On-line: гостей 2. Всего: 2 [подробнее..]
АвторСообщение
Любитель истории




Сообщение: 120
Зарегистрирован: 27.10.08
Откуда: Москва
Репутация: 3
ссылка на сообщение  Отправлено: 09.12.08 16:56. Заголовок: Филипп II Август (биография и портреты)


Филипп II Август

«Филипп Август взошел на трон в возрасте 15 лет; именно тогда он заявил, что желает, чтобы к концу его правления королевство стало таким же могущественным, как и во времена Карла Великого. Его ум, энергия, упорство были замечательны. Весельчак, добрый католик, справедливый и прямой в своих поступках — так говорит о нем хронист; жесткий по отношению к сопротивлявшейся ему знати, он любил пользоваться услугами простых людей. Бесспорно, он был склонен и к двуличию и к жестокости и сочетал в себе добродетели и пороки». (Альбер Гарро. Людовик Святой и его королевство — СПб.: Евразия, 2002)

Филипп II Август (21 августа 1165, Гонесс — 14 июля 1223, Мант) — король Франции (1180—1223), сын Людовика VII Молодого и Адель Шампанской. Для Людовика, пережившего развод с первой супругой, Алиенорой Аквитанской, и смерть второй, Констанции Кастильской, но так и не получившего от этих союзов сына, это был долгожданный наследник, в честь чего новорожденный получил прозвище Богоданного (Dieudonne).

Рождение Филиппа Богоданного. Миниатюры из «Больших Французских хроник» (XIV в.)



Дабы избежать сложностей при передаче власти, стареющий король решил короновать сына в Реймсе, что и случилось 1 ноября 1179 года. В апреле 1180 года 15-летний Филипп сочетался браком с родственницей графа Фландрского Изабеллой де Эно, принесшей мужу в качестве приданого графство Артуа, что стало первым шагом на пути собирания земель, чему король посвятил всю свою жизнь. В сентябре того же года Людовик VII скончался, оставив сына единоличным правителем Франции.

Коронация Филиппа II. Жан Фуке (XV в.)



Как пишет А.Дживилегов, «энергичный и даровитый, Филипп прекрасно понимал всё неудобство своего положения. Его домен был отовсюду окружен владениями могущественных баронов, стеснявших свободу его действий и служивших постоянной угрозой самому существованию королевства. В частности, владения английского короля втрое превосходили по пространству владения самого Филиппа. Среди других баронов наиболее могущественным был граф Фландрии. Филипп рано поставил себе целью округлить свою территорию; к этой цели он шёл прямо и неуклонно, пользуясь малейшим поводом. Его внешняя политика — политика собирания, внутренняя — политика укрепления за собой завоеванных областей. И Филипп одинаково легко справлялся как с одной, так и с другой задачей. Он обнаружил и талант полководца, и искусство дипломата, и мудрость законодателя и организатора. Поссорился Филипп с графом Фландрским потому, что последний хотел играть руководящую роль в королевстве. Обманутый в своих ожиданиях, граф покинул Париж и сейчас же составил коалицию, в которую вошли графы Геннегау, Намюра, Блуа, Сансерра, Шампани и герцог Бургундский; Филиппу едва удалось удержать от вступления в неё Генриха II Английского. Он обратился за поддержкой к Папе Римскому и сумел привлечь на свою сторону сыновей Генриха II, управлявших его континентальными владениями. С их помощью он справился с врагами». Помимо английских принцев, Филипп заручился союзничеством герцога Брабантского и архиепископа Кельнского, что позволило королю в июле 1185 года заключить с фламандским правителем договоренность, подтверждавшую право Филиппа на богатые земли Артуа, Амьенуа и Вермандуа, за исключением Сен-Кантена и Перонна.

Теперь же французский правитель мог заняться другим, куда более серьезным вопросом - возвращением континентальных земель, находившихся под властью английского короля. Генрих II Плантагенет являлся герцогом Нормандским, владел Аквитанией, Бретанью, графствами Анжу и Вексен. Филипп постоянно сеял и поддерживал раздоры между стареющим Генрихом и его сыновьями, с которыми состоял в дружбе (в 1189 году, взяв Л е Ман, Тур и Сомюр, король Франции вынудил Генриха II признать Ричарда герцогом Аквитанским, а также выплатить 20000 серебряных марок за возвращение своих областей). Но если с Генрихом Молодым и Джеффри он оставался в прекрасных отношениях до самой смерти обоих (по словам очевидцев, на похоронах последнего он был так подавлен горем, что едва не бросился в могилу следом за ним), то первоначальная дружба с Ричардом и Джоном сменилась враждой, когда оба брата поочередно примерили на себя английскую корону.

В 1190 году Ричард Львиное Сердце и Филипп отправились в 3-ий Крестовый поход. Вместе прошествовав до Лиона, короли решили разделиться, чтобы после встретиться в сицилийской Мессине. Филипп II погрузил армию на корабли в Генуе, тогда как Ричард отплыл из Марселя. На Сицилии между королями начались разногласия: Ричард развязал войну с Мессиной, закончившуюся взятием города. Филипп сохранял нейтралитет, однако после потребовал свою долю добычи. Натянутые отношения между царственными спутниками усугубились отказом Ричарда жениться на сестре Филиппа Алисе (английский король предпочел взять в супруги Беренгарию Наваррскую).

Филипп принимает посланников Папы Римского, призывающего короля отправиться в Крестовый поход. «Большие Французские хроники» (XIV в.)



Весной следующего года Филипп отправился к сирийской Акре, осаждаемой в то время иерусалимским королем Ги (Гвидо) де Лузиньяном. Через несколько месяцев, захватив по пути Кипр, принадлежавший в то время Византии, приплыл и Ричард. Ссоры между обоими монархами возобновились. Причины были разными: то Филиппа раздражало, что английский король платил всем поступавшим к нему на службу рыцарям по четыре червонца, тогда как сам он давал по три; то он требовал половину Кипра - согласно договоренности, всю добычу Ричард и Филипп обязались делить поровну, однако первый утверждал, что это распространялось только на отвоеванные у мусульман территории. К тому же оба короля тяжело заболели: от лихорадки у них начали выпадать волосы и ногти, а Филипп еще и ослеп на один глаз. После взятия Акры (12 июля 1191 года), сославшись на проблемы со здоровьем, король Франции решил вернуться домой. Оставив десятитысячное войско на попечение Юга (Гуго) III Бургундского, Филипп, сопровождаемый своим кузеном Пьером де Куртене, графом Неверским, пустился в обратный путь. Он побывал в Риме, где получил официальное разрешение от Папы завершить свое участие в Крестовом походе, а 27 декабря 1192 года благополучно вступил в Париж.

