ссылка на сообщение  Отправлено: 14.12.09 21:37. Заголовок: http://s55.radikal.r..



Жанна, Герман Стилк


Памятник в Компьене


Памятник в Пуатье


Памятник в Реймсе


Спасибо: 0 
Профиль
МАКСимка
moderator




Сообщение: 3217
Зарегистрирован: 20.10.08
Откуда: Россия, Санкт-Петербург
Репутация: 19
ссылка на сообщение  Отправлено: 14.12.09 21:38. Заголовок: http://s59.radikal.r..



Памятник Жанне в Париже


Смерть Жанны Д'Арк, Герман Стилк


Статуя Жанны в Реймском соборе


Спасибо: 0 
Профиль
МАКСимка
moderator




Сообщение: 3218
Зарегистрирован: 20.10.08
Откуда: Россия, Санкт-Петербург
Репутация: 19
ссылка на сообщение  Отправлено: 14.12.09 21:56. Заголовок: http://s59.radikal.r..



Жанна и король, миниатюра


Жанна на коне, из манускрипта 1550 года


Милостливый эдикт Жанне и её семье, Карл VII, 1429 год


Письмо Жанны жителям Реймса, 1429 год


Фигура Жанны в соборе города Байонны


Спасибо: 0 
Профиль
Клод Моне





Сообщение: 129
Зарегистрирован: 27.10.09
Репутация: 2
ссылка на сообщение  Отправлено: 15.12.09 12:10. Заголовок: http://www.1st-art-g..



'' Жанна Д'Арк '' работа Джона Эверетта Миллеса ( 1867)




Спасибо: 0 
Профиль
МАКСимка
moderator




Сообщение: 3230
Зарегистрирован: 20.10.08
Откуда: Россия, Санкт-Петербург
Репутация: 19
ссылка на сообщение  Отправлено: 16.12.09 19:55. Заголовок: http://s09.radikal.r..



Памятник в Новом Орлеане


Памятник в Орлеане


Памятник в Шиноне


Памятник рядом с базиликой Сакре-Кёр


Спасибо: 0 
Профиль
МАКСимка
moderator




Сообщение: 3231
Зарегистрирован: 20.10.08
Откуда: Россия, Санкт-Петербург
Репутация: 19
ссылка на сообщение  Отправлено: 16.12.09 19:57. Заголовок: http://s49.radikal.r..



Статуя в Марселе


Статуя в Марселе, церковь августинцев


Статуя Жанны в Лувре


Спасибо: 0 
Профиль
МАКСимка
moderator




Сообщение: 3232
Зарегистрирован: 20.10.08
Откуда: Россия, Санкт-Петербург
Репутация: 19
ссылка на сообщение  Отправлено: 16.12.09 19:59. Заголовок: http://s48.radikal.r..



Статуя Жанны в Соборе Нотр-Дам-де-Пари


Статуя Жанны в Соборе Святого Людовика, Новый Орлеан


Фигура Жанны в соборе Сент-Мари, Ош


Спасибо: 0 
Профиль
Леди Фортескью
Английская шпионка




Сообщение: 20
Зарегистрирован: 15.12.09
Репутация: 1
ссылка на сообщение  Отправлено: 16.12.09 20:28. Заголовок: Помните, я вчера гов..


Помните, я вчера говорила о книге, в которой есть статья про Ришелье? Там же есть версия о происхождении Жанны д'Арк. Если никто не против, я потом её здесь выложу.

Спасибо: 0 
Профиль
Мария Терезия
Лучший друг кардинала




Сообщение: 499
Настроение: Прекрасное
Зарегистрирован: 27.06.09
Откуда: Турция, Конья
Репутация: 6
ссылка на сообщение  Отправлено: 16.12.09 21:12. Заголовок: Конечно, не против!..


Конечно, не против!

Когда владеешь информацией - владеешь миром! Спасибо: 0 
Профиль
Клод Моне





Сообщение: 142
Зарегистрирован: 27.10.09
Репутация: 3
ссылка на сообщение  Отправлено: 18.12.09 17:15. Заголовок: http://visitnormandy..




" Жанну ведут к месту казни " . Картина 19_ ого века.



Спасибо: 0 
Профиль
Клод Моне





Сообщение: 222
Настроение: Импресионистическое
Зарегистрирован: 27.10.09
Репутация: 3
ссылка на сообщение  Отправлено: 27.12.09 12:47. Заголовок: http://www.bellet..





Образ Жанны д'Арк - единственный и неповторимый. С точки зрения любой эпохи он одинаково безупречен, идеально прекрасен... (Марк Твен)

Жанна Д'Арк (Jeanne d'Arc) (ок. 1412-31), родившаяся в семье деревенского старосты в селении Домреми во время Столетней войны, рано осознала свое призвание. Однажды она услышала голоса святых Маргариты и Екатерины, которые сообщили девушке, что именно ей предстоит спасти Францию от английского нашествия. Жанна покинула родной дом, добилась встречи с дофином Карлом VII и стала во главе французского войска. Она освободила несколько городов, в частности Орлеан, после чего начала именоваться Орлеанской девой. Вскоре Карл VII был коронован в Реймсе, а Жанна одержала еще ряд важных военных побед. 23 мая 1430 года во время вылазки близ города Компьен отряд Жанны был взят в плен бургундцами, которые передали ее герцогу Люксембургскому, а тот, в свою очередь, англичанам. Англичане обвинили Жанну колдуньей и передали церковному суду. В это время в Париже королем французским и английским был провозглашен Генрих VI. Суд над Жанной был призван доказать, что Карла VII возвела на трон еретичка и колдунья. Обвиненная в ереси, 21-летняя Жанна была сожжена на костре в Руане. В 1455-1456 в Бурже прошел процесс посмертной реабилитации Жанны д'Арк. 16 мая 1920 она была причислена католической церковью к лику святых. Ныне во Франции второе воскресенье мая ежегодно отмечается как праздник в честь Жанны д'Арк.
Книга российского историка Анатолия Петровича Левандовского рассказывает о жизни, подвиге и трагической судьбе героини французского народа. Написанная как биографическая повесть, она не имеет ни выдуманных героев, ни созданных автором ситуаций - все факты, в ней содержащиеся, почерпнуты из достоверных источников

Скачать : http://rapidshare.com/files/42400708/Levandovskiy.rar


Спасибо: 0 
Профиль
Мария Терезия
Лучший друг кардинала




Сообщение: 753
Настроение: Прекрасное
Зарегистрирован: 27.06.09
Откуда: Турция, Конья
Репутация: 9
ссылка на сообщение  Отправлено: 24.03.10 18:49. Заголовок: Тогоева О.И. "ИС..


Тогоева О.И.
"ИСТИННАЯ ПРАВДА"
Языки средневекового правосудия
ЧИТАЕМ ЗДЕСЬ

Когда владеешь информацией - владеешь миром! Спасибо: 0 
Профиль
Мария Терезия
Лучший друг кардинала




Сообщение: 754
Настроение: Прекрасное
Зарегистрирован: 27.06.09
Откуда: Турция, Конья
Репутация: 9
ссылка на сообщение  Отправлено: 24.03.10 18:54. Заголовок: Из В.В. Карева "..


Из В.В. Карева "История средних веков":
В период Столетней войны , в самый ее критический момент, на исторической сцене появляется Жанна д'Арк (1412-1431). Жанна родилась в крестьянской семье, в деревне Домреми на границе Шампани и Лотарингии. Отец ее, Жак д'Арк, был пахарем. Жанна с детства ощущала свое предназначение, данное ей Богом — быть освободительницей Франции. В детстве и юности у нее наблюдались слуховые и визуальные галлюцинации: она слышала голоса, которые призывали ее к исполнению этой миссии.
В боевые действия Жанна вступила, когда был осажден англичанами Орлеан. Жанна покидает свою деревню, ей довольно легко удается добиться аудиенции у крупных военачальников, она получает коня, снаряжение и сопровождение. После этого Жанна отправляется в Шинон — резиденцию дофина Карла. Ей удивительно легко удалось пройти через территорию, занятую англичанами и бургундцами. Дофин, будущий король Карл VII, принимает Жанну с большим недоверием. Ей была устроена проверка: когда ее ввели в зал, она должна была сама узнать короля среди множества придворных — если ее ведут голоса и предназначение, то это поможет ей узнать короля. Жанна короля узнала. Во Франции существовало старинное предание, что страну погубит женщина, но спасет Дева. После встречи Жанны с королем широко распространился слух о том, что явилась Дева, которая спасет Францию.
В Шиноне у Жанны с королем состоялся долгий разговор. Документально он зафиксирован не был, но в результате этой беседы Жанна получает большой отряд, опытных военачальников и направляется к Орлеану. Появление Жанны у стен осажденного города воодушевило его обитателей и французскую армию. В результате битвы (1429) английские войска уходят из-под Орлеана. Это событие явилось переломным в ходе Столетней войны. После освобождения Орлеана французское войско под командованием Жанны начало теснить англичан, которые вынуждены были отойти от главной артерии Франции — Луары, протекающей по королевскому домену Иль-де-Франсу. После этого, когда от англичан был практически освобожден королевский домен, Жанна убеждает дофина идти короноваться в Реймс. Карл соглашается с ней и отправляется в Реймс со свитой и со своим войском. В Реймском соборе во время коронования Карла — отныне короля Франции Карла VII, — корону торжественно возлагает Жанна. Эта честь была предоставлена освободительнице Франции.
После этого популярность Жанны еще больше возрастает, но скоро судьба изменяет ей. Во время осады Компьена она попадает в плен к бургундцам, которые продают ее англичанам. Англичане заточают Жанну в тюрьму в г. Руане и в этом же городе начинается суд над Жанной д'Арк. Суд этот был инквизиционный, возглавлял его ярый фанатик епископ Кошон. От него зависел весь ход судебного разбирательства. Суд обвинил Жанну в ереси и колдовстве и приговорил к сожжению. Она была сожжена в Руане в 1431 г. Карл VII ничего не сделал, чтобы вызволить из плена героиню и освободительницу Франции, которая его короновала.
Прошло 25 лет, и в 1456 г. Карл VII отдал приказ о пересмотре дела Жанны. Пересмотр дела шел в Ватикане, и папой Каллистом III Жанна была полностью реабилитирована. С нее сняли все обвинения в ереси и колдовстве, и Жанна осталась героиней и символом Франции. В 1920 г. папой Бенедиктом XV Жанна д'Арк была причислена к лику святых. До сих пор Франция чтит Жанну-Девственницу, Орлеанскую Деву. Ей посвящены многие литературные и музыкальные произведения.
Такова официальная версия жизни и деяний Жанны д'Арк, но и есть и другие, отличающиеся существенно иной концепцией. Суть их сводится к одному: Жанна не была крестьянкой. Историки, которые разрабатывают и доказывают эту версию, считают, что ее родители Жак д'Арк и его жена были мнимыми родителями и тоже не были крестьянами, а принадлежали к дворянскому роду. Сама Жанна, утверждают они, при жизни никогда не называла себя Жанной д'Арк. Она всегда называла себя Жанна-Девственница, Дева Жанна. И на допросах в Руане она также ни разу не назвала себя Жанна д'Арк, только Жанна или Дева.
Историки неофициальной версии скрупулезно проследили положение Жанны в Шиноне. Сторонники некрестьянского происхождения Жанны отмечают, что Дева Жанна поражала короля, его окружение, судей своей прекрасной речью, умными ответами, знанием и ориентацией в политике и дипломатии. Один из секретарей Карла VII заявил: «Создается впечатление, что эта девушка была воспитана не в полях, а в школах и в тесном общении с науками». Когда Жанна прибыла в Шинон, она изумила дофина мастерством верховой езды и безупречным знанием игр, которые были распространены среди знати (игра в кольца и т.п.), а также совершенным владением оружием. Сторонники неофициальной версии считают, что, в отличие от придворных, король был посвящен в тайну Жанны, он знал, кто перед ним. Придворных же поразило то, что в Шиноне она быстро узнала короля и была встречена как знатная дама, и не просто знатная дама, но как дама королевской крови: Жанну окружили почестями самого высокого порядка. Она несколько раз и подолгу беседовала с королем, а такой чести удостаивался не каждый.
Этой «крестьянской девушке» в Шиноне определили, назначили фрейлину из знатного рода (муж фрейлины был советником герцога Орлеанского). Жанне был также придан паж (отец этого пажа был камергером герцога Орлеанского). Жанна получила оруженосца, бывшего капитана гвардейцев Карла VI. В ее штат входил капеллан — монах-францисканец. Капеллан полагался только принцам крови. Она имела дворецкого и двух герольдов, при ней был создан секретариат. Она получила личный штандарт — белое полотнище, затканное золотыми лилиями (цветы французского королевского дома). Таким образом, считают историки, Жанна получила все, что полагалось принцессе крови. Карл подарил ей золотые шпоры и дорогие доспехи. Ей были вручены меч Орлеанского дома и священное кольцо Орлеанского дома. Окружающих поражала богатая одежда Жанны (военная мужская и светская женская). Капюшон Жанны был вышит золотыми лилиями. Вся эта атрибутика дала некоторым историкам основание полагать, что Жанна происходила из королевского Орлеанского дома.
Сторонники версии королевского происхождения Жанны тщательно проследили всю ее генеалогию и пришли к выводу, что Жанна была дочерью Изабеллы Баварской (королевы Франции, жены Карла VI) и брата Карла VI Луи Орлеанского, т.е. по отцу она была принцессой Орлеанского дома. Карл VII, которого она короновала в Реймсе, был ее сводным братом по матери. Поскольку Жанна являлась незаконнорожденной, ее в раннем детстве отправили в деревню Домре-ми, но не в крестьянскую, а в дворянскую семью. Некоторые историки, придерживающиеся официальной версии о Жанне д'Арк, высказывают мнение, что Жанна Дева не была сожжена в Руане. Она шла на костер в низко надвинутом на лицо капюшоне. Историки этой версии утверждают, что, возможно, на костер взошла не Жанна, а другая женщина. Сторонники неофициальной версии также считают, что принцесса Жанна не была сожжена. У принцессы Жанны началась новая жизнь: она вышла замуж за знатного рыцаря Робера дез Армуаза и стала называться Дамой дез Армуаз. Историки утверждают, что папа Каллист III, реабилитировавший Жанну, а также папа Бенедикт XV, канонизировавший Жанну, были посвящены в ее тайну.

Когда владеешь информацией - владеешь миром! Спасибо: 0 
Профиль
графиня де Мей
Вдохновительница Фронды




Сообщение: 1089
Зарегистрирован: 02.12.08
Репутация: 14
ссылка на сообщение  Отправлено: 29.03.10 22:50. Заголовок: В военно-историческо..


В военно-историческом журнале Para Bellum вычитала вот такую краткую рецензию-опросник на книгу Ж.Мишле о Жанне д`Арк. Читателям предлагается ответить на следующие вопросы:
1. Почему Робер де Бодрикур, губернатор Вокулерского кастелянства, в которое входила родная деревня Жанны – Домреми, – оказался столь наивен и покладист, что последовал, мягко говоря, странноватым советам безродной девчонки и не только направил ее к дофину Карлу, но и выделил эскорт?
2. На основании чего дофин доверил простолюдинке собственную армию, создал для нее штат прислуги из 12 человек и оплатил все связанные с этим расходы?
3. Почему крестьянская дочь носила на одежде герб Орлеанского герцога и столь сильно пеклась именно о Карле Орлеанском, пребывающим со времени Азенкурской катастрофы в английском плену? «Я пришла сюда, чтобы вернуть королевскую кровь», – так писала Девственница из-под Орлеана в письме к английскому королю, предлагая за выкуп пленного герцога любую сумму.*5
4. На каком основании безродная пастушка получила собственное знамя с символикой королевского дома – исключительную привилегию лиц королевской крови?
5. Почему к мнению якобы неграмотной простолюдинки прислушивались французские маршалы и капитаны? Неужели бравые вояки типа Этьена Ла Гира в одночасье преисполнились духом божественной благодати?
6. Почему девушка, проведшая всю юность в деревне, умела читать и писать, великолепно держалась в седле и, наконец, с негодованием отвергла утверждение инквизиции о том, что она якобы занималась сельским трудом?
7. Почему во время ее казни народ был оттеснен от эшафота, а лицо самой казненной было закрыто капюшоном и колпаком?
8. Почему через несколько лет после «казни» Девственница вдруг целой и нередимой объявилась во Франции, причем ее опознали как соратники, так и родственники?
9. Наконец, как объяснить найденный в 1907 году французским профессором Альбером Байе брачный контракт между Жанной, Девственницей Франции, и дворянином Робером д’Армуазом от 1436 года, собственноручно подписанный якобы сожженной в 1431 году народной героиней?

Меня особенно интересует вопрос №8 и №9. Кто из форумчан может ответить на это?

Спасибо: 0 
Профиль
Мария Терезия
Лучший друг кардинала




Сообщение: 777
Настроение: Прекрасное
Зарегистрирован: 27.06.09
Откуда: Турция, Конья
Репутация: 9
ссылка на сообщение  Отправлено: 30.03.10 12:00. Заголовок: графиня де Мей пишет..


графиня де Мей пишет:

 цитата:
8. Почему через несколько лет после «казни» Девственница вдруг целой и нередимой объявилась во Франции, причем ее опознали как соратники, так и родственники?


