On-line: гостей 0. Всего: 0 [подробнее..]
АвторСообщение
moderator




Сообщение: 1153
Зарегистрирован: 20.10.08
Откуда: Россия, Санкт-Петербург
Репутация: 5
ссылка на сообщение  Отправлено: 17.01.09 15:05. Заголовок: Людовик XIV Французский. Внешняя политика


Людовик XIV Французский. Внешняя политика

В течение всего периода личного правления Людовика XIV ответственность за внешнюю политику Франции лежала на нем. Он единолично принимал решения по вопросам внешней политики. Это, разумеется, не исключало того, что временами тот или иной министр начинал играть большую роль в процессе принятия решений. Ни источники, ни конкретная внешняя политика не позволяют сделать вывод о существовании общей концепции, рассчитанной на долговременную реализацию, но все же во внешнеполитической деятельности короля можно различить некоторые характерные черты, некоторые основополагающие моменты. Согласно убеждению Людовика, защита государства и его территориальное расширение не только были велением государственного разума, но и являлись обязанностью, возложенной на французского короля «фундаментальным законом» монархии. К нему относилось старое положение закона о неотчуждаемости имущества короны, королевских «доменов» и отсутствии сроков давности всех претензий на них. Религиозная война, политика воссоединения и война за Испанское наследство — именно таким образом легитимировались Людовиком XIV или официальными французскими публицистами его действия. Но как бы ни старался король при проведении экспансионистской политики обосновать правомерность своего поведения, все же нельзя отрицать, что он неоднократно решался на военное вторжение без какой-либо правовой базы. Это подтверждают война против Республики Объединенных Нидерландов и — в определенной степени — война за Пфальцское наследство. В обеих этих войнах в конечном счете силовая и экспансионистская политика доминировала над рассуждениями о французских интересах безопасности. При этом нельзя упускать из виду, что король в конце своего долгого единоличного правления критически оценивал свои частые воины.
Мазарини заблаговременно познакомил Людовика XIV со средствами и методами французской внешней политики. Поэтому не является неожиданным, что собственные действия короля в известной мере были продолжением политики Мазарини и Ришелье, которое обусловливалось общей расстановкой политических сил в Европе в 1661 г., в значительной степени являвшейся плодом деятельности обоих кардиналов.
Для Людовика XIV из-за нерешенности вопроса об испанском наследстве центральной проблемой внешней политики была опасность создания габсбургской «универсальной монархии». Но после его женитьбы на испанской инфанте Марии-Терезии у Франции появился шанс предъявить территориальные претензии, если вообще не попытаться урегулировать вопрос об испанском наследстве в свою пользу. Во всяком случае Людовик XIV объявил войну габсбургскому господству в Европе и стремился к такой расстановке сил, которая воспрепятствовала бы этому господству, но чтобы сама Франция сохранила такой контроль.
Для короля и его политических советников потенциальная угроза дома Габсбургов играла центральную роль. Франции необходимо было обезопасить себя от этой угрозы, несмотря на то, что дом Габсбургов, как испанская, так и австрийская ветви, после Пиренейского мира (1659), находился в состоянии обороны. При всей преемственности политики кардиналов Ришелье и Мазарини, с одной стороны, и Людовика XIV — с другой, следует все же видеть четкие различия. Они ясно проявляются в средствах и методах. Предпочитавшуюся Ришелье и Мазарини политику «мирного проникновения» сменила политика силы. Возрос и аппетит к территориальным захватам. Если приобретение Дюнкерка в 1662 г. еще можно рассматривать как продолжение «политики прохода и ворот» Ришелье и Мазарини, то применительно к деволюционной войне против Республики Объединенных Нидерландов и Реюньона об этом больше не может быть и речи. После смерти Филиппа II Испанского (17.09.1665) Людовик XIV сослался на частное право деволюции (согласно ему, дети от первого брака по смерти отца вправе наследовать причитающееся им наследство), чтобы военным путем получить все Испанские Нидерланды — или по крайней мере большую их часть — как приданое своей жены. То, что Людовик XIV имел при этом в виду все Испанские Нидерланды, подтверждает ход переговоров в 1663/64 гг. между голландским государственным деятелем де Виттом и французским посланником, на которых французская сторона отвергла как предложенное де Виттом вначале разделение Южных Нидерландов, так и его следующее предложение создать южнонидерландский «кантонат» по швейцарскому образцу. Претензии Франции на все Испанские Нидерланды сыграли центральную роль в развязывании войны против Республики Объединенных Нидерландов. Однако, по Нимвегенскому миру (1678/79 г.) эта цель была реализована лишь частично.