1. Филипп II и Ричард I во время Крестового похода. Гийом де Тир (XIV в.). 2. Ричард и Филипп принимают ключи от Акры. «Большие Французские хроники» (XIV в.)





Возвращение короля совпало по времени со смертью графа Филиппа Фландрского. За неимением прямых наследников, на его земли и титул претендовали трое: граф Бодуэн де Эно, Элеонора де Вермандуа, графиня де Бомон, и сам Филипп. В конце концов, король признал новым графом Бодуэна, получив в обмен на это 5000 марок серебром, а также утвердил Элеонору в ее правах на Вермандуа и Валуа, при условии, что ее владения перейдут после ее смерти к Филиппу. Таким образом, королевский домен заметно увеличился.

Политические победы чередовались с проблемами в личной жизни французского монарха. После смерти при родах Изабеллы де Эно (1190), Филипп недолго оставался неженатым. По возвращению из Палестины он посватался к Ингеборге, сестре датского короля Кнута VI, девушке, по уверениям современников, скромной, красивой и благочестивой – хотя Филиппа привлекали не ее высокие моральные качества, а солидное приданое. На следующий день после свадьбы, состоявшейся в августе 1193 года, король внезапно заявил о своем отвращении к Ингеборге и потребовал у Папы Целестина III расторжения этого союза под тем предлогом, что брак не был осуществлен. Римский первосвященник передал дело на рассмотрение французских епископов, которые не посмели перечить государю, а потому, несмотря на вмешательство Кнута, его несчастная сестра была отправлена в монастырь, где провела много лет.

В 1196 году Филипп женился на Агнессе Меранской, дочери баварского вельможи, от брака с которой родилось трое детей. Новый Папа Иннокентий III, признавший этот союз недействительным (хотя дети, рожденные от него, получили статус законных), потребовал от Филиппа удалить Агнессу и вернуть Ингеборгу. Король отказался подчиниться, за что был вместе со всем своим королевством отлучен от Церкви. Интердикт был снят в 1200 году, когда Филипп согласился признать датскую принцессу своей супругой, однако и Агнессу он не удалил. Годом спустя она скончалась, а с Ингеборгой король, поддавшись усиленному давлению со стороны как Папы, так и другого ее брата, короля Вальдемара II, стал жить лишь с 1213 года.

"Филипп вернулся во Францию, поклявшись Ричарду, что не будет нападать на его владения. Он на них и не нападал, но затеял какие-то таинственные переговоры с Иоанном Безземельным, который правил Англией в отсутствие брата. Ричард, прослышав про это, поспешил домой, но на пути попал в руки своего врага Леопольда Австрийского. Отсутствием Ричарда Филипп превосходно воспользовался для укрепления своего положения и успел даже отхватить от Нормандии Вексен. Ричард вернулся из плена, но крупных событий при его жизни не произошло" (А. Дживилегов).



Воспользовавшись раздорами между Иоанном Безземельным и английскими баронами, Филипп привлек на свою сторону племянника английского короля Артура, графа Бретонского, возвел его в рыцари и принял от него ленную присягу как правителя Анжу, Бретани, Мэна, Турени и Пуату. В 1200 году Филипп и Иоанн встретились в Ле Гуле, в результате чего король Англии вынужден был пойти на уступки, включая выплату значительной денежной суммы в пользу французской Короны. Взамен Филипп II признавал Иоанна королем Англии, возвращал ему земли, отданные Артуру, оставив тому только Бретань, и принуждал племянника принести дяде вассальную клятву. Союз этот должен был скрепить брак между племянницей английского короля Бланкой Кастильской и Людовиком Львом, старшим сыном Филиппа (впоследствии они стали родителями короля Людовика Святого).

Но два года спустя французские подданные Иоанна вновь - и не без содействия Филиппа - взбунтовались против своего сюзерена. К ним присоединился и Артур. Мятежников, само собой разумеется, поддержал король Франции. После того как Артур был взят в плен у замка Мирбо, а спустя некоторое время умерщвлен (вероятно, по приказу дяди, а некоторые говорили, что и его собственной рукой), Филипп II призвал царственного кузена на суд пэров, однако тот, ссылаясь на свой королевский сан, отказался явиться. Тем не менее суд состоялся, и пэры заочно приговорили Иоанна к конфискации его французских земель. Во исполнение этого решения Филипп двинул войска на Нормандию. В течение 1203-1204 гг. король захватил Ле Вандрей, Шато-Гайар, Фалез, Кан, Кутанс, Байе и ряд других городов. В декабре 1203 года Иоанн бежал в Англию. 24 июня 1204 года сдался Руан, следом за ним пали Верней и Арк. Затем Филипп повел армию в долину Луары, взяв в августе Пуатье, а в следующем году королю сдались Лош и Шинон. Таким образом, король Франции овладел Туренью, Мэном и Анжу. В 1206 году между Филиппом и Иоанном было заключено Туарское перемирие.

Последующие годы король Франции посвятил удержанию этих земель, равно как и улаживанию всевозможных трений со своими вассалами, как, например, с графами Булонским и Фландрским, хотя это не помешало им вступить в союз с Иоанном Безземельным, равно как и германскому императору Оттону IV. В феврале 1214 года англичане высадились в Ла Рошели. Иоанн пирвлек на свою сторону лимузенских и пуатевинских баронов и захватил Анжер. Филипп направил в долину Луары своего сына Людовика, который быстро овладел крепостью Ла-Рош-О-Муан, оттеснив английского короля обратно к Ла Рошели. В это же время сам Филипп II собрал большое войско и двинулся на Фландрию, где 27 июля 1214 года состоялась решающая битва при Бувине, в которой, несмотря на численное превосходство противника, он наголову разбил императора Оттона и захватил в плен Рено де Даммартена, графа Булонского, и Феррана Португальского, графа Фландрского. В сентябре того же года в Шиноне было заключено перемирие с англичанами сроком на пять лет, по которому Иоанн отказывался от всех своих земель к северу от Луары, а Берри, Турень, Мэн и Анжу вошли в состав королевского домена.