Известны также версии, согласно которым Жанна вообще не была сожжена на костре. Отсутствие протокола о казни в архивах Нижней Сены и Руанского архиепископства объясняется некоторыми исследователями тем, что казнь так и не была совершена.Согласно одной из версий, Жанна, проведя около четырёх лет в заточении, вернулась к королевскому двору и вновь получила под командование войска. Спустя некоторое время она вышла замуж за некоего Робера дез Армуаза.
Вторая версия утверждает, что сожжение на костре имело место, но сожжена была другая женщина, тогда как Жанну д’Арк умертвили тайно с помощью яда, а тело спустили в Сену. Англичане не решались казнить Жанну публично, так как опасались возможного чуда во время казни. Попыток отравить её было две — после первой Жанна выжила, а вторая достигла своей цели. Чтобы никто не смог разоблачить подмену, голову женщины, казнённой вместо Жанны, накрыли бумажным колпаком, её окружали 120 (по другим сведениям — 800) солдат, толпу зрителей оттеснили на край площади Сенного рынка, костёр был частично загорожен деревянным щитом, на котором был написан приговор. Правда, эта теория также предполагает повальное лжесвидетельство на оправдательном процессе, где показания после клятвы на Евангелии дало множество свидетелей, включая нуайонского епископа. Упоминания о казни Жанны есть и в документах той эпохи, например, в «Дневнике парижского горожанина». Согласно легенде, на месте казни было обнаружено сердце, которое не сгорело. Амбелен, считающий, что вместо Жанны казнили другую женщину, предполагал, что ей дали наркотическое средство, и ссылался на сообщение Светония в «Жизни двенадцати Цезарей», что существовал яд, который делал сердце несгораемым. Объяснение того, что англичане отпустили свою добычу, Пьер де Сермуаз видит в том, что Анна Бедфордская, супруга главнокомандующего, также состояла в третьем францисканском ордене, и, соответственно, могла договориться с королевой Иоландой, а через неё — с Карлом VII о возможных уступках, которые будут сделаны. К тому же, зять губернатора Руана пребывал в то время в плену у французов, и Карл открыто грозил расправиться с пленником, если Жанна будет казнена.


Когда владеешь информацией - владеешь миром! Спасибо: 0 
Профиль
графиня де Мей
Вдохновительница Фронды




Сообщение: 1093
Зарегистрирован: 02.12.08
Репутация: 14
ссылка на сообщение  Отправлено: 30.03.10 22:52. Заголовок: Мария Терезия пишет:..


Мария Терезия пишет:

 цитата:
Известны также версии, согласно которым Жанна вообще не была сожжена на костре.


Вот и я о том же! Не подскажете, где вы об этом читали? Мне очень любопытно!

Спасибо: 0 
Профиль
Мария Терезия
Лучший друг кардинала




Сообщение: 781
Настроение: Прекрасное
Зарегистрирован: 27.06.09
Откуда: Турция, Конья
Репутация: 9
ссылка на сообщение  Отправлено: 31.03.10 17:45. Заголовок: графиня де Мей пишет..


графиня де Мей пишет:

 цитата:
Не подскажете, где вы об этом читали?


Во-первых, статью в Википедии.
Потом читала вот ЗДЕСЬ
Режин Перну, Мари-Вероник Клэн "Жанна д'Арк" - вот ЗДЕСЬ
Мария Йозефа Курк фон Потурцин читала ЗДЕСЬ
В.И. Райцес "Процесс Жанны д"Арк" читала ЗДЕСЬ

Также есть интерересный сайт, где много чего про Орлеанскую Деву: ЗДЕСЬ и ПОД ЗНАМЕНЕМ ЖАННЫ д'АРК

Когда владеешь информацией - владеешь миром! Спасибо: 1 
Профиль
графиня де Мей
Вдохновительница Фронды




Сообщение: 1131
Зарегистрирован: 02.12.08
Репутация: 14
ссылка на сообщение  Отправлено: 09.04.10 11:18. Заголовок: Нашла в интернете оп..


Нашла в интернете описание дома Жанны:

"Дом, в котором национальный гений страны в удивительном сочетании красоты и силы воплотился в эту девушку, сегодня принадлежит округу Вогезы, охраняющему его с большой заботой. Над дверью возвышается герб племянника Жанны — на лазурном поле герба три золотых лемеха, на которых держится золотая звезда. Рядом находится герб, дарованный его тете самим Карлом VII: на лазурном поле серебряный меч вместе с золотой короной, тремя лилиями, крестом и яблоней.
Девиз: Vive labeur, avec millesime 1481.

Фасад дома украшен по приказу Людовика XI нишей, сделанной довольно элегантно в стиле своего времени, с гербом Франции в глубине. Прежде в нише находилась статуя Жанны в военном снаряжении, молящейся на коленях, с соединенными ладонями. Оригинал был разрушен гугенотами в конце XVI века. Во времена Людовика XIII на его месте была установлена другая статуя, искалеченная и уничтоженная масонами Лотарингии в 1848 году. Сегодня в нише находится одна копия этой последней статуи; другая же располагается в главной комнате дома, преобразованного в музей.

Доспехи на этой последней отличаются по стилю исполнения от всего остального и поэтому должны принадлежать статуе, сделанной по приказу Людовика XI, а голова, также слегка несоответствующая фигуре в целом, должна быть точной копией с головы статуи времен Людовика XIII. Что касается доспехов, то они, как ни странно, представляют собой образец снаряжения соратника Генриха IV, а не Карла VII. Тем не менее, эта статуя является лучшей из всех существующих, потому что она более точно соответствует образу Девственницы, поразившей всех своей храбростью. Ее лицо — это лицо девушки из долины Мец, и она нисколько не похожа на мужеподобных дев из Мозельской долины: первые не столь высоки ростом, более изящны, с тонкой талией, с обычной улыбкой на лице и удивительно женственной походкой".

Спасибо: 0 
Профиль
Дмитрий
Сhevalier de Castorville




Сообщение: 66
Зарегистрирован: 11.04.10
Репутация: 4
ссылка на сообщение  Отправлено: 16.05.10 17:38. Заголовок: Клип про Жанну Д`Арк.

Спасибо: 0 
Профиль
Недобитый Скальд



Сообщение: 6
Зарегистрирован: 09.08.10
Репутация: 0
ссылка на сообщение  Отправлено: 09.08.10 17:13. Заголовок: графиня де Мей пишет..


графиня де Мей пишет:

 цитата:
8. Почему через несколько лет после «казни» Девственница вдруг целой и нередимой объявилась во Франции, причем ее опознали как соратники, так и родственники?
9. Наконец, как объяснить найденный в 1907 году французским профессором Альбером Байе брачный контракт между Жанной, Девственницей Франции, и дворянином Робером д’Армуазом от 1436 года, собственноручно подписанный якобы сожженной в 1431 году народной героиней?
Меня особенно интересует вопрос №8 и №9. Кто из форумчан может ответить на это?



А что тут отвечать?
Все уже давно отвечено.

Тогоева О.И. Феномен Клод дез Армуаз и проблема самоидентификации французов XV в. // Человек XV столетия: грани идентичности. М.: ИВИ РАН, 2007. С. 212-226

Спасибо: 0 
Профиль
МАКСимка
moderator




Сообщение: 5879
Зарегистрирован: 20.10.08
Откуда: Россия, Санкт-Петербург
Репутация: 30
ссылка на сообщение  Отправлено: 02.02.11 00:27. Заголовок: http://pics.qip.ru/3..



Памятная табличка, базилика Сен-Дени

Спасибо: 0 
Профиль
Мария Терезия
Лучший друг кардинала




Сообщение: 1009
Настроение: Прекрасное
Зарегистрирован: 27.06.09
Откуда: Турция, Конья
Репутация: 11
ссылка на сообщение  Отправлено: 09.02.11 19:28. Заголовок: ПРОЦЕСС ЖАННЫ Д'..


ПРОЦЕСС ЖАННЫ Д'АРК. МАТЕРИАЛЫ ИНКВИЗИЦИОННОГО ПРОЦЕССА

ПЕРВОЕ РУССКОЕ ИЗДАНИЕ МАТЕРИАЛОВ ИНКВИЗИЦИОННОГО ПРОЦЕССА ЖАННЫ Д’АРК

История знает многих героических женщин, но самой известной и популярной из них является, несомненно, Жанна д’Арк. Ее личность и ее подвиг производят очень сильное впечатление на многие поколения людей, начиная с ее современников. Не случайно, поэтому, А. С. Пушкин сказал: «Новейшая история не представляет предмета более трогательного, более поэтического жизни и смерти орлеанской героини». (См.: Пушкин Л. С. Последний из свойственников Иоанны д’Арк//Полное собрание сочинений: в 16 т. М., 1949. Т. 12. С. 155.) За те столетия, что прошли после ее смерти, о ней созданы тысячи произведений – исторических, литературных, живописных, музыкальных и кинематографических. Большой интерес к ней сохраняется и по сей день, и он никогда не пропадет, пока жива европейская культура. Этот интерес объясняется не только уникальностью личности Жанны, но и тем, что о ее жизни сохранилось больше свидетельств, чем о жизни любого из ее современников. Материалы инквизиционного процесса, процесса реабилитации, письма, финансовые документы, а также хроники и литературные произведения – такое обилие и разнообразие источников позволяет изучить отдельные моменты ее жизни вплоть до деталей, которые зачастую бывают совершенно непроницаемы для историка-медиевиста. Самыми ценными из этих источников являются, конечно, материалы процесса Жанны с протоколами ее допросов. Ее ответы на многочисленные и самые разные вопросы, задававшиеся судьями, которые стремились во что бы то ни стало поймать ее на ереси, позволяют если не услышать ее голос, ибо большая часть документов составлена на латыни, то ясно понять, что и как она говорила. Судейские секретари, как кажется, довольно точно перевели ее ответы с французского на латынь, не влагая в ее уста того, чего она не говорила. Поэтому эти протоколы представляются достаточно надежным источником для постижения духовного мира Жанны, ее мировосприятия. В комплекс материалов процесса Жанны д’Арк, помимо протоколов, входят и другие документы, дающие возможность хорошо себе представить процедурные моменты, делопроизводство и состав инквизиционных судов. Немалый интерес представляют также и включенные в предлагаемое читателю издание послания, написанные от имени Генриха VI, короля Франции и Англии (королем Франции его признавали сами англичане и их сторонники на континенте), и разосланные в разные страны Европы. Их целью было убедить всех в справедливости осуждения Жанны, и это лишний раз свидетельствует о том, что молва о ней разнеслась далеко за пределы Франции. В нашей стране материалы процесса Жанны впервые подверг серьезному исследованию В. И. Райцес, наиболее видный отечественный специалист по истории Орлеанской героини. Ему принадлежат два наиболее важных труда на эту тему – «Процесс Жанны д’Арк» (М.; Л., 1964) и «Жанна д’Арк: Факты, легенды, гипотезы» (Л., 1982). А. Б. Скакальская, переводчик материалов процесса, составитель данного сборника и автор большой статьи о Жанне, является его ученицей, с успехом продолжающей дело учителя. Она увлеклась Жанной д’Арк еще в школьные годы (прекрасное свидетельство своего рода чар св. Иоанны) и на протяжении всех лет обучения в университете занималась только ею. Неудивительно поэтому, что А. Б. Скакальская прекрасно выполнила первый русский перевод материалов этого процесса. Заслуживают особого внимания тщательность и чуткость, с которыми автор подходит к первоисточнику, стараясь точно отразить стилистику документа. Это подчас весьма непросто, учитывая, что материалы процесса являют собой свод документов различного характера – как нормативных, процессуальных, так и нарративных. А. Б. Скакальская, безусловно, прекрасно владеет французским языком и в достаточной степени – латынью, что позволило ей провести скрупулезную аналитическую работу по сверке и сопоставлению различных редакций Руанского процесса – латинской, так называемой «французской минуты», и нескольких современных французских редакций (Ж. Кишера, П. Тиссе, П. Донкёр). Результатом этой тщательной работы стал выполненный ею перевод, который, вне всяких сомнений, заслуживает пристального внимания и публикации.
Исследовательская деятельность А. Б. Скакальской не осталась незамеченной и во Франции. Несколько лет назад, по приглашению мэрии Орлеана и прихода Сен-Пьер-Мартруа, она сыграла Жанну в пьесе Шарля Пеги. Представление состоялось в соборе Сен-Пьер-Мартруа, куда горожане пришли, чтобы почтить память национальной героини и оценить выступление группы петербургских актеров «Russie Johannique». Особо стоит сказать о большой статье А. Б. Скакальской «Бог и мое право», которая сопровождает публикацию данного перевода. Она стала итогом многолетнего изучения разнообразных источников, имеющих отношение к истории Жанны д’Арк. Статья посвящена своеобразию и особенностям личности и мировосприятия орлеанской героини. А. Б. Скакальская сумела найти свой, оригинальный подход к проблеме. А сделать это было очень непросто ввиду обилия научных работ о Жанне, в которых проблема как будто бы исчерпана до дна. Впервые в отечественной историографии применительно к истории Жанны столь подробно и тщательно рассматривается вопрос о зрелом правосознании орлеанской героини, о его истоках и условиях формирования, то есть раскрывается не столько религиозный, сколько правовой аспект ее феномена. Не менее интересен взгляд автора на проблему восприятия личности Жанны современным ей обществом, в особенности представителями рыцарского сословья. В ходе изучения протоколов обвинительного и кассационного процессов автору удалось проследить, сколь органично Жанна восприняла идеалы и нормы рыцарского этоса. Автор обращает особое внимание на ряд свидетельств в пользу того, что главной причиной «повторного впадения в ересь», которое привело Жанну на костер, был рыцарский обет, данный девушкой дофину Карлу. Обет не позволял ей снять мужское платье до окончания божественной миссии. Эта версия впервые появляется в историографии и, как увидит читатель, она вполне обоснованна. Следует также упомянуть о гипотезе А. Б. Скакальской относительно новой идентификации одного из «голосов» Жанны, а именно, голоса св. Екатерины. Автору удается показать, сколь сильное влияние на представления героини оказали образ и легенда св. Екатерины Сиенской. Прежде было принято отождествлять этот «голос» Жанны со св. Екатериной Александрийской, однако работа А. Б. Скакальской заставляет признать, что такая трактовка требует уточнения и дополнений.
Учитывая все вышесказанное, стоит отметить, что автору нужно было тщательно проштудировать все источники, нужна была и некая широта научного кругозора, чтобы найти вопросы, не затрагивавшиеся еще историками и ответы на которые важны для понимания удивительной личности орлеанской героини.
Ю. П. Малинин
Текст воспроизведен по изданию: Процесс Жанны Д'Арк. Материалы инквизиционного процесса. М-СПб. Альянс-Архео. 2007

Спасибо: 0 
Профиль
Мария Терезия
Лучший друг кардинала




Сообщение: 1010
Настроение: Прекрасное
Зарегистрирован: 27.06.09
Откуда: Турция, Конья
Репутация: 11
ссылка на сообщение  Отправлено: 09.02.11 19:32. Заголовок: ПРОЦЕСС ЖАННЫ Д'..


ПРОЦЕСС ЖАННЫ Д'АРК. МАТЕРИАЛЫ ИНКВИЗИЦИОННОГО ПРОЦЕССА
[Ординарный процесс]
ПРЕДИСЛОВИЕ ПЕРЕВОДЧИКА

Предлагаемая читателю работа является первым полным переводом на русский язык материалов инквизиционного процесса, хорошо известного в истории как «процесс Жанны д’Арк». Несмотря на неугасающий интерес, который традиционно испытывают в России к личности французской героини, этот важнейший исторический документ ранее был доступен читателю лишь в отрывочных и не всегда точных переводах и цитатах. Это привело к возникновению множества некорректных теорий относительно самой Жанны и природы ее феномена. Историография вопроса настолько обширна, что многообразие гипотез вокруг личности героини поистине впечатляет. Однако это изобилие интерпретаций парадоксальным образом уводит нас все дальше и дальше от оригинала. Что же касается русскоязычной литературы, то укоренение в ней некоторых ошибочных представлений о Жанне, было, на наш взгляд, связано с тем, что читатель не мог напрямую обратиться к первоисточникам. Между тем, старый научный принцип ad fontes («К источникам!» (лат.).) никогда не теряет своей актуальности. Поэтому публикацию одного из главных для исследования эпохи Столетней войны документов – процесса Жанны д’Арк – мы считаем делом важным и своевременным. За последние полтора века стараниями французских историков увидели свет несколько поистине бесценных изданий этого документа, о которых необходимо упомянуть. Первое издание материалов процессов осуждения и реабилитации осуществил Жюль Кишера: Quicherat J. Proces de condamnation et de rehabilitation de Jeanne d’Arc dite la Pucelle. V t., Paris, 1841-1849. Именно эту публикацию в 1970 г. взяли за основу для своего издания Пьер Тиссе и Ивонн Ланер. Далее в хронологическом порядке представлены основные издания материалов процесса:
Vallet de Viriville M. Proces de condamnation de Jeanne d’Arc, dite la Pucelle d’Orleans, traduit du latin et publie integralement pour la premiere fois en francais d’apres les documents manuscrits originaux. Paris, 1857.
O’Reilly E. Les deux proces de condamnation, les enquetes et la sentence de rehabilitation de Jeanne d’Arc mis pour la premiere fois integralement en francais d’apres les textes latins originaux officiels, avec notes, notices, eclaircissements, documents divers et introduction. Paris, 1868.
Fabre J. Proces de condamnation de Jeanne d’Arc d’apres les textes authentiques des proces-verbaux officiels. Traduction avec eclaircisements. Paris, 1884.
Taxil L., Fesh P. Le martyre de Jeanne d’Arc, seule edition donnant la traduction fidele et complete du proces de la Pucelle d’apres les manuscrits authentiques de Pierre Cauchon. Paris, 1890.
Champion P. Proces de condamnation de Jeane d’Arc. Texte, traduction et notes. Paris, 1920.
Oursel R. Le proces de condamnation de Jeanne d’Arc. Paris, 1955.
Tisset P., Y. Lanhers. Proces de condamnation de Jeanne d’Arc. Paris, 1970.