Во французских, английских и американских исследованиях подчеркивается, что второй целью внешней политики Людовика XIV было стремление не только расширить, но и удлинить французскую границу на севере и востоке. Это должно было защитить внутренние области и столицу Париж от внешней агрессии. При реализации «пограничной политики», далеко метившей и проводившейся агрессивными методами, французская сторона имела успех. Полученные территориальные приобретения, когда речь шла в основном не о больших замкнутых областях, а часто об анклавах, требовали затем, с французской точки зрения, нового выравнивания. Уже в 1673 г. Вобан в своем известном письме Людовику XIV рекомендовал обеспечить Франции разумные и лучше защищенные границы, сделать монархию «pre carre». После Нимвегенского мира Франция проводила в жизнь эту концепцию с удвоенной силой.
Все более агрессивную «пограничную политику» следует рассматривать в связи с уже упомянутым стремлением Людовика XIV обеспечить Франции безопасность. После 1679 г. к традиционному франко-габсбургскому противостоянию присоединилось франко-английское. Начинавшийся франко-английский антагонизм и создание антифранцузской коалиции во время войны Франции против Объединенных Нидерландов, коалиции, к которой кроме Голландии и Испании присоединился кайзер, имели своим следствием изменение методов прежней французской «пограничной политики» на востоке.
До настоящего времени бытует мнение, что война Людовика XIV против Республики Объединенных Нидерландов, конфликт, который привел не только к образованию мощной антифранцузской коалиции, но и к первым ощутимым финансовым трудностям в самой Франции, планировался Кольбером, чтобы военными средствами сокрушить Голландию как торгового конкурента. Новейшие исследования показали, что такая точка зрения неправомерна. Изучая причины Голландской войны, американский историк Пол Соннино установил, что Кольбер из экономических и финансовых соображении не только выступал за завершение деволюцнонной войны компромиссным Аахенскнм миром (2.05.1668 г.), но и пытался избежать войны против Республики Объединенных Нидерландов, к которой стремились Людовик XIV и молодой Лувуа. Совершенно ясно, что Кольбер не стремился к войне. В 1669 — 1670 гг., когда король уже готовился к войне, и в дипломатическом и в военном плане, министр пытался удержать его от военного конфликта с Голландией. Он боролся за снижение государственных расходов и пытался убедить короля в том, что Франция и течение 12—13 лет могла бы ослабить голландского соперника при помощи экономической и торговой политики. В письме королю он критиковал обещанные английскому королю Карлу II по Доверскому договору (1.06.1670) выплаты субсидий, так как для государства нет ничего вреднее, чем экспортировать ежегодно такие большие денежные суммы. Но в конце концов в 1671 г. Кольберу пришлось примириться с решением короля и добывать средства для ведения войны.
Известия о растущих финансовых трудностях Франции, крестьянских мятежах и дворянских заговорах 1674 г. с большим удовлетворением принимались к сведению противниками Людовика XIV. Однако высказанная Вильгельмом III Оранским в августе 1675 г. надежда, что под влиянием финансово-экономических проблем и социальных конфликтов Людовик XIV будет стремиться к скорейшему заключению мира ценой отказа от основных французских интересов, не осуществилась. Нельзя не отметить, что растущий дефицит средств у всех участников войны в конечном счете увеличивал их готовность к миру. Однако экономические трудности и социальные конфликты решительно не повлияли на внешнюю политику короля и результаты мирных переговоров.
В Голландском войне Франция показала себя достаточно сильной в военном и экономическом отношении, чтобы в течение рада лет противостоять европейской коалиции. Противники же Франции были менее подготовлены к тяготам войны, и в антифранцузской коалиции вскоре возникли трещины, которые Франция использовала в своих интересах. Но даже Людовик XIV вынужден был признать, что и он не смог бы победоносно вести борьбу долгое время. Понимание этого, а также тот факт, что во время конгресса в Нимвегене все увеличивавшиеся противоречия в лагере противника давали ему возможность заключить выгодный для Франции в территориальном отношении мир, подтолкнули Людовика XIV к окончанию войны (1678/79). Финансово-экономические проблемы и социальные конфликты имели второстепенное значение для решения короля. Для Людовика XIV политика власти тогда была важнее экономических и социальных соображений.
Десятилетие после Нимвегена, когда часть государственного долга была погашена, «талья» вновь слегка уменьшена и дефицит в 1686/87 г. снижен до нескольких миллионов ливров, прошло под знаком уже провозглашенной захватнической и агрессивной «пограничной политики безопасности». Людовик XIV в этой политике явно руководствовался намерением каждую вновь приобретенную область по возможности обезопасить созданием защитной линии.