1. Филипп II в битве при Бувине. 2. Филипп захватывает в плен графов Булонского и Фландрского. «Большие Французские хроники» (XIV в.)



«Чтобы доконать Иоанна, послал в Англию своего сына Людовика, который предъявил притязание на английскую корону. Иоанн, покинутый своими вассалами, бежал, но после его смерти (1216) англичане сплотились и прогнали Людовика» (А.Дживилегов).

Примерно в то же время северофранцузские рыцари отправились в крестовый поход против еретиков-катаров, который завершился – уже после смерти Филиппа Августа – присоединением Лангедока к королевскому домену.

Схема расширения королевского домена при Филиппе Августе



Нельзя не упомянуть о внутренней политике Филиппа II. «Важным политическим орудием в его руках сделались коммуны. Оба его предшественника не понимали значения коммунального движения для королевской власти; отношение их к коммунам устанавливалось в зависимости от случайных причин и прежде всего от выгоды фиска. Филипп понял, что коммуны — важный союзник короля, потому что у них общие враги: бароны, как духовные, так и светские, — и он из всех сил покровительствовал движению. В своих собственных доменах он был гораздо скупее на вольности и остерегался даровать городам политическую свободу.

Реформу администрации, произведённую Филиппом, можно характеризовать как замену частнохозяйственной точки зрения государственной. Наряду со старыми придворными должностями сенешаля, коннетабля, маршала, камерария, чашника и проч., которые частью совершенно теряют своё значение, частью превращаются в государственных чиновников, Филипп создаёт центральное учреждение смешанного состава — королевскую курию, заменяющую архаические феодальные съезды. В провинции всюду развивается институт прево — королевского приказчика, который сосредоточивает в своих руках функции судебные, административные, хозяйственные. Прево действовали в городах, селах, местечках; более крупные областные деления были подчинены бальи. Наследственность всех этих должностей исчезла. Замещение их стало зависеть от короля. Для объединения финансовой деятельности областных властей в Париже была учреждена счётная палата».

Говоря о городах, стоит сказать, что Филипп много заботился об их украшении и безопасности – укреплял городские стены, окружал их рвами, прокладывал дороги, мостил булыжником улицы, нередко делая все это за свой собственный счет. Он даровал привилегии цехам и купцам, а также способствовал основанию и развитию Парижского университета, привлекая известных профессоров наградами и льготами. При этом короле продолжилось строительство Собора Парижской Богоматери, был основан знаменитый рынок Лез Аль (Чрево Парижа), а также началось возведение Лувра. Население Парижа за годы его правления увеличилось с 25000 до 50000 человек, превратив французскую столицу в один из самых густонаселенных городов в Европе.

В июле 1123 года Филипп Август отправился из Паси в Париж, где должен был состояться съезд епископов и других представителей духовенства для обсуждения нового крестового похода. Однако король не выдержал тягот пути и 24 июля, так и не добравшись от любимой столицы, скончался в Манте. Тело Филиппа был перевезено в Париж, забальзамировано и, со всеми регалиями, погребено в королевской усыпальнице в Сен-Дени.

1. Филипп II Август. Жан дю Тийе (XVI в.). 2. Статуя Филиппа II в Версале.









Спасибо: 2 
ПрофильЦитата Ответить
Ответов - 122 , стр: 1 2 3 4 5 6 7 All [только новые]


moderator




Сообщение: 5473
Зарегистрирован: 20.10.08
Откуда: Россия, Санкт-Петербург
Репутация: 28
ссылка на сообщение  Отправлено: 07.11.10 23:17. Заголовок: http://s009.radikal...



Печать Филиппа Августа

<\/u><\/a> Спасибо: 0 
ПрофильЦитата Ответить
moderator




Сообщение: 5633
Зарегистрирован: 20.10.08
Откуда: Россия, Санкт-Петербург
Репутация: 28
ссылка на сообщение  Отправлено: 11.12.10 01:14. Заголовок: http://s11.radikal.r..






Агнесса Меранская (фр. Agnès de Méranie, ок. 1180 — 20 июля 1201, Пуасси, Ивелин, Франция) — королева Франции в 1196 — 1200 годах. Агнесса была дочерью герцога Бертольда IV Меранского и Агнессы де Веттин. В 1196 году Агнесса сочеталась браком с Филиппом II Августом, королём Франции из династии Капетингов.

После смерти Изабеллы де Эно король Филипп II Август вновь женился 14 августа 1193 года на Ингеборге Датской, но по необъяснимым причинам ужасается ей на следующий день после свадебной ночи, и заставляет аннулировать брак на ассамблее епископов 5 ноября 1193 года.

13 марта 1195 года Папа Целестин III объявляет аннулирование брака незаконным, но Филипп II объявляет епископское решение правильным и вновь женится 1 июня 1196 года на Агнессе Меранской.

Но если папа Целестин III умер 8 января 1198 года, так и не сумев заставить соблюдать свое решение, то его преемник Иннокентий III намеревается подтвердить осуждение аннулирования и заставить всё-таки его соблюдать. После безрезультатных переговоров, он бросает 13 января 1200 года запрет на королевство Франции, вовлекающее отсрочку всей деятельности духовенства.

Это положение, рискующее создать бунты, привело к тому, что Филипп II сделал вид, что подчиняется этому решению, вернув Ингеборгу ко двору. 7 сентября 1200 года на ассамблее епископов в замке Святого Легера в Неле Филипп сообщает, что запрет снят. Затем он заключает её в замок Дурдан и остаётся с Агнессой Меранской. В марте 1201 года церковный собор в Суассоне решает заставить Филиппа Августа соблюдать свой брак с Ингеборгой.

20 июля 1201 года Агнесса Меранская умирает при родах третьего ребенка, который умирает вскоре после своего рождения. Филипп Август заставил Папу признать законность детей, рождённых от Агнессы.