Мы остановили свой выбор на редакции Пьера Тиссе и Ивонн Ланер, выполненной в 1970 г. Конечно, наш выбор неслучаен: пользуясь документами руанского процесса, мы исследовали не только биографию Жанны, но и в целом правосознание человека эпохи Позднего Средневековья. П. Тиссе, как известно, занимался юриспруденцией, поэтому его видение и интерпретация неясных моментов в тексте процесса заслуживает особого внимания. Юридический опыт французского медиевиста помог ему найти в протоколах множество специфических деталей, что дает нам почву для необходимой корреляции между текстом публикуемого источника и содержанием исследовательской статьи «Бог и мое право». В первом томе, взятом нами за основу, П. Тиссе публикует латинский перевод процесса, составленный в начале 30-х гг. XV в., т. е. вскоре после смерти Жанны на костре 30 мая 1431 г. Рядом с текстом латинского протокола П. Тиссе помещает так называемую «французскую минуту» – первичные записи допросов Жанны, выполненные на старофранцузском языке. Второй том издания П. Тиссе содержит адаптированный перевод на современный французский язык. Мы сочли необходимым использовать опыт французского исследователя всякий раз, когда требовалось выбрать из вариантов, содержащихся в различных манускриптах, наиболее корректный.
Оригинальный текст латинского протокола не сохранился. Однако с него было сделано пять аутентичных копий, заверенных нотариусами процесса. Три из пяти указанных копий дошли до наших дней:
- манускрипт A (Bibliotheque de l’Assemblee nationale, ms. № 1119) ;
- манускрипт В (Bibliotheque nationale, latin, ms. № 5965);
- манускрипт С (Bibliotheque nationale, latin, ms. № 5966).
Помимо указанных полных списков процесса, для сравнительного анализа мы использовали еще три известных манускрипта, историческая достоверность которых не вызывает сомнений:
- манускрипт U (Bibliotheque nationale, latin, ms. № 8838), т. е. так называемый манускрипт д’Юрфе, который, судя по всему, использовался на процессе реабилитации 1450-1456 гг.;
- манускрипт О (Bibliotheque d’Orleans, ms. № 518), т. е. так называемый Орлеанский манускрипт, составленный при Людовике XII и имевший своим источником манускрипт д’Юрфе; [10]
- манускрипт Е, или «доклад д’Эстиве», который не является отдельным самостоятельным списком процесса, но доносит до нас текст не сохранившейся «французской минуты». Как известно, в марте - апреле 1431 г. судебный исполнитель Жан д’Эстивэ перевел с французского языка на латынь фрагменты допросов подсудимой. Эти фрагменты он поместил под каждой из 70 обвинительных статей, которые 27 и 28 марта 1431 г. были зачитаны Жанне. Редакция д’Эстиве во многом отличается от перевода на латинский язык «французской минуты», который, по приказу Кошона, был сделан Тома де Курселлем и Гийомом Маншоном, осенью 1431 г. или, по другой версии, в 1435 г.
В тексте настоящего издания ссылки на шесть названных манускриптов отмечены курсивом: А, В, С, U, О, Е.
Комментарии переводчика непосредственно в корпусе протоколов мы постарались минимизировать, всякий раз отсылая читателя к соответствующим местам статьи «Бог и мое право», которая помещена в конце книги (отсылки даются в скобках с указанием раздела статьи и страницы). Таким образом, читателю предоставляется возможность решать самому, просмотреть ли подробный комментарий сразу, либо сделать это по прочтении протоколов целиком.

Пьер Кошон, которому англичане доверили организацию обвинительного процесса против Жанны, стремился к тому, чтобы этот процесс выглядел образцовым с точки зрения канонического права. Он сделал все возможное, чтобы дело Жанны формально велось в строгом соответствии с нормами и традициями судопроизводства инквизиции. Исходя из этого, мы сочли нужным структурировать наш источник таким образом, чтобы стадии процесса и особенности каждого из его этапов были видны и понятны читателю. Поэтому в нашем издании материалы процесса не представляют собой сплошной текст, как в оригинале, а разделены на сегменты. Каждому этапу судопроизводства соответствует определенный раздел, содержащий несколько частей. В квадратных скобках мы даем названия разделов, отсутствующие в тексте самого процесса, но традиционные для современной иоаннистики. Даты, вынесенные в заглавие документов, также помещены в текст для удобства восприятия и оптимизации структуры документа.

Пьер Кошон привлек к участию в руанском процессе более 130 асессоров. В Приложении I дается краткая биографическая справка о каждом из членов трибунала. При упоминании персонажа в тексте источника в скобках указывается номер соответствующей биографической статьи. Основу каждой из данных статей составляют исследования П. Тиссе и И. Ланнер, но в некоторых случаях мы сочли нужным дополнить их собственными комментариями. В издании П. Тиссе и И. Ланер фамилии судей и асессоров расположены в соответствии с французским алфавитом и имеют порядковые номера. При переводе на русский язык мы оставили в корпусе источника те же порядок и нумерацию. Но для удобства читателей в конце раздела, содержащего краткие биографии членов руанского трибунала, мы поместили вспомогательную таблицу (Приложение II). Таблица содержит список судей и асессоров на русском языке в порядке, соответствующем русскому алфавиту. Напротив каждой фамилии указывается ее французский эквивалент и соответствующий номер. В тексте процесса номера даются в скобках после каждого упоминания персонажа.
Приложение III содержит перевод некоторых посланий Жанны, которые были записаны с ее слов секретарями в период с 1429 по 1430 г. В разделе «История Жанны д’Арк» публикуются: хронология событий, карта Франции эпохи Жанны и аналитическая статья «Бог и мое право». Несмотря на всемирную известность публикуемого источника, он и по сей день во многом остается загадкой. Впрочем, как и все, что связано в нашем сознании с личностью Жанны д’Арк. В материалах, касающихся истории Жанны, остается огромное количество неясных мест, смысловых лакун, противоречий. Многие важнейшие документы и вовсе исчезли, либо были сфальсифицированы уже после казни орлеанской героини. Все это породило массу различных толкований, и в современной иоаннистике едва ли не каждый этап в жизни Жанны имеет несколько разных трактовок, подчас взаимоисключающих. Свидетельства процесса реабилитации, а также хроники, трактаты, ордонансы, реляции, дипломатическая корреспонденция и эпистолярный материал, сопровождающие эпопею орлеанской героини, позволяют сквозь призму ее индивидуальности изучать особенности эпохи в целом. Подробный анализ такого свода источников, пусть и сфокусированный на конкретной личности, выводит нас далеко за рамки исследования персональной биографии. Принадлежность феномена Жанны к интракультурному типу позволяет перенести ее типические черты на личность позднего средневековья как таковую. Поэтому, изучая весь комплекс документов, связанных с Процессом Жанны д’Арк, мы вправе исследовать и общие принципы формирования, структуры и типологии личности в условиях данного исторического периода.
Работая над анализом материалов первого инквизиционного процесса Жанны, мы попытались не только максимально точно передать дух и букву источника, но и по-новому осветить некоторые его аспекты. Поэтому перевод снабжен аналитическим исследованием «Бог и мое право», в котором затронуты мало освещенные в историографии вопросы влияния на формирование личности Жанны и принципы ее самоидентификации таких основополагающих категорий средневекового этоса как право, обет и exemplum. Внимательное изучение показаний обвиняемой позволяет понять, каким образом, когда и насколько осознанно происходило усвоение этих категорий самой Жанной. Не менее важным оказалось выявить моменты, когда эти категории оказались резонансными умонастроению эпохи, что в конечном итоге и придало феномену Жанны общепризнанный масштаб.
Источниковедческая база статьи достаточно обширна. В основе исследования лежат традиционные для историографов Жанны документы: протоколы двух инквизиционных процессов, а именно, публикуемые в настоящем издании материалы обвинительного процесса, проходившего в Руане с января по май 1431 г. (издание П. Тиссе – И. Ланер) и материалы кассационного процесса 1450-1456 гг., в ходе которого был составлен обширный свод из 114 свидетельских показаний лично знавших Жанну людей (издание П. Дюпарка). Анализ руанского протокола потребовал сопоставления версий французской минуты Г. Маншона с позднейшей латинской редакцией, и там, где требовалось привлечение вернакулярной речи, предпочтение отдавалось французскому оригиналу, а также адаптированной версии П. Тиссе, когда она не [12] содержит существенных для нашего исследования расхождений со старофранцузским текстом. К другим источникам, использованным в ходе работы над статьей, относятся письма и реляции (братьев Лавалей, Екатерины Сиенской, Алена Шартье, камергера Карла VII Персеваля де Буленвиллье), послания самой Жанны, нормативные акты, теологические и светские трактаты, освещающие как саму эпопею Девицы, так и подготовившие умонастроения ее эпохи («Руководство инквизитора» от 1323 г., «Исповедь» св. Августина, «Свод теологии» Фомы Аквинского, «Подражание Христу» Фомы Кемпийского, «Диалоги» Екатерины Сиенской), хроники («Дневник осады Орлеана», «Хроника Девы», «Житие св. Людовика» Жана де Жуанвилля, «Хроника» Ангеррана Монстреле, и др.) дневники и записки того времени, освещающие резонанс, который вызвали личности Жанны и Екатерины Сиенской в сознании средневековой Европы («Дневник Парижского буржуа», записки венецианского патриция Антонио Морозини, и купца из Майнца Эбергарда Виндекена), а также устав ордена терциариев и агиографическая литература («Житие блаженной Анджелы», «Цветочки Франциска Ассизского», «Житие св. Екатерины Сиенской», «Золотая легенда» Иакова Ворагинского) и сочинения французских поэтов XV в.: Кристины Пизанской, Алена Шартье и Франсуа Вийона.
При цитировании или упоминании в тексте статьи какого-либо из перечисленных источников или историографических работ в скобках даются отсылки к Списку использованной литературы: римская цифра – порядковый номер, арабская – номер соответствующей страницы.
К исследованию также были привлечены изобразительные источники, а именно, геральдические и иконографические материалы. Некоторые из них читатель сможет найти в иллюстративном блоке, который мы включили в корпус издания.
Автор выражает сердечную благодарность своему научному руководителю, кандидату исторических наук Ю. П. Малинину, за сопроводительную статью, которую он написал незадолго до смерти специально для настоящего издания. Особой признательности заслуживает доктор исторических наук В. А. Якубский, без помощи которого данная публикация была бы трудноосуществима. Автор благодарит М. В. Аникиева, чье активное участие позволило существенно сократить сроки реализации данного проекта.

А. Скакальская



Спасибо: 0 
Профиль
Мария Терезия
Лучший друг кардинала




Сообщение: 1011
Настроение: Прекрасное
Зарегистрирован: 27.06.09
Откуда: Турция, Конья
Репутация: 11
ссылка на сообщение  Отправлено: 09.02.11 19:45. Заголовок: Часть 1 ПРЕДВАРИТЕЛ..


Часть 1

ПРЕДВАРИТЕЛЬНОЕ СЛЕДСТВИЕ

ПОДГОТОВКА ПРОЦЕССУАЛЬНОЙ ДОКУМЕНТАЦИИ, ФОРМИРОВАНИЕ ТРИБУНАЛА

Во имя Господа, Аминь. – Здесь начинается процесс по делам веры против покойной ныне женщины, именуемой в народе Девицей.

Всем, кто узрит сию грамоту или сей акт, от Пьера, Божьей милостью епископа Бове (16), и брата Жана Ле Мэтра (81) из ордена Братьев Проповедников, особоуполномоченного и назначенного для [ведения] сего процесса в Руанском диоцезе мэтром Жаном Гравраном (55) из того же ордена, человеком великого благочестия и осмотрительности, преславным профессором священной теологии, каковой сам апостолической властью назначен инквизитором по делам веры и ереси во всем королевстве Французском, – привет в начальнике и совершителе веры, Господе Нашем Иисусе Христе 1.

Угодно было небесному провидению, чтобы некая женщина именем Жанна, называемая в народе Девицей 2, была взята и пленена славными воинами в границах и пределах нашего диоцеза, подлежащих нашей, означенного епископа, юрисдикции 3. По многим землям разнеслась уже людская молва о том, что оная женщина, не помня приличий, подобающих женскому полу, порвав узы кротости, забыв всякий женский стыд, носит, вследствие небывалого и чудовищного порока, постыдные одежды, приличествующие мужскому полу; и доносили еще, будто высокомерие ее достигло того, что она осмеливалась совершать, говорить и распространять немало вещей, чуждых и противных католической вере, оскверняя догматы оной истинной веры. Посему говорили, что, как в нашем диоцезе, так и во многих других местах сего королевства, она совершила тяжкие преступления. [16]

Когда же матерь наша, Парижский университет, и брат Мартэн Биллорэн 4, главный викарий названного монсеньера инквизитора по делам ереси, узнали о сем, они тотчас же обратились с поспешной просьбой к сиятельному принцу, монсеньеру герцогу Бургундскому 5, и славному сеньору 6, рыцарю Жану Люксембургскому 7, под чьей властью находилась тогда оная женщина. И упомянутый викарий 8 присовокупил к тому требование дабы они, под страхом закона, направили и послали к нам как к ординарному судье оную женщину, покрывшую себя позором, как было указано, и подозреваемую в ереси. И мы, названный епископ, стремясь, как то пристало нашей пастырской должности, употребить все силы на прославление и распространение христианской веры, пожелали учинить по сим делам, до такой степени разглашенным, должное следствие и действовать с тем же намерением, по внушению права и разума, так, как мы сочтем далее подобающим. Ради сего мы также просили названного принца, упомянутого монсеньера Жана, под страхом закона предать нашей духовной юрисдикции оную женщину, дабы она была судима; а равно и светлейший и наихристианнейший государь, сеньор наш король Франции и Англии 9, просил их о том же. Наконец, мой сиятельный сеньор герцог Бургундский и монсеньер Жан Люксембургский, милостиво снисходя к сим просьбам и стремясь, будучи истинными католиками, исполнить то, что послужит преумножению веры, направили и послали сию женщину к королю, нашему сеньору, и людям, им назначенным.

Но королевское провидение, во всех желаниях своих горя во славу истинной веры, препоручило нам, названному епископу, оную женщину, дабы мы учинили тщательное расследование ее деяний и речей и поступали в дальнейшем сообразно церковным законам. Тогда мы попросили досточтимый и славный церковный капитул Руана, каковой при ваканции архиепископского престола 10 вершил все судопроизводство по духовным делам, предоставить нам территорию в оном городе Руане, дабы провести там сей процесс; на что он охотно и любезно согласился.

Но, прежде чем приступить к дальнейшему процессу против сей женщины, мы пожелали степенно и основательно посовещаться с грамотными людьми, сведущими в божественном и человеческом праве, число коих, благодарение Богу, весьма значительно в сем городе Руане.

Вторник, 9 января

Первый день процесса

Во вторник, 9 января, в первый день сего процесса, в год Господень 1431, по обычаю и исчислению Церкви Франции, в 9 индикт 11, в 14-й год понтификата святейшего отца во Христе и Господе, божественным Провидением папы сеньора Мартина, пятого [папы] сего имени 12, в доме Королевского Совета, близ Руанского замка 13.

Мы, названный епископ, велели созвать следующих сеньоров и магистров: монсеньеров Жилля, аббата св. Троицы в Фекане (38), доктора теологии, аббатов Никола де Жюмьежа (86), доктора канонического права, Пьера, [17] приора Лонгвилля (103), доктора теологии, Рауля Русселя (118), доктора обоих прав, Никола де Вандре (127), архидьякона Э (Eu), лиценциата канонического права, Робера Ле Барбье (71), лиценциата обоих прав, Никола Купкена (26), бакалавра теологии, и Никола Луазеллёра (92), магистра искусств.

Итак, когда столь высокие и знаменитые особы собрались в означенный час в названном месте, мы попросили, по благоразумию их, указать нам, как и каким образом поступать, сообщив им о мерах, кои были предприняты по сему делу и о коих говорилось выше. Оные доктора и магистры, как только были полностью обо всем осведомлены, рассудили, что сперва надлежит провести расследование о том, что известно в народе по поводу деяний и речей сей женщины. Выслушав, как подобает, их советы, мы сообщили, что по нашему приказанию некоторые сведения были уже собраны; мы решили также пересмотреть прочие [сведения] и заключили, что обо всех сих сведениях будет доложено на Совете, дабы он мог яснее установить, к какой процедуре следует далее прибегнуть в сем деле. Затем, дабы вышеупомянутые расследования и все прочее, что потребуется в сей связи исполнить, было бы наилучшим и наиподобающим образом завершено, названные сеньоры и магистры в тот же день решили, что необходимы некие должностные лица, кои взяли бы на себя особый труд относительно того, что предстоит совершить, и приложили бы старания к тому, чтобы означенные дела велись достойным образом. И по совету и решению присутствовавших тогда лиц, мы, названный епископ, постановили и приказали, чтобы почтенный и достойный муж, мэтр Жан д’Эстиве (43), каноник церквей Байё и Бове, исполнил обязанности судебного делопроизводителя или главного обвинителя в сем процессе. А также ученый муж, мэтр Жан де Ла Фонтэн (67), магистр искусств и лиценциат канонического права, был назначен советником, уполномоченным и следователем. К должностям нотариусов и секретарей были представлены люди честные и достойные: Гийом Коль, или Буагийом (22), и Гийом Маншон (95), священники, нотариусы апостолической и имперской канцелярий и архиепископской курии Руана; мессир Жан Массьё (98), священник, староста руанской христианской общины, был определен исполнителем повелений и судебных вызовов, кои нашей властью предстоит осуществить, сообразно тому, как подробнее указано в грамотах об учреждении сих должностей. Мы также повелели, чтобы грамоты Университета, – как секретные, так и открытые, – кои имеются среди актов, перечисленных выше, были собраны по порядку и записаны здесь, дабы ход вышеназванных дел стал более ясным.

Сначала следует содержание послания нашей матери, Парижского Университета 14, Светлейшему принцу, монсеньеру герцогу Бургундскому

Высочайший и могущественнейший принц, прегрозный и высокочтимый сеньор наш, смиреннейше препоручаем себя вашему благородному Высочеству.