К этой фазе экспансивной «пограничной политики безопасности», когда уже завоеванные в Европе позиции использовались для укрепления положения Франции как европейского гегемона, следует отнести и войну за Пфальцское наследство (1688 — 1697 гг.). Так же, как и деволюционная война (1667/68 г.), она подтверждает, что система монархического абсолютизма, создаваемая регулированием права наследования и фундаментальными законами, всегда содержит значительный потенциал внешнеполитических конфликтов. Но Людовик XIV был не готов в 1688 г. к длительной войне против европейской коалиции, в которой теперь участвовала и Англия. Перед лицом изменений в европейской расстановке сил вследствие успехов Австрийского дома в войне с турками и «славной революции» французский король превентивным ударом хотел добиться долговечного владения предоставленными ему только на 20 лет областями из пфальцского наследства, а также благоприятного для Франции разрешения конфликта из-за выбора архиепископа в курфюрстве Кёльн, который он считал твердым опорным пунктом Франции. Однако Людовик XIV недооценил решимость европейских держав к отпору и не учел, что своим поведением он провоцирует создание широкой коалиции, которая вовлекла его в девятилетнюю войну.
Эта война принесла Франции большие тяготы, которые совпали по времени с усиливавшейся экономической депрессией и «демографическим кризисом старого типа». Сразу после начала войны дефицит государственного бюджета вновь увеличился и достиг в 1698 г. самой большой цифры в 138 млн. ливров. Страна была истощена, монархия оказалась практически неплатежеспособной.
Положение усугублялось большим демографическим кризисом 1693/94 г. Он был вызван катастрофическим неурожаем 1693 г. и, как следствие этого, бешеным подъемом цен на пшеницу. «Кризис пропитания» постиг население, которое и так страдало от тяжелого налогового бремени, вызванного военными расходами, а также от последствий негативной экономической конъюнктуры. Потери населения из-за этого кризиса были огромными.
Исключительно высокая цена долгой войны, истощение казны, упадок торговли, нищета в сельской местности, драматическое сокращение населения, оппозиционные устремления дворянства и 6yржуазии — все эти факторы свидетельствовали в пользу окончания воины. Многое говорит о том, что Людовик XIV на данном этапе своего правления уже в большей мере считался с этими факторами, чем прежде. С 1696 г. он не только прилагал усилия для заключения мира, но и впервые сделал значительные уступки на начавшихся в мае 1697 г. в Рийсвийке мирных переговорах. По мирному договору (1697) он отказывался от большой части территорий вплоть до Эльзаса и Страсбурга, уступил герцогство Лотарингское сыну Карла V Леопольду и реституировал места в Южных Нидерландах и Люксембурге за Испанией. Ко времени Рийсвийка, когда была заложена основа для создания баланса сил в Западной и Центральной Европе, Людовик XIV был вынужден учитывать в своих политических амбициях экономические нужды и социальные реалии монархии. Они в конечном счете обусловили его готовность к миру и значительным уступкам. Этот факт, по крайней мере, его сущность — осознавали и современные ему наблюдатели.
Окончание войны не принесло широкомасштабного облегчения стране, так как мир не продлился и пяти лет. Впрочем, появились признаки улучшения финансово-экономической ситуации — удалось несколько снизить гигантский государственный долг путем политики выплат и возобновить успешную заморскую торговлю с Антильскими островами, Испанской Америкой и Китаем. Однако начало войны за Испанское наследство (1701 — 1713/14 г.) свело на нет все эти достижения.
В новейших исследованиях аргументирование отстаивается тезис, что война за Испанское наследство, которое уже с начала 60-х г. постоянно занимало европейские правительства, стала неизбежной после смерти 6.02.1699 г. баварского кронпринца Иосифа Фердинанда, назначенного испанским королем Карлом II (166.5 — 1700) в его завещании полным наследником. Людовик XIV находился перед дилеммой, когда он вскоре после смерти Карла II 1.11.1700 г. узнал, что он назначил полным наследником Филиппа Анжуйского (1683 — 1746), второго сына дофина. Умерший также распорядился, что если Людовик XIV откажется от испанского наследства, оно должно перейти к австрийским Габсбургам. Если бы французский король, который на предшествующих переговорах по различным проектам разделения проявил значительную уступчивость и готовность к компромиссу, принимая для своего внука испанское наследство, тогда он нарушал бы свое слово, данное во втором договоре о разделе (июнь 1699/ март 1700 гг.) морским державам. Если же Людовик XIV отказался бы от принятия наследства и продолжал придерживаться второго договора о разделе, то тогда было бы распространено предложение императора Леопольда I, который наверняка согласился бы принять завещание для своего второго сына Карла. Но такая перспектива была несовместима с французскими государственными соображениями. Сюда следует добавить, что Людовик XIV не смог бы избежать войны даже при соблюдении второго договора о разделе. В этом случае военное разбирательство с Испанией и кайзером было предрешено. Поэтому понятно, что Людовик XIV после интенсивных переговоров принял завещание Карла II и 16.11.1700 г. представил Филиппа Анжуйского собравшемуся в Версале двору как «короля Испании». В последующие месяцы международное положение осложнилось из-за некоторых действий как Людовика XIV, так и кайзера и морских держав. Однако начало войны за Испанское наследство весной 1701 г. было результатом не только решения французского короля принять завещание Карла II. Как недавно установил Уильяи Рузен, война началась, так как «у многочисленных участников были противоположные интересы».