Агнесса была похоронена в королевском аббатстве Святого Корентина, в пятнадцати километрах к югу от Манта. Её кончина причинила королю огромную боль, так как он очень её любил.

Браки и дети

Муж: (с 1 июня 1196 года) Филипп II Август, сын короля Людовика VII Молодого и Адель Шампанской, дочери графа Шампани Тибо II Великого и Матильды Каринтийской. Имели детей:
Мария (ок. 1198 — 18 августа 1224); м1 - (с 1206 года) Филипп I (1175 — 1212), граф Намюра; м2 - (с 1213 года) Генрих I (ок. 1165 — 1235), герцог Брабанта;
Филипп Юрпель (1200 — июль 1234), граф де Клермон-ан-Бовези и Булонский; ж- (с 1216 года) Матильда де Даммартен (ок. 1202 — 1259).
Жан-Тристан (июль 1201 — июль 1201).

<\/u><\/a> Спасибо: 0 
ПрофильЦитата Ответить
Под крылом Железного короля




Сообщение: 92
Зарегистрирован: 11.12.10
Откуда: Россия, Красноярск
Репутация: 2
Фото:
ссылка на сообщение  Отправлено: 21.01.11 08:22. Заголовок: http://pics.qip.ru/1..


Филипп Август


<\/u><\/a> Спасибо: 0 
ПрофильЦитата Ответить
Под крылом Железного короля




Сообщение: 93
Зарегистрирован: 11.12.10
Откуда: Россия, Красноярск
Репутация: 2
Фото:
ссылка на сообщение  Отправлено: 21.01.11 08:23. Заголовок: http://pics.qip.ru/3..




<\/u><\/a> Спасибо: 0 
ПрофильЦитата Ответить
moderator




Сообщение: 5829
Зарегистрирован: 20.10.08
Откуда: Россия, Санкт-Петербург
Репутация: 30
ссылка на сообщение  Отправлено: 23.01.11 00:52. Заголовок: http://pics.qip.ru/1..



1644-ый год, карты с королями, Филипп-Август

Спасибо: 0 
ПрофильЦитата Ответить
Под крылом Железного короля




Сообщение: 146
Зарегистрирован: 11.12.10
Откуда: Россия, Красноярск
Репутация: 3
Фото:
ссылка на сообщение  Отправлено: 24.01.11 19:01. Заголовок: Король Филипп II Авг..


Король Филипп II Август изгоняет из королевства Франции в 1202 году двух жителей.
Торжественный диплом на пергаменте, на латынеи, с королевской подписью-монограммой, с восковой круглой печатьюна шнурках из красного и желтого шелка.

<\/u><\/a>

<\/u><\/a> Спасибо: 1 
ПрофильЦитата Ответить
Под крылом Железного короля




Сообщение: 147
Зарегистрирован: 11.12.10
Откуда: Россия, Красноярск
Репутация: 3
Фото:
ссылка на сообщение  Отправлено: 24.01.11 19:25. Заголовок: Собственноручно напи..


Собственноручно написанное завещание Филиппа-Августа, сентябрь 1222.

<\/u><\/a>

<\/u><\/a> Спасибо: 1 
ПрофильЦитата Ответить
moderator




Сообщение: 6057
Зарегистрирован: 20.10.08
Откуда: Россия, Санкт-Петербург
Репутация: 31
ссылка на сообщение  Отправлено: 20.02.11 14:37. Заголовок: http://pics.qip.ru/3..










Спасибо: 0 
ПрофильЦитата Ответить
moderator




Сообщение: 6266
Зарегистрирован: 20.10.08
Откуда: Россия, Санкт-Петербург
Репутация: 31
ссылка на сообщение  Отправлено: 02.04.11 16:55. Заголовок: 1216-ый год. Оммаж С..


1216-ый год. Оммаж Симона IV де Монфора Филиппу-Августу:




Спасибо: 0 
ПрофильЦитата Ответить
moderator




Сообщение: 6466
Зарегистрирован: 20.10.08
Откуда: Россия, Санкт-Петербург
Репутация: 30
ссылка на сообщение  Отправлено: 16.05.11 22:40. Заголовок: Snorri пишет: Тело ..


Snorri пишет:

 цитата:
Тело Филиппа был перевезено в Париж, забальзамировано и, со всеми регалиями, погребено в королевской усыпальнице в Сен-Дени.



Филипп-Август был похоронен к югу от главного алтаря. Однако, согласно сведениям одного священника, Филипп Август был похоронен перед алтарем. Тело короля было перемещено, предположительно, после смерти Людовика VIII, по инициативе его вдовы Бланки Кастильской. То есть в середине XIII века для Филиппа-Августа и Людовика VIII были возведены роскошные гробницы. Рише де Сенон, писавший между 1254 и 1260 годами, не упоминает гробницу Людовика, но говорит о впечатляющей серебреной и позолоченной гробнице с многочисленными изображениями Филиппа-Августа. По воспоминаниям, гробница Людовика VIII также была очень красивой, украшенной золотом и серебром. Великолепные гробницы отца и сына были уничтожены, вместе с надгробием Святого Людовика, во время английской оккупацией между 1420 и 1435 годами. Золото и серебро были переплавлены на нужды войны.

Статуя Филиппа-Августа в Реймсе:



Спасибо: 1 
ПрофильЦитата Ответить
moderator




Сообщение: 6511
Зарегистрирован: 20.10.08
Откуда: Россия, Санкт-Петербург
Репутация: 30
ссылка на сообщение  Отправлено: 29.05.11 18:32. Заголовок: Филипп Август после ..


Филипп Август после блестящей победы при Бувине в июле 1214 года передал сыну руководство военными действиями, шедшими с переменным успехом (увы, чаще с меньшим, чем с большим) в Англии и чуть успешнее — в Лангедоке. С 1215 года пятидесятилетний король все больше предпочитает пожинать славу былых побед. Завоевав (или отвоевав) Нормандию, одержав победу при Бувине, он стал Филиппом Завоевателем. Королевство находилось в руках мудрых и-преданных советников, управлявших от лица суверена, подарившего своему народу самое драгоценное — мир. Глава советников, брат Герен, монах ордена госпитальеров, епископ Санлиса, был едва ли не наместником короля, но при этом не стремился к власти и не имел династических корней, ибо был клириком.