Хотя, прегрозный и высокочтимый сеньор наш, мы уже писали когда-то вашему Высочеству и смиреннейше умоляли, чтобы оная женщина, [18] прозванная Девицей, пребывающая, благодаренье Богу, в вашем подчинении, была предана в руки церковного правосудия, дабы можно было надлежащим образом учинить над ней процесс по делу о ее идолопоклонстве и прочих вещах, касающихся святой нашей веры, и дабы искупить позор, постигший из-за нее сие королевство, равно как и ущерб и неисчислимые беды, кои за сим последовали, мы все же не получили никакого ответа и совершенно не ведали о том, были ли приняты какие-нибудь предварительные меры с тем, чтобы подобающим образом обсудить дело оной женщины; но мы весьма опасаемся, как бы, по лживости и соблазну Врага адского и из-за козней и ухищрений ваших врагов и противников, кои, как говорят, употребляют все свое усердие, дабы освободить сию женщину всяческими способами, она не вышла бы каким-нибудь образом из вашего подчинения – да не допустит сего Бог; ибо, поистине, как говорят все добрые католики, ведающие о сем, не было на памяти людской столь великого греха пред святой верой, столь огромной угрозы, беды и ущерба для всеобщего блага оного королевства, каковые воспоследуют, если сия женщина ускользнет достойными порицания путями, без какого-либо подобающего искупления. Сие же воистину нанесет великий урон чести нашей и христианнейшего имени Французского Дома, чьими верными заступниками и знатнейшими главными членами были и продолжаете быть вы и ваши благороднейшие родственники.

По сим причинам, прегрозный и высокочтимый сеньор наш, мы снова смиреннейше просим вас, чтобы во имя веры в Нашего Спасителя, ради сохранности святой Церкви и защиты чести божественной, а также к великой пользе сего христианнейшего королевства, угодно было вашему Высочеству, как мы уже просили о том ранее, передать сию женщину инквизитору по делам веры и незамедлительно отправить ее сюда, или дабы ему было угодно передать сию женщину или велеть передать ее преподобному отцу во Боге монсеньеру епископу Бовескому, к чьей духовной юрисдикции относится земля, где она была пленена, дабы учинить над сей женщиной процесс по делам веры, как надлежит поступить согласно разуму, во славу Божью, ради прославления нашей святой веры и к выгоде добрых и верных католиков и всеобщего блага сего королевства, а также к чести и хвале вашего Высочества, кое да хранит Господь Наш в добром процветании, чтобы в конце концов даровать ему славу.

Далее следует содержание копии послания матери нашей, Парижского Университета, благородному и могущественному человеку, монсеньеру Жану Люксембургскому, рыцарю 15

Благороднейший, почитаемый и премогущественный сеньор, сердечно препоручаем себя вашему благородному Высочеству.

Ваша благородная премудрость ведает и хорошо знает, что все добрые рыцари-католики должны употреблять силу и могущество первым делом на служение Богу, а затем на благо народа. Первейшая клятва рыцарского сословия – охранять и защищать честь Божью, католическую веру и ее святую [19] Церковь. О сей клятве вы вспомнили, когда порадели о том, чтобы своею благородною личною властью захватить женщину, зовущую себя Девицей, из-за коей честь Божья была оскорблена безмерно, вера крайне осквернена, а Церковь в высшей степени опорочена; ибо от сей женщины пошли идолопоклонства, заблуждения, дурные учения и прочее зло и непомерные беды в сем королевстве.

Воистину, все верные христиане должны величайшим образом возблагодарить вас за то, что вы так послужили святой нашей вере и всему королевству; а что же до нас, то мы от всего сердца благодарим за то Бога и вашу благородную доблесть, – разумеется, насколько сие для нас возможно. Но мало будет проку от такого пленения, если за ним не воспоследует то, что подобает для возмещения преступления, совершенного сей женщиной против сладостного нашего Создателя, его веры и святой Церкви, равно как и во искупление прочих ее бесчисленных злодеяний, как о том говорят. И беда придет доселе небывалая, и пребудет в народе заблуждение более великое, чем когда-либо, и станет сие нестерпимым оскорблением божественного величия, если оное дело не продвинется или случится так, что сия женщина будет освобождена или сбежит, ибо говорят, что некоторые из наших противников тщатся совершить сие всевозможными путями, употребляя на то весь свой ум, и, что еще сквернее, посредством денег или выкупа. Но мы надеемся, что Бог не попустит свершиться столь великому злу для его народа, а также, что ваша благая и высокородная премудрость сего не потерпит, но вполне сумеет поступить как подобает, ибо если освобождение сей женщины совершится таким образом, безо всякого возмещения, – сие будет непоправимым бесчестием для великого достоинства вашего благородия и для всех тех, кто будет к тому причастен.

Однако, дабы как можно раньше пресечь подобный позор, имея в том нужду, и поскольку в данном деле промедление крайне опасно и крайне вредно сему королевству, мы сердечно и смиреннейше просим ваше могущественное и досточтимое благородие, чтобы во славу Божью, для сохранения католической веры и во благо и прославление всего королевства, вы изволили предать оную женщину правосудию и послать ее сюда к инквизитору по делам веры, каковой о том настойчиво просил и просит, дабы обсудить великие обвинения, выдвинутые против нее, – так, чтобы Бог, равно как и народ, должным образом наставленный во благом и святом учении, мог сим удовлетвориться; либо да будет вам угодно отправить ее и передать преподобному отцу во Боге, нашему досточтимому сеньору епископу Бовескому, каковой также о том просил и в землях, относящихся к юрисдикции коего, как говорят, она была схвачена. Оные прелат и инквизитор являются ее судьями по делам веры; и всякому христианину, какого бы сословия он ни был, следует им повиноваться в данном деле под страхом законной кары, каковая велика. Поступая так, вы обретете благодать и любовь Всевышнего, обеспечите прославление святой веры, а также преумножите славу святого и благородного имени вашего, равно как и [имени] высочайшего и могущественного принца, прегрозного и высокочтимого сеньора нашего и вашего, монсеньера Бургундского. И каждому следует молить Бога о процветании вашей благороднейшей особы, кою Бог, наш Спаситель, благодатью своей да соблаговолит направлять, хранить во всех ее начинаниях и вознаградить ее наконец радостью безмерной. [20]

Далее следует содержание послания главного викария инквизитора монсеньеру герцогу Бургундскому

Могущественнейшего и высочайшего государя Филиппа, герцога Бургундского, графа Фландрии, Артуа, Бургундии и Намюра, и всех прочих, кого надлежит, брат Мартэн, магистр теологии и главный викарий инквизитора по делам веры в королевстве Французском, приветствует во Иисусе Христе, нашем истинном спасителе.

Всем верным христианским государям и прочим истинным католикам следует искоренять все вероисповедальные заблуждения и возмущения среди простого христианского люда, кои за сим возникают. Ныне же идет молва о том, что некоей женщиной по имени Жанна, каковую враги сего королевства называют Девицей, и из-за нее, во многих добрых городах и иных местностях сего королевства были посеяны, укоренены и обнародованы многие и разнообразные заблуждения, за коими уже воспоследовали и следуют многие великие скверны и позор для чести божественной и святой нашей веры на погибель душам многих простых христиан. Все сие суть вещи, кои не могут и не должны ни утаиваться, ни оставаться без доброго и подобающего возмещения; и затем, дела обстоят так, что, благодарение Богу, названная Жанна находится сейчас в вашей власти и подчинении или во власти ваших благородных и верных вассалов.

Посему мы сердечно просим вас, могущественнейший принц, и просим ваших благородных вассалов, чтобы вами либо ими названная Жанна была послана сюда к нам, и в ближайшее же время, и мы надеемся, что вы поступите как истинные заступники веры и защитники чести Божьей и не учините в том никаких препятствий или промедлений, чего да не попустит Бог! По праву нашей должности, доверенной нам властью Святого Римского Престола, мы настоятельно требуем и присоединяемся в том, во благо католической веры и под страхом закона, к вышеназванным лицам и всем прочим католикам, какого бы сословия и происхождения они ни были, каким бы достоинством и властью ни обладали, чтобы так скоро, как только сие может быть надежно и благопристойно сделано, все они и каждый из них отправили и доставили к нам пленницей оную Жанну, сильно подозреваемую во многих преступлениях, отдающих ересью, дабы она предстала по судебному иску пред нами и обвинителем от святой Инквизиции и отвечала и поступала согласно разуму, заручась добрыми советами, благосклонностью и помощью докторов и магистров Парижского Университета и других находящихся здесь славных советников.

Дано в Париже, скреплено нашей официальной печатью святой Инквизиции, в год 1430, 26 мая.

Подписано: Лефурбёр 16. Эбер 17. [21]

Спасибо: 0 
Профиль
Мария Терезия
Лучший друг кардинала




Сообщение: 1012
Настроение: Прекрасное
Зарегистрирован: 27.06.09
Откуда: Турция, Конья
Репутация: 11
ссылка на сообщение  Отправлено: 09.02.11 19:46. Заголовок: Далее следует содерж..


Далее следует содержание нашей, означенного епископа, просьбы названным сеньорам, герцогу Бургундскому и Жану Люксембургскому

Вот о чем просит епископ Бовеский монсеньера герцога Бургундского, монсеньера Жана Люксембургского и бастарда Вандомского 18 от имени короля, нашего сеньора, и от своего [имени] как епископа Бове.

Да будет сия женщина, пленница, именуемая в народе Девицей, отправлена к королю, чтобы быть преданной Церкви для учинения против нее судебного процесса, ибо она покрыла себя позором и подозревается в совершении множества преступлений, таких, как колдовство, идолопоклонство, вызывание бесов и многих других, затрагивающих нашу веру и ей противных. И хотя, как представляется, если рассмотреть вышесказанное, ее отнюдь не должно считать военнопленной, тем не менее, для вознаграждения тех, кто ее пленил и содержал, король великодушно изволит даровать сумму до 6000 франков, а названному бастарду, пленившему ее, для поддержания его состояния, даровать и назначить ренту суммой до 200 или 300 ливров.

И епископ просит от своего имени вышеназванных лиц и каждого из них, чтобы, поскольку сия женщина была пленена в его диоцезе и в землях, относящихся к его духовной юрисдикции, ему ее предоставили, дабы он, как и подобает, учинил против нее судебный процесс. Он полностью готов заслушать дело при участии инквизитора по вопросам веры, если сие необходимо, а также при участии докторов теологии и декретов 19 и других почтенных особ, сведущих в судействе, как того требует существо дела, дабы поступать основательно и здраво, как должно, ради возвышения веры и в назидание многим, кто был в сем деле обманут и введен в заблуждение из-за сей женщины.

И, наконец, может статься, что вышеупомянутые лица, или некоторые из них, не пожелают ни удовлетвориться вышеуказанным образом действий, ни повиноваться тому, о чем было сказано. Разумеется, пленение сей женщины ни в коей мере не подобно пленению короля, принцев или иных высокопоставленных лиц; когда воистину пленено лицо такого положения, будь то король, дофин или иной государь, король мог бы им завладеть, если угодно, даровав тем, кто схватил его, десять тысяч франков, согласно праву, обычаю и кутюму Франции. Тем не менее, епископ просит и требует у названных лиц именем вышеуказанных властей предать ему сию Девицу с тем условием, что он обеспечит гарантию сей суммы в десять тысяч франков целиком и полностью. И епископ сам, согласно процедуре и под страхом закона, требует, чтобы она была ему передана и предоставлена в его распоряжение, как сказано выше.

В год Господень 1430,14 июля, в 8 индикт, в 13 год понтификата святейшего нашего сеньора папы Мартина V, в крепости светлейшего принца, монсеньера герцога Бургундского, в его войске, расположенном под Компьенью, в присутствии благородных мужей – сеньоров Никола де Майи, бальи Вермандуа 20, и Жана де Пресси 21, рыцарей, и многих других знатных свидетелей, [собравшихся] в большом числе, etc., – преподобный отец во Христе, монсеньер Пьер, Божьей милостью епископ Бовеский, означенному светлейшему принцу монсеньеру герцогу Бургундскому, представил бумагу, содержащую дословно [22] пять вышеприведенных статей 22. Сию бумагу монсеньер действительно вручил благородному Никола Ролену 23, рыцарю, своему канцлеру, каковой там присутствовал, и приказал передать ее благородному и могущественному монсеньеру Жану Люксембургскому, рыцарю, сеньору де Боревуару; в силу названного повеления. Монсеньер канцлер действительно вручил и передал сию бумагу монсеньеру Жану Люксембургскому, каковой тогда явился. И он, как мне кажется, прочел сию бумагу.

[Подписано:] сие совершено так, в моем присутствии. Трикелло, гражданский секретарь апостолической канцелярии.

Далее следует содержание послания матери нашей, Парижского Университета, обращенного к нам, епископу

Преподобному отцу во Христе и господину монсеньеру епископу и графу Бовескому.

Нас крайне удивляет, преподобный отец и сеньор, что дело сей женщины, кою простонародье именует Девицей, терпит столь долгие отлагательства, в оскорбление веры и церковной юрисдикции, особенно теперь, когда, как говорят, оная женщина находится в руках короля, нашего сеньора. Государи же христианские привыкли на деле столь благоприятствовать интересам Церкви и истинной веры, что когда некоему дерзкому лицу случается восстать против догматов оной католической веры, они немедленно предают его церковным судьям для исправления и наказания. И, может быть, если бы в продвижении сего дела ваше преподобие явило более живое усердие, случай сей женщины уже рассматривался бы пред церковным трибуналом. Вас же, хотя вы владеете в святой Церкви Божьей славнейшим прелатством, нисколько не интересует, что множатся позорные деяния против христианской религии, хотя суд над ними подпадает под вашу юрисдикцию.

Следовательно, дабы из-за еще большей отсрочки в сем деле авторитет Церкви не понес бы еще более тяжкого ущерба, да изволит рвение вашего преподобия приложить большее усердие, чтобы названная женщина скорейшим образом была предана вашей власти и власти монсеньера инквизитора по делам ереси. После чего извольте постараться и направить ее незамедлительно в сей город Париж, где велико число ученых и эрудитов, дабы дело ее могло быть расследовано более тщательно и по нему было вынесено более справедливое решение, во здравое назидание христианскому люду и к чести Бога, каковой да соизволит направлять вас, преподобный отец, будучи вам прямой поддержкой во всех делах.

Писано в Париже, в нашей генеральной ассамблее, торжественно заседающей в Сен-Матюрене 24, 21 ноября, в год Господень 1430. Ваши ректор (27) и Парижский Университет 25.

Подписано: Эбер. [23]

Далее следует содержание послания матери нашей, Парижского Университета, нашему сеньору королю Франции и Англии Светлейшему государю, королю Франции и Англии, прегрозному и суверенному сеньору и отцу нашему.

Светлейший государь, прегрозный и суверенный сеньор наш и отец, мы вновь узнали, что сия женщина, прозванная Девицей, находится теперь в вашей власти, чему мы сильно рады, будучи уверены в том, что, по вашему благому повелению, сия женщина будет предана правосудию в возмещение великих несчастий и позора, постигших из-за нее сие королевство к великому ущербу для божественной чести, нашей святой веры и всего вашего доброго народа. И поскольку нам надлежит, ввиду ремесла нашего, искоренять столь явные беззакония, особенно когда ими задета наша католическая вера, мы не можем в деле оной женщины молчать о долгом промедлении правосудия, каковое промедление должно претить каждому доброму христианину, а вашему королевскому величеству особенно и даже более, чем кому бы то ни было, в силу великого долга, каковой у вас пред Богом в благодарность за великие блага, почести и достоинства, кои он даровал вашему высочеству.

И, хотя мы писали [вам] о сем многократно, ныне, прегрозный и суверенный сеньор и отец наш, мы, держа себя по-прежнему смиренно и преданно, дабы не быть замеченными в какой-либо небрежности в деле столь значительном и нужном, смиреннейше умоляем и, во имя Спасителя нашего Иисуса Христа, настоятельно просим ваше величество приказать, чтобы сия женщина была предана церковному правосудию, то есть преподобному отцу во Боге, досточтимому сеньору нашему епископу и графу Бове, а также инквизитору, поставленному [искоренять ересь] во Франции. Злодеяния оной женщины должны быть в их ведении, – в особенности те из них, что затрагивают нашу веру, – дабы они разумными путями учинили подобающее рассмотрение дела по выдвинутым против нее обвинениям и назначили положенное в ее случае воздаяние, блюдя святую истину нашей веры и изгоняя прочь из душ ваших добрых верноподданных христиан всякое заблуждение, всякое ложное и постыдное мнение. Нам кажется весьма подобающим, если вашему высочеству будет угодно, чтобы оная женщина была доставлена в сей город, дабы мы могли учинить над ней процесс достойным и надежным образом; ибо ввиду [присутствия в Руане] большого количества магистров, докторов и прочих именитых лиц, следствие над сей женщиной получит здесь более широкую огласку, чем где-либо еще. Также вполне подобает, чтобы воздаяние за сей позор свершилось в том месте, где деяния сей женщины получили наибольшую огласку и известность. Поступая так, ваше королевское величество выкажет великую преданность по отношению к высшему и божественному Величию, кое да соблаговолит даровать вашему высочеству долгое процветание и безмерное блаженство.

Писано в Париже, в нашей генеральной ассамблее, торжественно заседающей в Сен-Матюрене, 21 ноября, в год 1431.

Ваша смиреннейшая и покорная дочь, Парижский Университет.

Подписано: Эбер. [24]

Далее следует содержание королевской грамоты о передаче названной женщины нам, епископу Бовескому

Генрих, Божьей милостью король Франции и Англии, приветствует всех, кто узрит данную грамоту.