Четырнадцатого июля 1223 года в возрасте пятидесяти семи лет Филипп Август умер в Манте от малярии. Его смерть послужила поводом для двух нововведений в истории королевской династии Капетингов.

Одно из них — похороны, обставленные с исключительной пышностью. Впервые во Франции Филипп Август был предан земле по «королевскому чину», вдохновленному византийским церемониалом, но более напоминавшему погребальный обряд английской династии Плантагенетов. Тело было выставлено при всех королевских регалиях. Король облачен в королевское одеяние, тунику и далматику и накрыт парчой. На голове — корона, в руках — скипетр. В сопровождении кортежа баронов и епископов его доставили и похоронили в Сен-Дени. До самого погребения лицо покойного оставалось открытым. Так торжественно предавалось земле тело короля, одновременно коллективное (инсигнии) и индивидуальное (лицо). В смерти король как никогда утверждает себя королем.

Другое нововведение то, что при дворе и во французской Церкви (разумеется, если верить сообщениям некоторых хронистов) возникла мысль причислить Филиппа Августа к лику святых. За 200 лет до того, кажется, только бенедиктинский монах Эльго из Флёри-сюр-Луар пытался в «Житии Роберта Благочестивого» вывести святым сына Гуго Капета, Безуспешно. Не более преуспели и почитатели Филиппа Августа, Между тем они приводили в доказательство его святости явленные королем чудеса: рождение (он был Филиппом Богоданным) и кончина, отмеченная знамениями, всегда сопровождавшими смерть святых. О ней предвещало появление кометы, о ней же на смертном одре было видение одному итальянскому рыцарю. Последний исцелился и смог свидетельствовать об этом перед Папой и одним из кардиналов. Святой отец, убедившись в истинности услышанного, сообщил новость всей консистории. Но в 1223 году одних только слухов о чудесах, кометах и видениях было уже недостаточно; надлежало пройти процедуру канонизации в Римской курии. А как мог Папа признать святым того, кого Рим отлучил от Церкви за скандальный брак? (Овдовевший Филипп Август женился вторым браком на датской принцессе Ингеборге, к которой испытывал отвращение с первой брачной ночи и по отношению к которой не мог исполнять свой супружеский долг. Он удалил ее от себя, предложив поселиться в одном из выбранных им монастырей, а сам женился на Агнессе Меранской, Папа не признал этот брак и объявил Филиппа Августа двоеженцем).


Спасибо: 0 
ПрофильЦитата Ответить
moderator




Сообщение: 6524
Зарегистрирован: 20.10.08
Откуда: Россия, Санкт-Петербург
Репутация: 30
ссылка на сообщение  Отправлено: 30.05.11 20:26. Заголовок: Что интересно, подъе..


Что интересно, подъем искусства иллюминирования рукописей начинается при Филиппе-Августе. Парадоксально, но именно для отвергнутой и сосланной в монастырь супруги короля, датской королевы Ингеборги, был выполнен первый шедевр того рода, успех которого свидетельствует об интересе мирян к религии, - псалтырь. Псалтырь Ингеборги, относящийся, вероятно, к самому началу XIII века, был первым из королевских псалтырей, среди которых псалтырь Бланки Кастильской (после ее смерти он перейдет к Людовику Святому) и псалтырь самого Луи IX. В конце XII - начале XIII века мастерские, изготавлявшие псалтыри при монастырях в Англии и на севере-востоке Франции, были упразднены. В 1220-1230 годах почти вся эта продукция - дело рук парижских мастеров.

Спасибо: 0 
ПрофильЦитата Ответить
moderator




Сообщение: 6638
Зарегистрирован: 20.10.08
Откуда: Россия, Санкт-Петербург
Репутация: 30
ссылка на сообщение  Отправлено: 29.06.11 16:02. Заголовок: Филиппа Августа, кор..


Филиппа Августа, короля-воина в ХIII веке называли не Августом, а Филиппом Завоевателем (Прозвище "Август", уже давно присвоенно Филиппу II за то, что он "расширил" королевский домен, сосуществовало на протяжении XIII века с прозвищем "Завоеватель" и вытеснило его только в XIV веке), он любил выпить и хорошо поесть, а также женщин (в глазах Церкви он долгое время представал двоеженцем и был отлучен за отказ исполнять свой супружеский долг по отношению ко второй законной супруге Ингеборге Датской), испытывал приступы безумного гнева. И все же, когда Филипп Август умер, у него оказалось подлинное «досье святости», которое надеялись использовать его приближенные. Ото всей его жизни веяло чудом. Он родился в 1165 году, когда его отцу, Людовику VII, было сорок пять лет и он считался стариком; от двух первых жен у него были только дочери, да и третья родила, сына лишь спустя пять лет супружества. Во время беременности королевы Людовик VII увидел во сне наследника, потчевавшего баронов человеческой кровью из золотого кубка, — король-пеликан, король-Христос, угощавший своею кровью владетельных вассалов. Его первый биограф Ригор приписал Филиппу три чуда, явленных им в военных походах: он отсрочил время жатвы, вызвал чудесный дождь в разгар засухи и своим копьем нашел столь же чудесный брод через Луару. Второй его биограф, Гийом Бретонский, пишет, что ему были два видения. Присутствуя на мессе, он единственный изо всех увидел в тот момент, когда священник возносил гостию, младенца-Христа во славе — этому видению он был обязан своей «мистической добродетелью». На корабле, уносившем его с войском в крестовый поход в августе 1190 года и застигнутом страшным штормом между Генуей и Сицилией, Филипп увидел Господа, нисходившего с небес, дабы приободрить его спутников. При Бувине была одержана священная победа, к которой короля вел Христос. Наконец, в 1223 году, накануне его смерти, комета предвестила его близкую кончину, то же предсказал и святой Дионисий одному больному итальянскому рыцарю и тогда же исцелил его. Рыцарь сообщил эту новость Папе.
Известно, что Филипп Август не был причислен к лику святых. Его сексуальное поведение и последовавшие затем столкновения с Церковью отрезали ему путь к канонизации. Впрочем, инициаторы его канонизации, без сомнения, были повинны в том, что не переставали говорить о чудесах, подозрительных для Церкви, не признававшей мирян-чудотворцев; к тому же в то время святость жизни и нравов становилась важнее чудес, которые были всего лишь печатью, конечно необходимой, но приложенной к религиозному и нравственному совершенству. Тем не менее его биографы совсем не пренебрегали этой стороной его личности. Филипп-Август не принимал участия ни в охоте, ни в турнирах, был «укротителем гордых, защитником Церкви и кормильцем бедных», дарил беднякам одежду и создал копилку для пожертвований в «отеле» короля, он превратил королевскую капеллу в главное учреждение, которое сопровождало благочестие государя; так случилось, что в 1195 году в Париже он лично участвовал в ликвидации последствий голода и наводнений, сопровождаемой покаянными процессиями и раздачей вина; он возложил на учрежденных им бальи миссию правосудия, назначил ревизоров, в обязанность которых входило наблюдение за ними. Он терпеть не мог сквернословия и запретил его.

Спасибо: 0 
ПрофильЦитата Ответить
moderator




Сообщение: 6667
Зарегистрирован: 20.10.08
Откуда: Россия, Санкт-Петербург
Репутация: 30
ссылка на сообщение  Отправлено: 11.07.11 15:47. Заголовок: МАКСимка пишет: Иза..


МАКСимка пишет:

 цитата:
Изабелла была с почестями похоронена в Соборе Парижской Богоматери, а похороны отмечены епископом Морисом де Сюлли. В XIX веке в соборе во время раскопок была найдена могила Изабеллы, а рядом - два крохотных гробика её детей.




Изабелла Д'Эно

Тело королевы Изабеллы было обнаружено в 1858-м году и остается одним из немногих нетронутых захоронений. Есть вероятность, что Нотр-Дам был выбран лично Изабеллой, которая тем самым продемонстрировала свою преданность Парижу, где находился двор. Раньше, до работ 1699-го года, могилу Изабеллы покрывала надгробная плита.

Сохранился рисунок:



В хорах собора обнаружили несколько захоронений:

Несколько княжеской могилы были затем обнаружены в хоре:
- Гроб Изабеллы Эно
- Два близнеца, сына Изабеллы
- Джеффри Плантагенет, сын Генриха II Плантагенета, короля Англии, похоронен в Нотр-Дам де Пари по приказу Филиппа Августа в 1186 году.

Затем о могилах забыли, и поэтому им удалось пережить революционный хаос.

В 1858-м году во время реставрационных работ, предпринятых Виолле-ле-Дюком, могилы снова обнаружили и подвергли тщательному изучению. Могила Изабеллы предстала в виде саркофага, внутри находился свинцовый гроб около двух метров в длину. Внутри гроба обнаружили скелет Изабеллы, которая была довольно высокого роста, также нашли печати, золотое кольцо, куски шелка.

Спасибо: 0 
ПрофильЦитата Ответить
Под крылом Железного короля




Сообщение: 363
Зарегистрирован: 11.12.10
Откуда: Россия, Красноярск
Репутация: 4
Фото:
ссылка на сообщение  Отправлено: 17.07.11 20:35. Заголовок: МАКСимка пишет: Ста..


МАКСимка пишет:

 цитата:
Статуя Филиппа-Августа в Реймсе:


Я кстати почему-то именно такое лицо у него и представляла... Даже забавно... ))))
Еще читала где-то, что он был крив на один глаз...

Спасибо: 0 
ПрофильЦитата Ответить
moderator




Сообщение: 6735
Зарегистрирован: 20.10.08
Откуда: Россия, Санкт-Петербург
Репутация: 30
ссылка на сообщение  Отправлено: 23.08.11 13:22. Заголовок: Бэлль пишет: Еще чи..


Бэлль пишет:

 цитата:
Еще читала где-то, что он был крив на один глаз...



Да, было такое :)

Робер Фавтье "Капетинги и Франция":

"Филипп-Август — великий человек в капетингском семействе, тот, примерам и урокам которого будут следовать до конца династии.
Обликом он в молодости напоминал своего деда, Людовика VI. В моральном плане, возможно, тоже. Он был довольно тучный, активный, боец. Потом, с приобретенным скоро опытом — он стал королем в 14 лет — и тяжелой болезнью, полученной на Святой Земле (болезнью, сопровождающейся сильным потением, как считает д-р Браше), он стал человеком подозрительным, циничным, злокозненным, с преобладающей почти всегда болезненной нервозностью. Мало занимающийся премудростями — он не удосужился выучить латынь, — он обладал тем не менее умом практического порядка. Он был способен вынашивать великие замыслы, преследовать их с терпеливой энергией и успешно завершать.

Его внук Людовик Святой, которому было девять лет, когда умер его дед, рассказал своему другу Жуанвилю разговор, который произошел у него с Филиппом-Августом: «Он мне говорил, что следует награждать своих людей, одних больше, других меньше, смотря по отправляемой ими службе, и он добавлял, что никто не может быть хорошим правителем своей земли, если не может смело, а также и жестко отказать в том, что мог бы дать»1. Тот же Жуанвиль, передавая последние слова, обращенные Людовиком Святым к своему сыну, заставляет его произнести: «Рассказывают о короле Филиппе, моем предке, что однажды один из его советников сказал ему, что люди Святой церкви причинили ему много несправедливости и бесчинств, заключающихся в том, что они отобрали его права и уменьшили его юрисдикцию, и просто удивительно, сколько он от них претерпел. И добрый король в самом деле ответил, что охотно верит, но учитывает доброту и куртуазность, коими его одарил Бог: так что он предпочитает лучше потерять право, чем иметь споры с людьми Святой церкви».
Последние слова не содержат никакой иронии — ничто не указывает на это — и замечательно подтверждают первые. Филипп-Август — хозяин жесткий, но справедливый, даже с Богом, Он хочет, чтобы люди служили, он не представлял себе иной их функции, как служба. Он готов вознаградить за эту службу, но вознаграждение должно быть пропорционально службе.
Именно так должен думать и действовать великий король. Но должно привести пример его самого как наиболее преданного слуги своей короны. Так представлял себя Филипп-Август, особенно во второй половине своей жизни. Его активность неутомима, и, продолжая вести сложную дипломатическую игру, показывая себя храбрым, отважным и одновременно осторожным, он предпринимает работу по внутренней организации, определившей на века характер французского королевства.