Вполне признано и общеизвестно, что с некоторых пор некая женщина, именующая себя Девицей, оставив женское платье и одеяние, вопреки божественному закону, – дело богопротивное, оскверняющее и отрицающее всякий закон, – облачилась, оделась и вооружилась по подобию и обычаю мужскому; она содеяла и совершила жестокие убийства и, как говорят, внушила простому люду, дабы прельстить его и обмануть, что, будучи послана Богом, ведает Его тайны; кроме того, она изрекала множество других весьма опасных, возмутительных и вредных для нашей святой католической веры догматических утверждений. Продолжая творить сии обманы и сражаясь против нас и нашего народа, она была схвачена в полном вооружении под Компьенью некоторыми из наших верноподданных и после приведена пленницей к нам.

И поскольку, как говорят, многие считали ее подозрительной, покрывшей себя позором и уличенной в суевериях, ложных догматических утверждениях и прочих преступлениях, состоящих в оскорблении божественного величия, мы получили весьма настоятельную просьбу от преподобного отца во Боге, нашего возлюбленного и преданного советника епископа Бовеского, церковного и ординарного судьи названной Жанны, каковая была взята и схвачена в границах и пределах его диоцеза. Наша дражайшая и возлюбленная дщерь, Парижский Университет, также призвала нас, чтобы мы соблаговолили передать, отдать и предоставить оную Жанну названному преподобному отцу во Боге для допроса и следствия по вышеназванным пунктам, а также учинить против нее процесс, в согласии с велениями и установлениям канонического и божественного права, вызвав всех тех, кого следует вызвать.

Итак, из благоговения к чести Божьей и во имя нее, в защиту и ради возвышения святой Церкви и католической веры, мы как истинные и кроткие сыны святой Церкви, стремимся покорно повиноваться настоятельным просьбам названного преподобного отца в Боге, а также призывам докторов и магистров дщери нашей, Парижского Университета. Посему мы согласны и повелеваем, чтобы столько раз, сколько покажется нужным названному преподобному отцу во Боге, сия Жанна ему в действительности и на деле передавалась и предоставлялась нашими людьми и служителями, ее охраняющими, дабы названный преподобный отец во Боге допрашивал ее, испытывал и вел процесс над ней, согласно установлениям Божьим, разуму, божественному праву и святым канонам.

Итак, мы повелеваем оным нашим людям и служителям, охраняющим сию Жанну, чтобы они отдавали и предоставляли в действительности и на деле, не отказывая и никоим образом тому не переча, названную Жанну означенному преподобному отцу во Боге столько раз, сколько он от них потребует. Мы приказываем, кроме того, всем нашим судейским, служителям или подданным, как французам, так и англичанам, не чинить на деле, ни как-либо еще никаких [25] препятствий или беспокойств названному преподобному отцу во Боге и всем прочим, кои получили или получат назначение присутствовать и исполнять свои обязанности на сем процессе и в нем участвовать; но, если от них того потребует означенный преподобный отец во Боге, пусть они предоставят ему охрану, помощь, защиту и окажут содействие, под страхом тяжкой законной кары. Мы по-прежнему намерены увидеть пред собой и получить в свое распоряжение названную Жанну, если случится, что она не будет изобличена по вышеназванным вопросам или по одному из них, либо же по иным вопросам, касающимся нашей веры.

В освидетельствование чего мы повелели приложить к сей грамоте нашу обычную печать, в отсутствие большой печати. Дано в Руане, 3 января, в год благодати 1431, а в год нашего правления – девятый.

[Подписано:] Именем короля, по представлению его большого Совета, Ж. Де Ринель 26.

Далее следует содержание грамоты о предоставлении территории нам, епископу, от досточтимого церковного капитула Руана, при ваканции архиепископского престола

Всех, кто узрит данную грамоту, церковный капитул Руана, имеющий при ваканции архиепископского престола духовную юрисдикцию, приветствует во Господе.

Преподобный отец во Христе и сеньор наш, монсеньер Пьер, Божьей милостью епископ Бовеский, сообщил нам, что, являясь по должности ординарным судьей, а также по иным причинам, он, в соответствии с законом, предлагает свои услуги для ведения следствия по делу некоей женщины, именуемой в народе Девицей, каковая жила в распутстве, презрев свое положение и женский пол, оставив всякий стыд и позорно себя ведя; более того, она, как говорят, посеяла, обнародовала и совершила многое, что является чуждым, посторонним и противным истинной вере; таким образом, она злоумышляла [против веры], покрыла себя позором и навлекла на себя наши подозрения; названный сеньор епископ желал бы учинить против нее судебное производство, поскольку она содеяла вышеуказанные преступления, находясь в его диоцезе.

Богу стало тогда угодно, чтобы сия женщина была пленена, задержана и арестована в диоцезе названного епископа и в пределах его духовной юрисдикции; но она была переведена в другие места. Когда сие дошло до сведения оного преподобного отца, он самолично и через иных лиц, просил и побуждал светлейшего принца монсеньера герцога Бургундского и благородного рыцаря монсеньера Жана Люксембургского, и прочих удерживающих при себе оную женщину, предать ее ему как ординарному судье, поскольку она была, как говорилось, подозреваема в ереси и, совершив преступление в землях его духовной юрисдикции, была пленена, задержана и арестована; он мог бы, согласно внушению разума и права, вести следствие и процесс против нее и поступков, ею совершенных. [26]

Сии сеньоры и прочие, кто удерживал названную женщину, коих с той же целью просил и христианнейший государь сеньор наш Генрих, Божьей милостью король Франции и Англии, а также мать наша, Парижский Университет, склонившись, во имя веры, к оным требованиям, побуждениям и просьбам, как добрые католики, выдали и передали сеньору нашему королю или его представителям сию Жанну, каковая вскоре была доставлена в сей город Руан. Помещенная ныне под надежную стражу, с согласия и по велению сеньора нашего короля, она была вверена, отдана и передана названному преподобному отцу во Христе. В сем же городе Руане 27 он, под влиянием различных причин и соображений, подлежащих ныне еще более внимательному рассмотрению, вызвался вести следствие по упомянутому уже делу, согласно теологическому праву и каноническим законам, собрать для него необходимые сведения, допрашивать сию женщину, подозреваемую как сказано выше, и, если необходимо, удерживать ее в тюрьме и совершать все прочее, что относится к инквизиционному делу такого рода или может к нему относится своими последствиями. Не желая, однако, без нашего ведома заронить плевела в наш урожай, он просит нас соблаговолить предоставить ему в качестве законного вспомоществования территорию для исполнения всего вышесказанного и прочих действий, касающихся сего процесса.

Вот почему, во имя католической веры милостиво соглашаясь как с просьбой означенного преподобного отца, поскольку она соответствует праву, так и с самим преподобным отцом, мы ему выделили, отдали и предоставили, ныне выделяем, отдаем и предоставляем названную территорию как в самом городе Руане, так и всюду в пределах Руанского диоцеза, где он сочтет удобным учинить, провести, оценить и должным образом довести до конца всякий процесс, касающийся оной женщины, относящийся к ней или с нею связанный. Мы уведомляем всех и каждого из наших подданных в городе и диоцезе Руана, какого бы пола или сословия он ни был, и, во имя святого послушания, предписываем всем им и каждому из них подчиняться, повиноваться в сем деле и его следствиях названному преподобному отцу, слушать его и обеспечивать ему помощь и поддержку, выступая свидетелями, предоставляя совет и всеми иными способами. Мы соглашаемся и предоставляем ему [право] полностью и по своему усмотрению вести оный инквизиционный процесс, в порядке судопроизводства, вплоть до вынесения приговора и его исполнения, как если бы он находился в собственном диоцезе Бове, дабы мог он действовать как самолично, так и через своих представителей или уполномоченных, или людей, кои будут назначены или уполномочены, или же действовать отдельно или сообща с инквизитором по делам ереси, с его представителем или с любым лицом, кое будет уполномочено, и в конце концов придти к заключению. Мы даруем и предоставляем ему сии полномочия и возможности, насколько сие необходимо, должно и посильно пред Богом, а также права и достоинство архиепископа, управляющего Руанским диоцезом, но лишь в том, что касается сего дела.

Дано под большой печатью Руанской курии, со знаками, кои мы ныне используем.

В год Господень 1430, 28 декабря.

Подписано: Р. Герульд 28. [27]

Спасибо: 0 
Профиль
Мария Терезия
Лучший друг кардинала




Сообщение: 1013
Настроение: Прекрасное
Зарегистрирован: 27.06.09
Откуда: Турция, Конья
Репутация: 11
ссылка на сообщение  Отправлено: 09.02.11 19:46. Заголовок: Далее следует содерж..


Далее следует содержание грамоты о судебном делопроизводителе

Всех, кто узрит сии грамоты, Пьер, милостью Божьей епископ Бовеский, приветствует во Господе.

Итак, спустя менее года после своего пленения и задержания в границах и пределах нашего диоцеза Бове, некая женщина, именуемая обычно Жанной Девицей, была нам предана и отдана светлейшим и сиятельным государем, королем, нашим сеньором, как покрывшая себя позором, породившая смуту и подозреваемая в применении многих чар, заклинании бесов или вызывании злых духов, сношении с ними и множестве иных дел, затрагивающих вопросы нашей веры, дабы мы как ординарный судья поступили с ней согласно положениям права, относящимся к оным вопросам. И мы, стремясь учинить процесс веры без промедления и согласно праву, по совету и суждению многих людей, сведущих как в божественном, так в каноническом и гражданском праве, призванных нами ради того в сей город Руан, духовная юрисдикция над коим была нам предварительно предоставлена для рассмотрения дела и принятия решения по данному вопросу, – итак, мы сочли, что в деле подобного рода нам необходимо и подобает иметь главного должностного судебного делопроизводителя, советников и нотариусов или писцов, а также пристава для исполнения повелений и вызовов, кои последуют в сем деле.

Итак, мы уведомляем что, стремясь поступать сообразно сим суждениям и советам, а также положениям права, будучи должным образом осведомлены и пребывая в полном доверии во Господе относительно преданности, честности, ума, способностей и пригодности преподобного отца, мессира Жана д’Эстиве (43), священника, каноника церквей Байё и Бове, мы, в силу нашей должности, сделали, назначили, определили и направили, мы делаем, назначаем, определяем и направляем оного мессира Жана судебным делопроизводителем, или обвинителем – главным либо особым, – дабы вести дело или процесс подобного рода. Сей грамотой мы даруем оному делопроизводителю или главному обвинителю дозволение, возможность и полномочия предъявлять иск и вызывать в суд, в судебном и внесудебном порядке, выступать против названной Жанны, давать, составлять, предоставлять, выставлять и предъявлять статьи обвинения, допросы, свидетелей, послания, документы и прочие виды доказательств, обвинять и изобличать сию Жанну, просить, приказывать и требовать, чтобы она была испытана и допрошена, постановлять, совершать, продвигать, обеспечивать, вести и исполнять все прочее, вкупе и по отдельности, что относится, как известно, по праву или обычаю, к должности делопроизводителя или обвинителя.

Вот почему всем и каждому, кого сие касается, мы повелеваем выказывать всяческое покорство, повиновение и почтение оному мессиру Жану при отправлении его обязанностей, предоставлять ему помощь, равно как совет и поддержку. В освидетельствование чего мы приложили нашу печать к сей грамоте.

Дано и писано в доме мэтра Жана Рюбе 29, руанского каноника.

В год Господень 1431, 9 января.

Подписано: Э. Де Розьер. [28]

Далее следует содержание грамоты о нотариусах

Всех, кто узрит сию грамоту, Пьер, Божьей милостью епископ Бовеский, приветствует во Господе.

И вот, спустя менее года... (см. на с. 27 исходный формуляр грамоты)...вызовы, кои последуют в сем деле.

Итак, мы уведомляем, что стремясь поступать сообразно сим суждениям и советам, а также положениям права, будучи должным образом осведомлены и пребывая в полном доверии во Господе относительно преданности, честности, ума, способностей и пригодности достойных особ, мессиров Гийома Колля (22), именуемого иначе Буагийомом, и Гийома Маншона (95), священников Руанского диоцеза, публичных присяжных нотариусов апостолической и имперской канцелярии и нотариусов архиепископской курии Руана, – также ввиду ваканции престола, с согласия и дозволения преподобных викариев Руанского архиепископства, – мы поставили, избрали и назначили их обоих и каждого из них, ставим, избираем и назначаем нотариусами и секретарями в сем деле и сем процессе.

Мы даруем им, и каждому из них, дозволение, возможность и полномочия являться к названной Жанне или в иные места всякий раз, когда понадобится, допрашивать ее или выслушивать допросы, приводить к присяге и опрашивать свидетелей, кои будут привлечены к сему процессу, записывать речи и признания оной Жанны и свидетелей, равно как мнения докторов и магистров, давать нам о них устные или письменные отчеты, отмечать в письменном виде всякое деяние, совершенное или подлежащее свершению, облечь весь процесс в должную форму и изложить его письменно, и делать все, что по праву относится к обязанностям нотариусов, всюду и всегда, когда представится возможность.

В освидетельствование чего мы велели приложить нашу печать к данной грамоте.

Писано и дано в доме мэтра Жана Рюбе, каноника руанской церкви.

В год Господень 1431, 9 января.

Подписано: Э. де Розьер.

Далее следует содержание грамоты о советнике

Всех, кто узрит сию грамоту, Пьер, милостью Божьей епископ Бовеский, приветствует во Господе.

И вот, спустя менее года, ... (см. с. 27) ...вызовы, кои последуют в сем деле.

Итак, мы уведомляем, что, стремясь поступать сообразно сим суждениям и советам, а также положениям права, будучи должным образом осведомлены и пребывая в полном доверии во Господе относительно преданности, честности, ума, способностей и пригодности преподобной и достойной особы, мэтра Жана де Ла Фонтана (67), магистра искусств, лиценциата декретов, мы назначили, [29] поставили и сделали названного мэтра Жана нашим представителем и советником в том, что касается допроса свидетелей, каковые будут вызваны судебным делопроизводителем в ходе сего процесса. Мы даруем и предоставляем оному мэтру Жану дозволение, возможность и полномочия принимать названных свидетелей, приводить их к присяге, опрашивать их, оправдывать ad cautelam 30, записывать или приказывать записать их речи и показания и совершать все прочее, вкупе и по отдельности, что должным образом назначенный полномочный советник и следователь может и должен совершать и что совершили и могли бы свершить в сем отношении мы, если бы присутствовали лично.

В освидетельствование чего мы велели приложить к сей грамоте нашу печать.

Писано и дано в Руане, в доме мэтра Жана Рюбе, каноника руанской церкви.

В год Господень 1431, 9 января.

Подписано: Э. де Розьер.

Далее следует содержание грамоты о судебном приставе

Всех, кто узрит сию грамоту, Пьер) милостью Божьей епископ Бовеский, приветствует во Господе.

И вот, спустя менее года, ...(см. с. 27)...вызовы, кои последуют в сем деле.

Итак, мы уведомляем, что, стремясь поступать сообразно сим суждениям и советам, а также нормам права, будучи должным образом осведомлены и пребывая в полном доверии во Господе относительно способностей, преданности и живейшего усердия достойной особы, мэтра Жана Массьё (98), священника, старосты христианской общины Руана, мы сделали, назначили, уполномочили и определили оного мэтра Жана судебным приставом для исполнения повелений и вызовов, кои будут нами сделаны в ходе сего процесса. Мы предоставили ему и сим предоставляем на то дозволение.

В освидетельствование сего мы велели приложить к сей грамоте нашу печать.

Писано и дано в Руане, в доме мэтра Жана Рюбе, каноника руанской церкви.

В год Господень 1431, 9 января.

Подписано: Э. де Розьер.

Далее, в субботу, 13 января

Мы, означенный епископ, созвали в доме нашего пребывания в Руане... (см. с. 27) ...сеньоров и магистров: Жилля, аббата св. Троицы в Фекане (38), доктора теологии; Никола де Вандре (127), лиценциата канонического права; Уильяма Хейтона (59) и Никола Купкена (26), бакалавров теологии; Жана де Ла Фонтэна (67), лиценциата канонического права; Никола Луазеллёра (92), каноника Руанской церкви 31. [30]

Мы сообщили им о том, что было сделано на прошлом заседании, и спросили их совета относительно того, что нам осталось совершить в связи с делом, кое мы предприняли. Кроме того, мы велели зачитать пред ними сведения, собранные в родном краю названной женщины и во многих иных местах, а также некоторые сообщения, кои доносит людская молва как по существу сих сведений, так и по другим вопросам. Рассмотрев и выслушав все сие, заседатели рассудили, что по сим вопросам будут составлены в должной форме отдельные статьи, дабы взятое к рассмотрению дело выглядело более ясным и можно было бы впоследствии выносить более надежные суждения, если будет достаточно оснований для вызова в суд кого-либо по вопросам веры. Так, по совету означенных заседателей, мы постановили, что перейдем к составлению сих статей, для подготовки коих мы отрядили, в присутствии названных нотариусов, неких именитых лиц, весьма сведущих в божественном и человеческом праве.

Пусть же они, повинуясь с готовностью нашему приказу, в течение последующих дней, а именно, в воскресение, понедельник и вторник, трудятся над составлением означенных статей.

Далее, во вторник, 23 января

Явились в дом нашего пребывания вышеназванные сеньоры и магистры, а именно: монсеньер Жилль, аббат Фекана (38), Никола де Вандре (127), Уильям Хейтон (59), Никола Купкен (26), Жан де Ла Фонтэн (67) и Никола Луазелёр (92).

Мы велели зачитать перед ними статьи, составленные по нашему приказанию, как было изложено выше, и спросили их мнения, подсказанного им их великой премудростью, о самих статьях, а также о том, что надлежит сделать в дальнейшем. Они ответили, что статьи составлены в хорошей и подобающей форме и что надлежит приступить к допросам, сообразуясь с названными статьями. Затем они рассудили, что мы, означенный епископ, можем и должны приступить к рассмотрению предварительных сведений о деяниях и речах сей названной женщины, узницы.