Добавьте к этому, что ему везло. Стрела арбалетчка избавляет его от самого опасного противника, Ричарда Львиное Сердце; и это при том, что ему нельзя приписать ни малейшего участия в этом счастливом ударе судьбы, Добавьте к этому необузданную жестокость преемника Ричарда — Иоанна Безземельного, лично причастного к исчезновению юного Артура Бретонского, возможного противника, солидного и поддерживаемого знатью. Неловкие действия самого Иоанна Безземельного восстановили против него знать английского королевства в тот момент, когда интервенция английского короля со всеми силами могла оказаться фатальной для Капетинга. Наконец, вето Иннокентия III помешало ему лично броситься в рискованную авантюру завоевания Англии, однако политика того же папы повернула на альбигойский Юг наиболее авантюрные элементы Севера и Луары, заставив их завоевать его для французского короля.

Все эти выгоды, предоставляемые ему судьбой, оказывались для Филиппа-Августа случайностью, которой следовало было воспользоваться. Это и была «доброта и куртуазность, дарованные Богом». Он. превратил их в обычай. Удивительно наблюдать за его дипломатией; действующей между Артуром и Иоанном Безземельным, воздействующей на английских баронов и ловко маневрирующей между дипломатией Святого престола. Этот человек действия, этот храбрый рыцарь, ведущий себя героически при Бувине, сумел ловко, то есть со всей силой юридических аргументов, извлечь все выгоды, предоставляемые ему феодальным
правом.
Эта всепоглощающая активность, ловкость в использовании благоприятных случаев принесла удивительные результаты. В сорок два года французский король становится хозяином обширного домена, в котором эффективно осуществляется его власть. Как вполне справедливо отметил один из лучших историков этого периода, слова Людовика Святого «во Франции только один король» сказаны под конец правления Филиппа-Августа. И можно добавить, благодаря Филиппу-Августу.
Этот стремительный подъем капетингского королевства, благодаря тяжкому труду великого короля и обстоятельствам, мог быть эфемерным, если бы преемники Филиппа-Августа оказались посредственными или неумелыми государями. Но, кажется, начиная с этого суверена, капе-тингская семья с его примером перед глазами не смогла больше компрометировать его труды. Впрочем, среди королей-преемников Филиппа было мало посредственных, но есть великие".

Спасибо: 1 
ПрофильЦитата Ответить
Любитель истории




Сообщение: 552
Зарегистрирован: 27.10.08
Откуда: Москва
Репутация: 13
ссылка на сообщение  Отправлено: 23.08.11 17:43. Заголовок: МАКСимка Обликом он ..


МАКСимка

 цитата:
Обликом он в молодости напоминал своего деда, Людовика VI. В моральном плане, возможно, тоже. Он был довольно тучный, активный, боец.


Оффтоп: Честно говоря, не встречала описаний внешности Филиппа, но внутренний голос подсказывал, что они с Луи Толстым похожи


Спасибо: 0 
ПрофильЦитата Ответить
moderator




Сообщение: 6815
Зарегистрирован: 20.10.08
Откуда: Россия, Санкт-Петербург
Репутация: 30
ссылка на сообщение  Отправлено: 03.09.11 12:56. Заголовок: Статуя Филиппа-Авгус..


Статуя Филиппа-Августа, галерея Давида Анжерского, бывшее аббатство Туссен, Анже:



Спасибо: 1 
ПрофильЦитата Ответить
moderator




Сообщение: 7075
Зарегистрирован: 20.10.08
Откуда: Россия, Санкт-Петербург
Репутация: 30
ссылка на сообщение  Отправлено: 08.10.11 13:55. Заголовок: В конце 1207 г. Инно..


В конце 1207 г. Иннокентий III обратился за помощью в организации крестового похода против Альбигойцев к суверену всей Франции, старшему сыну Церкви — Филиппу II Августу, грубому вояке, только что победившему Плантагенетов.

Он уже трижды писал королю — 28 мая 1204 г., 16 января и 7 февраля 1205 г., проявляя все больше yастойчивости. Почему бы тому не появиться в Лангедоке, чтобы заставить баронов и горожан
покарать катаров? Если же они будут упорно бездействовать, Филипп, как суверен, вправе захватить их фьефы, их города и тем самым увеличить свой домен. Призыв был внятным, но Иннокентий не имел в виду истребление южан. Он полагал, что одного появления на берегах Гаронны королевского войска будет достаточно, чтобы вернуть сеньоров к исполнению долга, а еретиков — в лоно Церкви. Репрессии, если их возглавит Филипп, примут характер законного акта, исполнения судебного приговора совместными силами папства и верховной светской власти страны.
В Риме питали иллюзии относительно могущества парижского короля. Но он мог влиять напрямую только на часть земель Северной Франции; Юг входил в сферу его сюзеренитета лишь номинально. А если даже Филипп и мог бы кое-что сделать, то момент для того, чтобы выманить его за пределы привычной среды, был выбран неудачно. Он не собирался в угоду главе Церкви прекращать борьбу с Иоанном Безземельным и прерывать уже почти завершенное завоевание Нормандии, Анжу и Пуату, словом, бросать добычу недобитой. Возможно, три первых письма Папы остались без ответа, и уж точно не имели последствий.
17 ноября 1207 г. Иннокентий вновь обратился с мольбой не только к королю Франции, но и к основным его вассалам — герцогу Бургундскому, графам Бара, Дре, Невера, Шампани, Блуа и вообще ко всей знати, всем рыцарям, всем «верным» Французского королевства. На сей раз призыв был особо торжественным и настойчивым. Папа, заклеймив еретиков и их пособников, заявил, что поведение еретиков, не внемлющих проповедям, нечувствительных к мирным доводам и недоступных даже для ласк, вынуждает его воззвать к «светской длани». «Надобно, — пишет он королю, — чтобы твое могущество сокрушило сектантов и чтобы бедствия войны возвратили их на путь истинный». А чтобы сделать эту задачу привлекательней, он гарантировал всем, кто возьмется за оружие, такое же отпущение грехов, какое получают воители в Святой земле. В их отсутствие св. Петр примет их семьи и их добро под свое покровительство.
Если слова «крестовый поход» еще и не были произнесены, дело уже казалось решенным. Начиналась стадия насилия.