Так что мы, полагаясь на их мнение, велели и постановили собрать сии предварительные сведения и, будучи заняты иными делами, уполномочили преподобного и достойного отца, мэтра Жана де Ла Фонтана, вышеназванного лиценциата канонического права, собрать сии сведения 32.

Далее, во вторник 13 февраля того же года

Утром явились в дом нашего пребывания сеньоры и магистры: Жилль, аббат Фекана (38), Жан Бопер (8), Жак де Турен (124), Никола Миди (102), Пьер Морис (101), Жерар Фёйе (47) – доктора; Никола де Вандре (127) и Жан де Ла Фонтэн (67) – лиценциаты канонического права; Уильям Хейтон (59), Никола Купкен (26) и Тома де Курселль (27) – бакалавры теологии 33; и Никола [31] Луазеллёр (92), каноник Руанской церкви. Мы велели призвать лиц, ранее введенных в должность и назначенных нами для сего дела, а именно: мессира Жана д’Эстиве (43), делопроизводителя; мэтра Жана де Ла Фонтана (67), уполномоченного; Гийома Буагийома (22) и Гийома Маншона (95), нотариусов; и мессира Жана Массьё (98), пристава по судебным вызовам и исполнению наших повелений. Мы попросили их, всех и каждого, принести, как подобает, присягу о неукоснительном исполнении своих обязанностей. Повинуясь нашему требованию, они поклялись, вложив свои руки в наши, неукоснительно блюсти и исполнять свои обязанности.

Предварительные сведения за среду, четверг, пятницу и субботу

В среду, четверг, пятницу и субботу, кои за сим последовали, названный де Ла Фонтэн (67), уполномоченный, вместе с двумя уже упомянутыми нотариусами, приступил к сбору предварительных сведений, как мы и велели ранее.

Понедельник, 19 февраля

Далее, в день после Факельного воскресенья, 19 февраля, в год Господень 1431, около 8 часов утра явились в дом нашего пребывания 34 сеньоры и магистры: Жилль, аббат Фекана (38), Жан Бопер (8), Жак де Турен (124), Никола Миди (102), Пьер Морис (101), Жерар Фёйе (47) – доктора священной теологии; Никола де Вандре (127), Жан де Ла Фонтэн (67) – лиценциаты канонического права; Уильям Хейтон (59), Никола Купкен (26), Тома де Курселль (27) – бакалавры теологии; и Никола Луазеллёр (92), каноник Руанской церкви.

Мы, означенный епископ, сообщили им, что по выдвижении некоторых статей [обвинения] относительно того, что доносят о речах и деяниях сей женщины, каковую, согласно вышеизложенному, король, сеньор наш, отдал в наше распоряжение, мы велели собрать некие предварительные сведения, дабы можно было видеть, имеется ли достаточно оснований для вызова сей женщины на судебный процесс по делам веры. Мы велели зачитать в их присутствии означенные статьи и показания свидетелей, содержащиеся в данных статьях. Оные сеньоры и магистры, полностью выслушав и оценив то, что было сказано, долго и степенно по сему поводу совещались. Наконец, мы, полагаясь на их мнение, решили, что в сих и в прочих сведениях имеются достаточные основания для того, чтобы вызвать сию женщину в суд на процесс веры, и мы постановили вызвать ее на процесс веры, дабы она ответила на некоторые вопросы, кои будут ей заданы. Кроме того, дабы само сие дело могло быть проведено более подобающим и успешным образом, из почтения к Святому апостольскому Престолу, каковой особо направил к нам сеньоров инквизиторов по делам ереси для устранения заблуждений в нашей истинной вере, а также по совету оных ученых лиц, мы решили призвать монсеньера инквизитора по делам веры [32] в королевстве Французском и просить, чтобы он присоединился к нам для ведения сего процесса веры, – согласно его усмотрению и если он сочтет, что в сем заинтересован. И, поскольку монсеньера инквизитора не было тогда в сем городе Руане, мы велели призвать и просить, как было сказано, его викария, находящегося в Руане.

В тот же день после полудня

Далее, в тот же понедельник, около 4 часов пополудни.

По нашей просьбе в доме нашего пребывания пред нами, названным епископом, предстал преподобный и достойный брат Жан Ле Мэтр (81) из ордена Проповедников, викарий монсеньера инквизитора в королевстве Французском, направленный им в город и диоцез Руана. У оного викария мы попросили и потребовали присоединиться к нам и вести совместно с нами вышеозначенное дело, предлагая поведать ему, вкупе и по отдельности, обо всем, что было сделано нами по сему поводу и что предстоит сделать в будущем.

На сие названный викарий ответил, что он готов предъявить нам грамоты о своих полномочиях викария, кои были ему вручены монсеньером инквизитором. Сообразуясь с их содержанием и с распоряжениями святой инквизиции, он охотно совершит то, что должен, в ходе сего процесса. Но, поскольку он располагал особыми полномочиями в городе и диоцезе Руана, а мы сами, хотя нам была предоставлена территория в оном городе, учинили сие дело по праву нашей юрисдикции в Бове, названный викарий усомнился, что его полномочия могут распространиться на ведение сего процесса. Мы велели ему прийти на следующий день, а мы тем временем устроим совещание по данному вопросу.

Вторник, 20 февраля

Далее, в следующий за тем вторник, 20 февраля.

Предстали пред нами, означенным епископом, в доме нашего пребывания, названные брат Жан Ле Мэтр (81), викарий монсеньера инквизитора, магистры Жан Бопер (8), Жак де Турен (124), Никола Миди (102), Никола де Вандре (127), Пьер Морис (101), Жерар Фёйе (47), Тома де Курселль (27), Никола Луазеллёр (92) и брат Мартэн Ладвеню (69) из ордена Братьев Проповедников.

Мы доложили им, что видели грамоты о полномочиях викария, кои были вручены брату Жану Ле Мэтру монсеньером инквизитором. Показав сии грамоты людям сведущим и посовещавшись, мы теперь полагаем, что названный викарий, в силу сих полномочий, может присоединиться к нам и вести сей процесс вдвоем с нами в сем городе, на каковой, равно как и на весь диоцез, распространяются его полномочия. Тем не менее, для пущей основательности сего процесса, мы решили просить и требовать у монсеньера инквизитора посредством грамот, ему адресованных, либо самолично прибыть в город Руан [33] для ведения сего процесса, либо назначить викария, каковой имел бы более значительные особые полномочия, как то явствует из содержимого грамоты, приведенной ниже.

На сие, нами, означенным епископом, изложенное, брат Жан Ле Мэтр (81) ответил, что ради чистоты его совести, равно как и для более основательного ведения процесса, он не желает вмешиваться в данное дело иначе, как имея на то полномочия и [оставаясь] в границах сих полномочий. Но, насколько он может и насколько ему дозволено, он предпочел бы, чтобы мы, названный епископ, продолжали сие дело, меж тем как он испросит более подробного совета о своих полномочиях, то есть о возможности взять на себя, в силу названных полномочий, ведение сего процесса. Таким образом, заручившись его согласием, мы вновь предложили посвятить его в суть процесса и сообщить ему о том, что уже было сделано или предстоит сделать в будущем.

Затем, после совещания заседателей, мы решили, что названной женщине будет нашей грамотой о судебном вызове предписано предстать пред нами в ближайшую среду, 21 февраля. Содержание сей грамоты приведено ниже.

Сначала следует содержание грамоты о викариате брата Жана Ле Мэтра

«Брат Жан Гравран (55) из ордена Братьев Проповедников, профессор священной теологии, поставленный апостолической властью инквизитором по делам ереси в королевстве Французском, приветствует во начальнике и совершителе нашей веры, Господе Нашем Иисусе Христе, своего дорогого брата во Христе Жана Ле Мэтра (81) из того же ордена.

Зло ереси прорастает украдкой, словно опухоль, и тайком убивает простой люд, если скальпель инквизиции в неусыпной заботе не отсечет ее; следовательно, полагаясь на пыл вашей веры, вашу осмотрительность и честность, именем апостолический власти, обязанности коей мы исполняем в сей области, мы сделали, назначили и определили и данной грамотой делаем, назначаем и определяем вас нашим викарием в городе и диоцезе Руана, даруя и предоставляя вам в сем городе и диоцезе против всех еретиков или подозреваемых в ереси, их учеников, пособников, заступников и укрывателей полную власть опрашивать, вызывать в суд, отлучать от церкви, арестовывать, задерживать, исправлять и преследовать их как-либо иначе, [всеми] возможными способами, вплоть до вынесения окончательного приговора, равно как оправдывать и назначать спасительные епитимьи, – словом, употреблять и применять, вкупе и по отдельности, всяческие меры, кои входят в означенные обязанности инквизитора по праву, обычаю либо по особой привилегии, и кои мы могли бы совершить и совершили бы сами, если бы лично при том присутствовали.

В освидетельствование всего вышесказанного мы велели приложить к сему печать, коей пользуемся при исполнении нашей должности.

Дано в Руане, в год Господень 1424, 21 августа». [34]

Далее следует содержание послания, кое мы, названный епископ, направили монсеньеру инквизитору по делам ереси

«От Пьера, милостью Божьей епископа Бовеского, – привет и искренняя любовь во Христе преподобному отцу мэтру Жану Граврану (55), доктору священной теологии, инквизитору по делам ереси.

Сеньор наш король, воспламененный радением об истиной вере и христианском исповедании, отдал и предоставил нам как ординарному судье женщину по имени Жанна, называемую в народе Девицей, по общему мнению, покрывшую себя позором вследствие различных преступлений, совершенных ею против веры и христианского исповедания, плененную и взятую в нашем диоцезе Бове.

Дабы начать процесс по сему делу, церковный капитул Руана, при ваканции архиепископского престола, выделил и предоставил нам территорию в сем городе и диоцезе Руана. Желая, чтобы всякое нечестивое заблуждение было устранено из Господнего стада и чтобы вера католическая всегда сохранялась невредимой в своей чистоте, дабы народ христианский, особенно в нашем диоцезе и прочих частях сего христианнейшего королевства, всегда был наставляем во спасение здравым учением, мы постановили рассмотреть дело сей женщины со всем усердием и прилежанием и учинить следствие по ее речам и деяниям, затрагивающим истинную веру. Созвав некое число докторов как священной теологии, так и канонического права, и прочих сведущих людей, мы, по зрелом и основательном обсуждении, начали над ней судебный процесс в сем городе.

Но, так как дело сие относится исключительно к вашей должности инквизитора, коему подобает искать ясной истины при подозрении в ереси подобного рода, мы умоляем ваше преподобие, требуем и просим во имя веры незамедлительно прибыть в сей город для дальнейшего ведения процесса и приступить к сему делу, согласно нормам права и апостолических постановлений, как то входит в ваши обязанности, дабы мы также занялись сим делом при едином ходе мысли и процедуры. И если вас удерживает такая занятость, что вы сможете привести разумные причины для промедления, предоставьте, по крайней мере, особые полномочия на сие брату Жану Ле Мэтру (81), поставленному вами викарием в городе и диоцезе Руана, или же кому-либо иному, с тем, чтобы досадная задержка, претерпеваемая в сем деле, во вред вере и к возмущению христианского люда, не могла быть списана на ваше отсутствие, учитывая, что вы были должным образом приглашены. Как бы вы ни решили поступить, потрудитесь незамедлительно сообщить нам сие в ваших грамотах.

Дано в Руане под нашей печатью, в год Господень 1431, 22 февраля.

Подписано: Г. Буагийом (22), Г. Маншон (95)».

Спасибо: 0 
Профиль
Мария Терезия
Лучший друг кардинала




Сообщение: 1014
Настроение: Прекрасное
Зарегистрирован: 27.06.09
Откуда: Турция, Конья
Репутация: 11
ссылка на сообщение  Отправлено: 09.02.11 19:47. Заголовок: Комментарии 1. Форм..


Комментарии

1. Формулировка соответствует библейскому образцу – см. Евр., 12,2 в синодальном переводе.

2. В разделе «История Жанны д’Арк» см. статью, «Бог и мое право», часть I, в которой объясняется, почему прозвище la Pucelle мы переводим здесь и далее как Девица, а не как Дева.

3. Вопрос о компетенции Кошона является спорным и дебатируется в современной историографии.

4. Мартэн Биллорэн, доминиканец, в 1416 г. был лиценциатом теологии. В 1425 г. числился среди магистров теологии в Париже. К началу процесса Биллорэн уже был главным викарием инквизитора Франции. Жанна попала в плен 23 мая 1430 г.; вскоре после 26 мая Мартэн Биллорэн написал герцогу Бургундскому послание, о котором идет речь на процессе.

5. Филипп Добрый (1396–1467) стал герцогом Бургундским в 1419 г. после того, как приближенные дофина убили его отца Жана Бесстрашного во время переговоров на мосту Монтеро. В 1420 г. он подписал в Труа договор, обязуясь не вступать в сношения с дофином без одобрения Генриха V. Он также присягнул на верность английскому королю. Тем не менее, в 1422 г., после смерти Генриха V, Филипп отказался от предложения англичан стать регентом Французского королевства на время малолетства Генриха VI, и этот пост занял Джон Бедфорд. В 1429 г., будучи приглашенным на церемонию коронации Карла VII, герцог Бургундский не дал никакого ответа. 17 июля, в день коронации, Жанна писала ему, умоляя увести бургундские войска с театра военных действий и заключить мир. Однако, вопреки желанию Жанны, герцог договорился с Карлом VII лишь о перемирии, которое было подписано 28 августа 1429 г. в Компьени. После этого Джон Бедфорд постарался всеми силами удержать Филиппа Бургундского на своей стороне: он назначил его своим главным наместником во французских землях и отдал ему на покорение Шампань и Бри. В конце апреля 1430 г. Филипп разорвал перемирие с Карлом VII – вероятно, для того, чтобы силой добиться выполнения секретных условий Компьеньского соглашения относительно городов, расположенных в долине Уазы. В мае герцог был уже у ворот Компьени. 23 мая он встретился с Жанной, плененной бастардом Вандомским. В тот же день он послал жителям Сен-Кантена известие о разгроме отрядов Жанны. Немного позже такое же известие было послано и его союзнику, графу Амедею Савойскому. Вскоре после казни Жанны сам герцог получил от англичан реляцию о Руанском процессе. Впрочем, его согласие с англичанами было далеко не полным. И ноябре 1432 г., после смерти своей первой жены, сестры герцога Бургундского, Джон Бедфорд вступил в новый брак с Жаклин Люксембургской, ни предупредив о том герцога. Это послужило поводом к серьезной ссоре, после которой англо-бургундский союз дал глубокую трещину. В июле 1432 г. между Филиппом Добрым и Карлом VII начались длительные переговоры. Они увенчались заключением мирного соглашения в Аррасе (21 сентября 1435 г.).

6. Предпочтительнее использовать здесь и далее термин «сеньор» вместо нейтрально-универсального «господин», поскольку он более точно отражает как общую ментальность участников процесса, так и суть их взаимоотношений и является специфическим элементом средневековой западноевропейской этики.

7. Жан Люксембургский (1390-1440), сеньор де Боревуар, граф де Линьи. Сразу после пленения Жанны он велел отвезти ее в замок Болье, находившийся в нескольких километрах от Компьени. Она попыталась сбежать, и тогда Жан Люксембургский перевел ее в свой замок Боревуар, расположенный между Камбре и Сен-Кантеном. Жанна попыталась сбежать и оттуда, чтобы поспешить на помощь осажденной Компьени. Хотя ее отчаянная попытка не удалась, 26 октября 1431 г. Жану Люксембургскому все равно пришлось снять осаду с Компьени, бросив свою артиллерию. Он долгое время не решался продать Жанну англичанам, так как его тетка, Жанна Люксембургская, испытывала к узнице Боревуара глубокую симпатию. Она пригрозила лишить племянника наследства, если тот жестоко поступит с пленницей. Но, к несчастью для Девицы, тетка Жана Люксембургского умерла в сентябре, и к середине ноября он принял предложение англичан.

В 1456 г., на процессе реабилитации, Эмон де Маси, приближенный графа, рассказал, что во время суда над Девицей Жан Люксембургский прибыл в Руан и посетил Жанну в тюрьме. В 1431 г. Жан Люксембургский участвовал и рыцарских состязаниях ордена Золотой Подвязки. Умер в Гизе в 1440 г.

8. Известно три аутентичных списка данной части процесса (A, В, С,). В нижней части первого фолио манускрипта В присутствует аттестация нотариуса: «Я, Гийом Коль, иначе именуемый Боскгийомом, священник Руанского диоцеза, нотариус апостолической канцелярии и архиепископской курии Руана, присяжный секретарь, вместе с прочими утверждаю по сему делу, что сличение настоящего документа, содержащего 158 страниц с подлинным регистром сего процесса было должным образом проведено. Посему я отметил каждую страницу собственноручно и вместе с названными нотариусами, и я подписался в конце, поставив здесь свою роспись. Боскгийом». Эта аттестация воспроизведена на каждом фолио формулой: «Подтверждаю, как выше. Боскгийом». В манускрипте А говорится о 111 стр., а в манускрипте С – о 206 стр.

9. Генрих VI (1421-1471), сын Генриха V и Екатерины Французской, родился в Виндзоре 6 декабря 1421 г. и был провозглашен «королем Франции и Англии» после смерти отца, 31 августа 1422 г. Торжественная коронация состоялась в Вестминстере 6 ноября 1429 г. С 29 июля но 20 ноября 1431 г. он находился в Руане. Затем, 2 декабря 1431 г., Генрих VI был привезен в Париж и коронован 16 декабря как французский король в соборе Нотр-Дам. 26 декабря его доставили обратно в Руан.

В 1445 г. Генрих VI женился на Маргарите Анжуйской, дочери короля Репе Доброго. Он был убит в лондонском Тауэре в 1471 г.

10. В 1431 г. пост архиепископа Руанского был вакантным. Прежний архиепископ, Жан де Ла Роштайе, получил сан кардинала и переехал в архиепископство Безансон (24 мая 1426 г.). После этого руанскому капитулу, представлявшему духовную власть в диоцезе, пришлось коллегиально назначать должностных лиц архиепископства. Лишь 29 мая 1431 г. папа Евгений IV предписал в своей булле руанскому капитулу принять в качестве архиепископа Юга д’Оржа.

11. Имеется в виду 15-летний цикл времяисчислении, введенный в 312 г. Константином Великим вместо цикла олимпиад.

12. Мартин V. Отон Колонна, избранный папой 11 ноября 1417 г., был признан почти всеми сеньорами королевства, кроме Жана IV д’Арманьяка, который в конце концов также подчинился мнению большинства.

13. После осады 1418 г. это место в окрестностях замка было приспособлено для заседаний чиновников бальяжа.

14. Роль Парижского Университета, и особенно теологического факультета, была в этом процессе весьма существенна. И дело не только в том, что большинство членов трибунала было связано с Сорбонной. В общественно-политической жизни позднесредневековой Европы страны университетское сообщество как таковое играло огромную роль . Достаточно попомнить события, произошедшие всего лишь четвертью века ранее руанского процесса, когда после убийства Людовика Орлеанского разгорелась жаркая полемика между сторонниками Жана Пти и приверженцами Жана Жерсона – именно универсанты выступили тогда протагонистами на политической сцене, и именно они во многом сформулировали кредо враждующих партий. Не меньшую роль университетское сообщество сыграло и на процессе Яна Гуса. «Если рыцарство хранит христианский мир от внешних, видимых врагов, то ученым выпала честь беречь внутреннее единство мира, следить за тем, чтобы соблюдались законы человеческие и божественные. Отсюда амбиции и раздражение университетских деятелей, видящих несоответствие окружающего мира своему представлению об этих законах, а их собственного реального положения – высокой самооценке <...> При участии университетов была развернута грандиозная охота на ведьм в XV– XVI вв. Если колдуний судил обычный суд, то в половине случаев он кончался освобождением обвиняемых, но стоило судьям обратиться к университетским экспертам – дело неизменно закапчивалось суровым приговором» (см. ст. П. Ю. Уварова в «Словаре средневековой культуры», под ред. Л. Я. Гуревича (М., 2003. С. 550–551)).

15. Деление на абзацы в посланиях отсутствует.

16. Венсан Ле Фурбёр из Mo, бакалавр декретов, нотариус Парижского Университета. Это единственный случай, когда в документах процесса встречается его подпись.

17. Мишель Эбер, магистр искусств, нотариус Парижского Университета с 1422 г. Он составлял и подписывал послания Университета о выдаче Жанны с мая по ноябрь 1430 г., а также послание королю и решения Университета в апреле-мае 1431 г. Согласно указанию в университетом картулярии, Эбер умер 6 августа 1449 г. «в великой бедности и болезни» в Богадельне (Отель-Дьё).

18. Бастард Вандомский. Мы знаем из финансового документа военного казначейства от 1428 г., что он именовал себя Гийомом и командовал одним из отрядов в войске Жана Люксембургского (NBP. ms. I. 4484, fol. 80). В 1456 г. у него было поместье в Лекиелль-Сен-Жермен, где он и проживал.

19. Под термином «доктор декретов» следует понимать «доктор канонического права». В XV в. факультетом декретов Парижского Университета назывался факультет канонического права.

20. Никола (или Кола) де Майи (?–1457). Сеньор Бланжи-сюр-Сомм и Конти, он с юности поддерживал партию бургиньонов и получал от англичан различные земли и должности. В 1426 г. англичане назначили его бальи Вермандуа. Судя по всему, номинально он оставался в этой должности до 1432 г., хотя Карл VII, со своей стороны, назначил на нее Ла Гира – в противовес незаконному, с его точки зрения, ставленнику бургиньонов. В 1428 г. Никола де Майи обратился к жителям Реймса с посланием, в котором настойчиво склонял их быть верными бургиньонской партии. В 1435 г. король Англии послал его на конгресс, проходивший в Аррасе. Ла Гир, который получил назначение от Карла VII во время проезда этого государя через Лан в июле 1429 г., заменит его в бальяже Вермандуа в 1432 г. В 1441 г., при осаде Понтуаза, Никола де Майи находился среди людей Жана Люксембургского.

21. Жан де Пресси-ан-Артуа, рыцарь, сир дю Мениль, советник и шамбеллан герцога Бургундского, член Большого королевского совета. В 1425 г. он собирал в Шампани налог для содержания войска, осаждавшего Муанье. Он сопровождал Генриха VI во время его пребывания в Руане (29 июля 1430 г. – ноябрь 1431 г.). По воспоминаниям Жанны, она видела его в Аррасе; он предлагал ей принять от него в дар женское одеяние.

22. Вопрос о наличии этих пяти статей в названном документе остается спорным.

23. Никола Ролен, канцлер Бургундии с 1422 г., играл видную роль при Филиппе Добром. Позднее он подвергся опале. Ян ван Эйк запечатлел его в своей знаменитой картине «Дева Мария с донатором», находящейся в Лувре.

24. Речь идет о монастыре тринитариев, который находился в центре Парижа. Церковь этого монастыря служила залой заседаний для ректорского совета Университета. Mathurins – монахи, занимавшиеся выкупом пленных из стран Северной Африки.

25. Ректором Парижского Университета на 21 ноября 1430 г. являлся Тома де Курcелль (27).

26. Жан де Ринель служил нотариусом Большого Совета при Генрихе VI. По свидетельству Тома де Курселля, именно Жан де Ринель ездил в Париж, чтобы привезти оттуда докторов Сорбонны, приглашенных участвовать в руанском процессе. В 1434 г. он был назначен секретарем короля Генриха VI, был женат на Гильметте Бидо, племяннице Пьера Кошона. В 1439 г. сопровождал Кошона, когда тот отправился в Англию. В одном из документов от 1443 г. говорится, что он пробыл на службе у короля в течение 24 лет. 30 сентября 1444 г. вдова Жана де Ринеля добилась от капитула Нотр-Дам и Руане предоставления ему гробницы в кафедральном соборе, в капелле Сент-Эспри.

27. Руан являлся опорным пунктом англичан в Северной Франции.

28. По мнению П. Шампьона, существовали два человека с таким именем. Один из них, упомянутый в 1420 г. как нотариус, вел регистры руанского капитула с 1421 по 1441 г.

29. Пьер Кошон избрал местом жительства дом мэтра Жана Рюбе, кюре прихода Сен-Никола-Ле-Пэнктёр и члена капитула. Упоминание этой резиденции встречается в грамотах о назначении делопроизводителя, советника и нотариусов. Кошон многократно проводил в этом доме заседания асессоров. Именно там проходило и голосование о применении к Жанне пыток. Один из секретарей процесса, Г. Маншон, в 1452 г. уточнит, что в этом доме проживал тогда мэтр Жан Бидо, руанский каноник, племянник Кошона.

30. Оправдание ad cautelam являлось условным оправданием. Оно давалось свидетелю, чтобы тот мог выступить с показаниями в том случае, если боялся навлечь на себя какую-либо жесткую санкцию, – к примеру, отлучение от церкви: Ego te absolvo a tali excommunicatione, si eam de facto contradixisti.

31. Здесь и далее под слонами «каноник какой-либо церкви» подразумевается «каноник какого-либо капитула». Принимая во внимание, что в тексте процесса присутствуют обе формулировки, целесообразно сохранить эту вариативность и придерживаться всякий раз буквального перевода.

32. Известно, что де Ла Фонтан, выполняя поручение Кошона, отправил своих людей «во Францию» (в том числе в Лотарингию и Барруа), чтобы те собрали сведения о Жанне. Собранная таким образом информация не удовлетворила Кошона, поскольку не содержали ничего дурного о Девице.

33. Здесь впервые появляются лица, вызванные Кошоном из Парижа: доктора теологии Жан Бопер, Жак де Турен, Никола Миди, Пьер Морис и Жерар Фойе, а также Тома де Курселль, получивший степень бакалавра. Начиная с 18 февраля, им будет выплачиваться из английской казны по 20 турских су в день.

34. В манускрипте О значится: «В доме мэтра Жана Рюббе».

(пер. А. Б. Скакальской)

Спасибо: 0 
Профиль
Мария Терезия
Лучший друг кардинала




Сообщение: 1015
Настроение: Прекрасное
Зарегистрирован: 27.06.09
Откуда: Турция, Конья
Репутация: 11
ссылка на сообщение  Отправлено: 09.02.11 19:52. Заголовок: Часть 2 ПУБЛИЧНЫЕ ЗА..


Часть 2
ПУБЛИЧНЫЕ ЗАСЕДАНИЯ ИНКВИЗИЦИОННОГО ТРИБУНАЛА

Среда, 21 февраля, 1431 года

Первое публичное заседание

Итак, в среду, 21 февраля, около восьми часов утра,

Мы, названный епископ, явились в королевскую капеллу Руанского замка 1, куда в вышеуказанный день и час мы велели вызвать на суд означенную женщину. Там мы заседали в трибунале при участии почтенных отцов, сеньоров и магистров: Жилля, аббата св. Троицы в Фекане (38), Пьера, приора Лонгвилль-Жиффара (103), Жана де Шатийона (21), Жана Бопера (8), Жака де Турена (124), Никола Миди (102), Жана де Ниба (111), Жака Гедона (58), Жана Ле Февра (77), Мориса дю Кенэ (37), Гийома Буше (72), Пьера Удана (62), Пьера Мориса (101), Ричарда Прати (116) и Жерара Фёйе (47) – докторов священной теологии; аббатов Никола из Жюмьежа (86), Гийома из монастыря св. Екатерины (24), Гийома [Бюро] из Кормея (25), равно как и Жана Герэна (57) – докторов канонического права; Рауля Русселя (118), доктора обоих прав; Уильяма Хейтона (59), Никола Купкена (26), Жана Ле Мэтра (81), Ришара де Груше (56), Пьера Минье (105), Жана Пигаша (113), Рауля Ле Соважа (88) – бакалавров теологии; Робера Ле Барбье (71), Дени Гастинеля (53) и Жана Ле Ду (75), Никола де Вандре (127), Жана Бассе (5), Жана де Ла Фонтана (67), Жана Брюйо (12), Обера Мореля (107), Жана Коломбеля (23), Лорана дю Бюска (32) и Рауля Анги (4) – лиценциатов канонического права; Андре Маргери (97), Жана Алепе (2), Жоффруа дю Кротэ (35) и Жилля Дешана (29) – лиценциатов гражданского права.

В их присутствии была вначале зачитана королевская грамота о выдаче и возврате 2 нам оной женщины, затем грамоты руанского капитула о [36] предоставлении территории; содержание сих документов приведено ниже. Окончив сие чтение, мессир Жан д’Эстиве, уполномоченный и назначенный нами в сем процессе судебным делопроизводителем, объявил, что назначенный по сему делу судебный пристав велел оной женщине по имени Жанна явиться в указанный день и час сюда, дабы по закону ответить на вопросы, кои будут ей заданы, что вполне очевидно из доклада судебного пристава, приложенного к нашей грамоте вызова.

Следует содержание сих грамот вызова и отчета

«Мы, Пьер, Божьей милостью епископ Бовеский, располагая в городе и диоцезе Руана территорией, предоставленной во время ваканции архиепископского престола досточтимым церковным капитулом Руана для проведения и завершения нижеуказанного дела, старосте христианской общины Руана, а также всем и каждому священнику – приходскому или не приходскому, – находящимся в городе и диоцезе Руана, до коего или до коих дойдет настоящая грамота во исполнение, шлем привет в начальнике и совершителе нашей веры, Господе Нашем Иисусе Христе.

Некая женщина, именуемая в народе Жанной Девицей, была взята и пленена в нашем диоцезе Бове и была нам препоручена, предоставлена и отдана в наше распоряжение христианнейшим и светлейшим государем, нашим сеньором, королем Франции и Англии, как сильно подозреваемая в ереси 3, дабы мы учинили над ней процесс по делам веры. И мы, услышав распространившуюся не только повсюду в королевстве Французском, но и во всем христианском мире молву о делах и свершениях оной женщины, кои суть посягательства на нашу веру, а также собрав подробные сведения и мнения опытных людей и стремясь поступать в сем деле по зрелом размышлении, мы постановили, что оная Жанна будет призвана и выслушана по тем статьям и вопросам, касающимся веры, кои ей зададут и против нее выдвинут.

Вот почему мы предписываем, чтобы все вы вместе и каждый из вас в отдельности, будучи [вызван] по требованию, не ждали друг друга и не ссылались один на другого. [Напротив,] без всяких возражений вызовите к нам в королевскую часовню Руанского замка, в среду 21 февраля, к восьми часам утра означенную Жанну, кою мы считаем сильно подозреваемой в ереси. Пусть она ответит правду по названным статьям и вопросам, а также по прочим, относительно коих мы ее подозреваем, или пусть свершится иначе, по разуму и справедливости, после того, как мы сообщим ей, что она будет отлучена от церкви, если не предстанет пред нами в сей день. Да будет нам с точностью доложено о том, что вы, исполнители сего, таким образом совершите.

Дано в Руане под нашей печатью, в год Господень 1431, во вторник 20 февраля.

Подписано: Г. Буагийом (22), Г. Маншон (95)».

«Преподобному отцу во Христе и сеньору, Пьеру, Божьей милостью епископу Бове, располагающему в городе и диоцезе Руана территорией, предоставленной вам при ваканции архиепископского престола досточтимым церковным [37] капитулом Руана, дабы провести и завершить нижеозначенное дело, ваш смиренный Жан Массьё (98), священник, староста христианской общины Руана, выказывает немедленное повиновение со всяческим уважением и почтением.

Да будет известно вашему преподобию, что, во исполнение вашего повеления, кое было мне представлено и к коему приложен сей мой отчет, я немедленно назначил предстать пред вами в королевской часовне Руанского замка, в среду 21 февраля, к восьми часам утра женщине, именуемой в народе Жанной Девицей, каковую я задержал в крепости данного замка и каковую вы считаете сильно подозреваемой в ереси, дабы она правдиво ответила на вопросы, кои будут выдвинуты против нее в статьях, или на допросы по вопросам веры, коим ее подвергнут, а также на все прочее, в чем вы ее подозреваете, и дабы иным образом поступить по разуму и справедливости, вкупе с предписаниями, содержащимися в вашей собственной грамоте. Оная Жанна действительно сказала мне в ответ, что охотно предстанет пред вами и ответит правду на вопросы, кои ей зададут, и что сама она просит, чтобы вы изволили пригласить к участию в сем деле духовных лиц из французских земель, равно как и из Англии; и кроме того, что она смиренно молит ваше преподобие, чтобы завтра, прежде чем она предстанет пред вашим преподобием, она могла бы выслушать мессу; и чтобы я доложил вам о сем, как я и сделал. И о том, что сие было мною таким образом исполнено, я сообщаю вам, преподобному отцу, настоящей грамотой, скрепленной моею печатью и собственноручно мною подписанной.

Дано в год Господень 1431, во вторник накануне означенной среды.

Подписано: Жан».

[Запрос делопроизводителя]

Затем судебный делопроизводитель (43), по представлении сих грамот, настойчиво потребовал, чтобы оная женщина получила повеление явиться в сие место и предстать пред нами на суд, ибо она была вызвана сюда, и чтобы она была допрошена нами по некоторым статьям касательно веры, о чем мы ей и сообщили. Между тем, поскольку означенная женщина просила ранее дозволения выслушать мессу, мы сообщили названным заседателям, как мы, по совету именитых сеньоров и магистров, подумали, что, ввиду преступлений, коими опозорила себя оная женщина, а также из-за постыдности того наряда, в ношении коего она упорствует, надо повременить с допуском ее к мессе и присутствию на богослужениях.

[Жанна доставлена в зал заседаний]

Тем временем, пока мы оглашали сие, оная женщина была приведена судебным приставом. Поскольку она предстала пред нами на суд, мы приступили к изложению того, что сия Жанна была некогда пленена и взята в границах и пределах нашего диоцеза Бове; что людская молва, разнесшаяся уже почти [38] по всем христианским королевствам, доносила весть о ее многочисленных деяниях, оскверняющих истинную веру, свершенных не только в нашем диоцезе, но и во многих других землях; и совсем недавно светлейший и наихристианнейший государь, король, наш сеньор, отдал и предоставил ее в наше распоряжение, дабы учинить против нее процесс веры, в согласии с правом и разумом.

Посему, принимая во внимание общественную молву и слухи, равно как и некоторые сведения, о коих мы упоминали выше, тщательно посовещавшись прежде всего со знатоками права божественного и человеческого, мы, в силу нашей должности, повелели вызвать Жанну письменной грамотой, дабы она правдиво ответила на вопросы, кои ей зададут относительно веры и дабы иными способами поступить согласно праву и разуму, как сие явствовало из предшествующей грамоты, предъявленной судебным делопроизводителем.

[Первое увещание Жанне]

Посему мы, стремясь с помощью Иисуса Христа, чьему суду [поистине] подлежит обсуждаемое дело, исполнить в сем процессе нашу должностную обязанность по сохранению и возвеличиванию католической веры, прежде всего милосердно призвали и просили Жанну, сидевшую тогда пред нами, во ускорение данного дела и во облегчение ее собственной совести отвечать всю правду на вопросы, кои ей зададут касательно веры, не ища ни уловок, ни хитростей, кои могли бы уклонить ее от искренней исповеди.

[Жанна призвана принести присягу]

Кроме того, в силу нашей должности, мы просили оную Жанну принести законную присягу, прикасаясь к священному Евангелию, в должной форме, о том, что она будет говорить правду, как было указано выше, по вопросам, кои ей зададут.