Филипп II Август наконец решил ответить. В краткой записке, направленной Папе от его имени [епископом Парижским, он сообщал, что ведет войну с англичанами и средства не позволяют ему содержать одновременно две армии: одну — чтобы направить на альбигойцев, а другую — для отражения происков короля Иоанна. Он может пойти навстречу пожеланиям Папы, но только на двух условиях. Во-первых, Рим добьется заключения прочного перемирия между Францией и Англией на два года, во-вторых, соберет с французского духовенства и знати субсидию. Эти деньги будут потрачены на поход против ереси. В случае если король Иоанн нарушит перемирие, французский король имеет право отозвать войска с Юга, и Папа не должен ни в чем его упрекать.
Таким образом, Капетинг соглашался вести войну, только если Церковь оплатит расходы на нее и помешает английскому королю добиваться реванша! Последнее требование — и он это очень хорошо знал — было нереальным. Иоанн Безземельный, ведущий борьбу с архиепископом Кентербе-рийским Стефаном Лэнгтоном, порвал с Папой и со дня на день ожидал отлучения. Король Франции, как и все остальные, лишь с другой мотивацией, уклонялся от предложения.

Затея с крестовым походом против альбигойцев Филиппу-Августу не нравилась. Этот поход отвлекал на Юг военные ресурсы, нужные ему самому для других операций, к тому же ему не очень улыбалось, чтобы кто-то из его вассалов, став хозяином Лангедока, основал там сильное княжество. Поэтому он пытался если не остановить, то, по крайней мере, умерить то массовое брожение, которое на призыв проповедников уже поднималось по всей Северной и Центральной Франции. В мае 1208 г. он дал Эду, герцогу Бургундскому, и Эрве, графу де Неверу, разрешение принять крест, оговорив, что этим разрешением могут воспользоваться лишь рыцари Бургундии и Ниверне в количестве пятисот человек1.
Если король отказывался идти в поход, то феодалы, привлеченные перспективой отпущения грехов, начали собирать силы, чтобы массой ринуться на Юг. Однако Иннокентий III этого боялся. Он вовсе не желал за счет Лангедока ублажать аппетиты баронов Севера, чтобы дело изгнания еретиков, бывшее в его глазах законным и необходимым, вылилось в резню и грабежи. Нужно было, чтобы крестоносцы оставались управляемыми и движение происходило в должных границах, контролируемое совместно высшей светской и высшей религиозной властями. Поэтому Папа упорно уговаривал Филиппа Августа оказать походу хотя бы косвенную поддержку. 9 октября 1208 г. он направил королю просьбу способствовать деятельности легатов и обязать своих подданных принять крест. 9 февраля 1209 г. было предпринято еще одно усилие: «Именно на тебя мы совершенно особо рассчитываем в защите дела Церкви Божией. Воинство верных, которое пойдет на борьбу с ересью, должно иметь вождя, которому бы оно подчинялось все целиком. Мы умоляем твое королевское величество собственной властью избрать мужа деятельного, разумного и преданного, который бы повел на славный бой, под твоим знаменем, поборников святого дела. Прежде всего тебе важно позаботиться, чтобы среди командования царили единство и гармония, чтобы не возникло никакого разлада, никакого соперничества между вождями».
Такую ответственность король Франции не хотел брать на себя ни лично, ни через своего представителя. Иннокентий III опять столкнулся с неколебимым упорством Филиппа. Поэтому среди знатных баронов, поднявшихся по призыву легатов, так и не оказалось королевского уполномоченного, наделенного реальным правом командовать всеми остальными. Крестовый поход против альбигойцев остался церковным предприятием, руководимым посланцами Рима. Папе пришлось смириться с фактом, что эту тягостную ответственность он будет нести один при помощи французской знати и некоторого количества рыцарей из соседних стран, прежде всего из Германии.

Спасибо: 0 
ПрофильЦитата Ответить
moderator




Сообщение: 7187
Зарегистрирован: 20.10.08
Откуда: Россия, Санкт-Петербург
Репутация: 30
ссылка на сообщение  Отправлено: 22.10.11 16:13. Заголовок: Эдмон Поньон "По..


Эдмон Поньон "Повседневная жизнь Европы в 1000 году":

"Источники XIII века, в особенности рассказ о битве при Бувине, входящий в «Реймсскую хронику», описывают военный ритуал, в котором важную роль играло вино. Перед боем, в конце обеда, на котором присутствовал Филипп Август со своими баронами, король велел «сделать суп», то есть опустить кусочки хлеба в кубки с вином. Затем он раздал кубки гостям. Эти хлеб и вино, очевидно, были символами Тайной вечери, и король таким образом недвусмысленно давал понять своим вассалам, что они являются для него теми же, кем были апостолы для Христа. Похоже, что существовал обычай «делать суп» в случае торжественных или траурных обстоятельств. Возможно, этот обычай столь же стар, как и сама вассальная система, и уже существовал в X и XI веках".

Спасибо: 1 
ПрофильЦитата Ответить
Ответов - 122 , стр: 1 2 3 4 5 6 7 All [только новые]
Ответ:
         
1 2 3 4 5 6 7 8 9
большой шрифт малый шрифт надстрочный подстрочный заголовок большой заголовок видео с youtube.com картинка из интернета картинка с компьютера ссылка файл с компьютера русская клавиатура транслитератор  цитата  кавычки моноширинный шрифт моноширинный шрифт горизонтальная линия отступ точка LI бегущая строка оффтопик свернутый текст

показывать это сообщение только модераторам
не делать ссылки активными
Имя, пароль:      зарегистрироваться    
Тему читают:
- участник сейчас на форуме
- участник вне форума
Все даты в формате GMT  4 час. Хитов сегодня: 285
Права: смайлы да, картинки да, шрифты да, голосования нет
аватары да, автозамена ссылок вкл, премодерация откл, правка нет



"К-Дизайн" - Индивидуальный дизайн для вашего сайта