Каковая Жанна ответила так: «Я не знаю, о чем вы хотите меня спрашивать. Возможно, вы спросите меня о таких вещах, о коих я вам не скажу».

Поскольку мы ей говорили: «Вы поклянетесь говорить правду о том, о чем вас спросят относительно веры и того, что будет вам известно», – она вновь ответила, что охотно поклянется говорить правду о том, что касается ее отца и матери и о том, что она сделала после ухода во Францию; но об откровениях, кои были ей от Бога, она не говорила никогда и никому, кроме единственно Карла, коего зовет своим королем, и [сих откровений она] не откроет никому, даже если ей велят отрубить голову, ибо знает от своих видений или своего тайного совета, что не должна их никому открывать; и что по истечении ближайших восьми дней она будет твердо знать, должна ли сие открыть.

Мы, означенный епископ, снова многократно предупреждали оную Жанну [о необходимости присягнуть] и просили, чтобы она присягнула говорить правду о том, что касается нашей веры. Названная Жанна, на коленях, возложив [39] обе руки на книгу, – в сем случае, миссал, – поклялась говорить правду о том, что у нее спросят и что будет ей известно относительно веры, не упоминая вышеизложенного условия, а именно, что она не расскажет и не раскроет никому явленных ей откровений 4.

[Первый допрос после присяги]

Далее, принеся таким образом присягу, Жанна была спрошена нами о своем имени и прозвище.

На что она ответила, что в ее краях ее звали Жаннеттой, а после того как она ушла во Францию, назвали Жанной. Но о прозвище сказала, что ничего не знает.

Затем, спрошенная о месте своего происхождения, ответила, что родилась в деревне Домреми, каковая объединена с деревней Грё, и именно в Грё находится главная церковь 5.

Затем, спрошенная об имени своих отца и матери, ответила, что отца звали Жак Дарк 6, а мать – Изабелла 7.

Спрошенная, в каком месте была она крещена, ответила, что в церкви Домреми.

Спрошенная, каковы были ее крестные отцы и матери, сказала, что одну из крестных звали Агнесса, другую – Жанна, другую – Сибилла; одного из крестников звали Жан Лэнге, другого – Жан Барре; у нее было много других крестных матерей, как она слышала от собственной матери 8.

Спрошенная, какой священник ее крестил, ответила, что то был мессир Жан Мине 9, как она думает.

Спрошенная, жив ли он еще, ответила, что да, как она думает.

Затем спрошенная о своем возрасте, ответила, что, как ей кажется, ей около 19 лет. Она сказала, кроме того, что мать обучила ее молитвам Pater Noster, Ave, Credo; и что она восприняла свою веру ни от кого иного, как от названной матери.

Затем, по нашем требовании произнести Pater, она ответила, чтобы мы выслушали ее на исповеди и что она охотно нам сие произнесет. И поскольку мы вновь просили ее многократно, она ответила, что не произнесет Pater, etc., если мы не выслушаем ее на исповеди. Мы сказали тогда, что охотно дадим ей одного или двух именитых особ с французской стороны 10, коим она скажет Pater, etc. На что Жанна ответила, что она не станет им говорить, если они не выслушают ее на исповеди 11.

Исполнив сие, мы, названный епископ, запретили оной Жанне без нашего дозволения покидать тюрьму, назначенную ей в Руанском замке, под страхом быть уличенной в преступлении ереси.

Но она ответила, что не принимает сего запрета, добавив, что если б она сбежала, никто не смог бы бранить ее за разрыв или нарушение клятвы, поскольку она таковой никогда никому не давала. Затем она пожаловалась на то, что ее держат в оковах и железных цепях.

Мы сказали ей тогда, что, будучи в иных тюрьмах, она многократно пыталась сбежать и что именно из-за того, дабы ей быть под более надежной охраной, ее приказали заковать в железные цепи. [40]

На что она ответила: «Верно, что я уже хотела и захочу сбежать вновь, ведь сие дозволено любому, кто заключен в темницу или пленен».

Затем мы отрядили для надежной охраны оной Жанны благородного Джона Грея 12, оруженосца на службе нашего сеньора короля, а с ним Джона Бервойта и Уильяма Тальбота, повелев им хорошо и верно стеречь оную Жанну, никого не допуская говорить с нею без нашего на то разрешения; в чем они торжественно поклялись, касаясь святых Евангелий.

Наконец, исполнив все вышеизложенное, мы предписали названной Жанне явиться завтра, в четверг, в восемь часов утра, в палату заседаний, что рядом с большой залой Руанского замка 13.

Четверг, 22 февраля, 1431 года

Второе заседание

Далее, на следующий день, в четверг 22 февраля,

Мы, означенный епископ, явились в палату заседаний близ большой залы Руанского замка, где собрались также преподобные отцы, сеньоры и магистры: Жилль, аббат св. Троицы из Фекана (38), Пьер, приор Лонгвилль-Жиффара (103), Жан де Шатийон (21), Жан Бопер (8), Жак де Турен (124), Никола Миди (102),Жан де Ниба (111), Жак Гедон (58), Жан Ле Февр (77), Морис дю Кенэ (37), Гийом де Буше (72), Пьер Удан (62), Пьер Морис (101), Ричард Прати (116) и Жерар Фёйе (47) – доктора священной теологии; аббаты Никола из Жюмьежа (86), Гийом из монастыря св. Екатерины (24), Гийом из Кормея (10), а также Жан Герэн (57) – доктора канонического права; Рауль Руссель (118), доктор обоих прав; Уильям Хейтон (59), Никола Купкен (26), Жан Ле Мэтр (81), Ришар де Груше (56), Пьер Минье (105), Жан Пигаш (113), Рауль Ле Соваж (88) – бакалавры священной теологии; Робер Ле Барбье (71), Дени Гастинель (53), Жан Ле Ду (75) – лиценциаты обоих прав; Жан Бассе (5), Жан де Ла Фонтэн (67), Жан Брюйо (12), Обер Морель (107), Никола де Вандре (127), Жан Пэншон (114), Жан Коломбель (23), Лоран дю Бюск (32), Рауль Анги (4) – лиценциаты канонического права; Андре Маргери (97), Жан Алепе (2), Жоффруа дю Кротэ (35) и Жилль Дешан (29) – лиценциаты гражданского права; аббат Прео (109), брат Гийом Лермит (85), Гийом Дежардэн (30), доктора медицины; Робер Морелле (108) и Жан Ле Руа (87) – церковные каноники Руана.

Прежде всего, мы рассказали им, что потребовали и попросили лично у брата Жана Ле Мэтра (81), викария монсеньера инквизитора, присоединиться к нам в настоящем процессе, предложив поставить его в известность о том, что было сделано о сию пору в сем деле и что будет сделано далее. Мы рассказали также, как викарий ответил, что он поставлен инквизитором только над городом и диоцезом Руана; данный же процесс был учинен нами на территории, по праву восходящей к нашей юрисдикции над Бове. Вот почему, дабы ни коим образом не повредить процессу, он воздержался от того, чтобы присоединиться к нам вплоть до той поры, пока не получит более обстоятельного совета и больших полномочий от монсеньера инквизитора; викарий, тем не менее, от своего [41] имени выразил удовлетворение тем, что мы покамест продвинемся далее в нашем мероприятии.

Слушая, как мы излагаем сие, названный викарий ответил: «То, что вы говорите, правда; я одобрил и одобряю, насколько позволяют мои полномочия и насколько сие в моих силах, продолжение процесса».

Затем, поскольку Жанна предстала перед нами в означенном месте, мы призвали ее и потребовали, под страхом закона, принести присягу, каковую она принесла накануне, и присягнуть просто и безоговорочно что она будет отвечать правду на все вопросы, кои ей зададут, о том, в чем она была обвинена и чем опозорена.

На что она ответила, что уже присягнула вчера и что сего должно быть достаточно.

И вновь мы попросили ее поклясться; воистину никто, даже государь, будучи допрошен по делам веры, не может отказаться принести сию присягу.

Она вновь ответила: «Я принесла вам сию присягу вчера, вам сего должно быть вполне довольно. Вы слишком меня обременяете». В конце концов она поклялась сказать правду по вопросам, каковые будут касаться веры.

После чего преславный профессор священной теологии метр Жан Бопер (8), по нашему приказу и повелению, допросил оную Жанну по следующим вопросам.

Для начала он призвал ее сказать правду о том, о чем ее спросят, как она и поклялась.

Она ответила: «Может статься, на одни ваши вопросы я отвечу правду, а на другие – не отвечу вовсе». И она прибавила: «Будь вы лучше осведомлены обо мне, вы пожелали б, чтобы я не была в ваших руках. Я ничего не сделала иначе, как по откровению».

Спрошенная далее о возрасте, в коем пребывала, когда покинула отчий дом, она сказала, что не сможет его указать.

Спрошенная, обучилась ли она в юности какому-либо ремеслу, сказала, что да: шить суконные полотна и прясть; и она не уступит ни одной женщине Руана по части прядения и шитья. Далее она призналась, что из страха перед бургиньонами 14 покинула отчий дом и пошла в Нёфшато, что в Лотарингии, к некоей женщине, прозванной Рыжей (la Rousse), где пробыла около пятнадцати дней 15 ; затем она добавила, что пока жила в отчем доме, занималась обычными домашними делами 16 и не ходила в поле пасти овец или другую скотину. -

Затем, спрошенная, исповедовалась ли она в своих грехах ежегодно, ответила, что да, своему личному кюре 17, а когда кюре был занят, то она исповедовалась другому священнику, с разрешения кюре. Несколько раз, – дважды или трижды, как ей кажется, – она исповедалась нищенствующим монахам; и было сие в Нёфшато 18. И она получала таинство причастия на Пасху.

Спрошенная, получала ли она таинство причастия в иные праздники, кроме Пасхи, сказала дознавателю, чтоб тот переходил к другому. Далее она призналась, что, когда ей было 13 лет 19, ей был голос, идущий от Бога, дабы помочь ей блюсти себя. И в первый раз она очень испугалась. И сей голос пришел около полудня, летом, в саду ее отца, и названная Жанна не постилась накануне 20. Она услышала голос справа, со стороны церкви 21, и очень редко она слышит его так, чтобы при том не было света. Сей свет идет с той же стороны, откуда она слышит голос, но там обычно всегда великий свет. И когда она пришла во Францию, она часто слышала сей голос. [42]

Спрошенная, каким образом она видела свет, каковой, по ее словам, пребывал там, если сей свет был в стороне, она ничего не ответила, но перешла к другому. Она сказала, кроме того, что когда была в лесу, то очень хорошо понимала голоса, приходящие к ней. Сказала также, что, как ей кажется, сие был достойный голос (digne voix), и она верит, что он послан от Бога; а после того, как она трижды услышала сей голос, она узнала, что то был голос ангела. Она сказала также, что сей голос всегда хранил ее, и она всегда хорошо его понимала.

Спрошенная о наставлениях во спасение души, кои давал ей сей голос, сказала, что он учил ее хорошо себя вести, посещать церковь; и [голос] сказал Жанне, что необходимо, чтобы оная Жанна, пошла во Францию. Жанна добавила, что дознаватель покамест не добьется от нее, под каким видом явился ей сей голос. Далее она призналась, что голос говорил ей дважды или трижды в неделю, что нужно, чтобы она, Жанна, ушла и отправилась во Францию; [она призналась также], что ее отец ничего не знал о ее уходе 22. Она сказала также, что голос говорил ей, чтобы она пошла во Францию; и она не могла более оставаться там, где была; и сей голос говорил ей, что она снимет осаду с Орлеана. Затем она сказала, что голос сказал ей, Жанне, пойти в крепость Вокулёр 23, к Роберу де Бодрикуру, капитану сего места 24, и что он даст ей людей, кои пойдут вместе с ней; Жанна ответила тогда, что она всего лишь бедная девушка, каковая не умеет ни ездить верхом, ни вести войну 25. Кроме того, она сказала, что пошла к своему дяде 26 и сказала, что хочет побыть у него недолгое время, и она пробыла там около восьми дней; она сказала тогда своему дяде, что нужно, чтоб она пошла в Вокулёр, и дядя проводил ее туда.

Затем она сказала, что когда пришла в означенный город Вокулёр 27, она узнала Робера де Бодрикура, хотя прежде никогда его не видела, и она узнала оного Робера через сей голос; сей голос действительно сказал ей, что то был он; и Жанна сказала оному Роберу, что нужно, чтобы она пошла во Францию. Но оный Робер дважды отказывал и прогонял ее, а на третий раз принял ее и дал людей. И еще голос говорил ей, что так оно и случится.

Далее она призналась, что герцог Лотарингский 28 послал за ней, чтобы ее к нему привели: она пошла туда и сказала ему, что хочет идти во Францию. Герцог же спросил ее о своем исцелении, но она сказала ему, что ничего о том не знает; и она мало чего рассказала герцогу о своем путешествии. Однако она попросила герцога дать ей его сына 29 и людей, чтобы они проводили ее во Францию, и [тогда] она будет молить Бога о его здоровье. Жанна поехала к герцогу под охранной грамотой, а оттуда вернулась в означенный город Вокулёр.

Далее она призналась, что при отъезде из оного города Вокулёра она была в мужском платье, с мечом, каковой дал ей Робер де Бодрикур, и у нее не было другого оружия 30. В сопровождении рыцаря, оруженосца и четырех слуг 31 она доехала до города Сент-Урбэн 32 и там провела ночь в аббатстве.

Далее она сказала, что по пути она проехала через город Осер и там отслушала мессу в главной церкви 33 ; и при ней тогда постоянно были ее голоса, вместе с тем [голосом], о коем она упомянула выше 34.

Далее, спрошенная, по чьему совету она взяла мужское платье, она многократно отказывалась ответить. Наконец она сказала, что никого в том не винит; и многократно меняла показания. [43]

Далее, она сказала, что названный Робер де Бодрикур заставил ее провожатых поклясться, что они довезут ее в целости и сохранности. И оный Робер сказал Жанне, когда она покидала его: «Езжай, езжай, и будь, что будет».

Далее, сия Жанна сказала, что хорошо знает, что Бог любит герцога Орлеанского 35 и что откровений о нем ей было даже больше, чем о ком-либо из ныне здравствующих, за исключением того, кого она зовет своим королем. И она сказала еще, что нужно было, чтобы она сменила свой наряд на мужской. Далее, она верит также, что ее совет и вправду с ней говорил. Далее она сказала, что отправила англичанам, стоявшим под Орлеаном, послания, в коих говорилось, чтобы они оттуда ушли, как сие записано в копии послания, была ей зачитана в сем городе Руане 36, – однако, кроме двух или трех слов, содержащихся в сей копии; к примеру, там, где в сей копии значится: «сдайте Девице» – надлежит поставить: «сдайте королю». Там есть также сии слова: «всех до одного» и «военачальник», – коих не было в подлинных посланиях.

Жанна сказала также, что проехала к тому, кого она зовет своим королем, без помех; и когда она прибыла в город Сен-Катрин де Фьербуа 37, то сперва послала гонца к своему названному королю; затем она пошла в Шато-Шинон 38, где находился ее названный король. Она прибыла туда около полудня и остановилась на постоялом дворе, а после обеда пошла к своему названному королю, каковой находился в замке.

Далее, она сказала, что когда вошла в палату оного короля, то узнала его среди прочих по совету своего голоса, каковой открыл ей сие. И она сказала своему королю, что хочет идти воевать против англичан.

Спрошенная, был ли в тот раз, когда голос показал ей названного короля, какой-нибудь свет в означенном месте, ответила: «Переходите к другому».

Спрошенная, не увидела ли она какого-либо ангела над своим королем, ответила: «Увольте меня, переходите к другому». Она сказала, что прежде чем король допустил ее к делу, ему было множество видений и прекрасных откровений.

Спрошенная о видениях и откровениях, кои были ее королю, ответила: «Я вам сего не скажу. Пока вам нет ответа; но вы пошлите к королю – и он вам расскажет».

Далее, оная Жанна сказала, что голос пообещал ей, что вскоре после того, как она прибудет к своему королю, тот ее примет. Жанна говорит еще, что ее сторонники хорошо знали, что голос был послан ей от Бога, и они видели и знали сей голос; названная Жанна утверждает, что ей твердо сие известно. Кроме того, она сказала, что ее король и многие другие слышали и видели голоса, кои приходили к ней, Жанне; и там были Шарль де Бурбон 39 и двое или трое других.

Далее, Жанна сказала, что нет дня, когда бы она не слышала сей голос и что она очень в том нуждается. Она сказала еще, что никогда не просила у названного голоса иной конечной награды, кроме спасения своей души.

Затем Жанна призналась, что голос сказал ей оставаться в городе Сен-Дени во Франции 40 ; и она, Жанна, хотела там остаться; но сеньоры увели ее против воли. И все же, не будь она ранена, не ушла бы оттуда; и она была ранена во рвах у Парижа, когда прибыла туда, возвращаясь из названного города Сен-Дени; но через пять дней она выздоровела. Затем она призналась, что приказала совершить вылазку под городом Парижем 41. [44]

И так как ее спросили, не было ли тогда божьего праздника, она ответила, что думает, что то был праздничный день 42.

Спрошенная, было ли сие благим поступком, ответила: «Переходите к другому».

Исполнив сие и поскольку для одного дня нам показалось достаточно, мы, означенный епископ, перенесли продолжение дела на ближайшую субботу, на 8 часов утра.

Спасибо: 0 
Профиль
Ответов - 45 , стр: 1 2 3 All [только новые]
Тему читают:
- участник сейчас на форуме
- участник вне форума
Все даты в формате GMT  4 час. Хитов сегодня: 77
Права: смайлы да, картинки да, шрифты да, голосования нет
аватары да, автозамена ссылок вкл, премодерация откл, правка нет



"К-Дизайн" - Индивидуальный дизайн для вашего сайта