Вскоре после начала войны вновь ухудшилось финансовое и экономическое положение во Франции. Годовой дефицит государственного бюджета увеличился с 72,9 млн. ливров до 178,7 млн. ливров в 1701 г., а в 1711 г. достиг 225 млн. ливров. Для финансирования военных расходов короне вновь пришлось прибегнуть к традиционным вынужденным мерам, на которых мы не будем останавливаться подробнее. Но все эти меры и предпринятые через короткие промежутки времени манипуляции с валютой не смогли предотвратить катастрофического финансового положения монархии. На троицу 1709 г. только прибытие флота из испанских заморских владении, нагруженного 30 млн. пиастров, спасло монархию от банкротства.
В области экономики была та же мрачная картина, проблесками на которой были только районы в непосредственной близости от атлантических портов. В этих областях текстильные мануфактуры получали прибыль от экспорта в испанские колонии, которые были открыты для французской заморской торговли. Зимой 1709/10 г. страну постиг катастрофический голод со всеми вытекающими отсюда демографическими последствиями.
Перед лицом финансового кризиса, волнений в стране и тяжелых поражений в битвах при Хёхштедте (1704), Турине (1706) и Уденаарде (1708) Людовик XIV был готов на очень большие уступки ради мира. После того как официальные переговоры в 1704 и 1706 гг. потерпели неудачу из-за непреодолимых разногласий партий, французский король послал в мае 1709 г. своего министра иностранных дел Кольбера де Торси с очень обширными полномочиями в Гаагу. Он объявил там о готовности принять почти все пункты сильно завышенных требований соперников. Он не только отказался от притязаний Бурбонов на испанскую корешу, Страсбург, Кель, Брсйсах, Ландау и Эльзас, он не только согласился на возврат французских владений в Испанских Нидерландах, но и объявил о готовности поддержать денежными средствами борьбу коалиции против испанского короля Филиппа V (1700 — 1746). И все же, несмотря на такие огромные уступки, переговоры провалились, потому что союзники потребовали гарантий вооруженного выступления Людовика XIV против его внука в случае сопротивления сдаче Испании и всех се союзников. Но подобную дерзость король посчитал несовместимой со своими «честью» и «славой».
Не может быть сомнения, что союзники тогда упустили благоприятный момент. Дальнейший ход войны улучшил положение Франции, так что в мирных соглашениях в Утрехте (1713) и Раштатте (1714) были достигнуты более приемлемые условия. Но то, что Людовик XIV в войне за Испанское наследство был согласен на такие огромные уступки, совершенно определенно объясняется экономическими тяготами и катастрофическим положением в самой Франции. Именно они оказали решающее влияние на внешнюю политику короля в этот период его личного правления.
По сравнению с резкими требованиями, которые Людовик XIV готов был принять во время переговоров 1709 г., закончившихся провалом, компромиссный мир 1713/14 г. был для Франции более благоприятным. Бурбоны продолжали владеть Испанией и колониями. Людовик XIV смог добиться, в противовес кайзеру, на восточной границе урегулирования согласно Рийсвийкскому соглашению. Однако на севере ему пришлось отказаться от части французской Фландрии и принять нидерландский «барьер». Это означало на долгий срок забыть о возможности как можно дальше отодвинуть границы королевства на север и восток от Парижа.



История Франции - моя страсть! Спасибо: 1 
ПрофильЦитата Ответить
Ответов - 6 [только новые]







Сообщение: 306
Настроение: радостное
Зарегистрирован: 18.03.09
Откуда: Россия, Санкт-Петербург
Репутация: 7
ссылка на сообщение  Отправлено: 23.08.09 17:23. Заголовок: Дипломатия Людовика XIV.



Из книги "История дипломатии" Раздел третий. Дипломатия в новое время (XVI-XVIII века)
Глава третья Дипломатия в XVII веке (проф. Бахрушин С. В. и проф. Сказкин С. Д.)



Дипломатия Людовика XIV.
Международная обстановка в первую половину правления Людовика XIV (с 1661 по 1683 г.) была чрезвычайно благоприятной для Франции. Вестфальский и Пиренейский мир свидетельствовали о полном унижении исконных врагов Франции — немецких и испанских Габсбургов. Реставрация Стюартов в Англии (с 1660 г.) и их реакционная политика ослабили международное значение этой страны, только что закончившей свою буржуазную революцию. Английский король Карл II, будучи в непрерывной ссоре с парламентом, искал опоры против своих подданных во вне и, можно сказать, был на жалованьи у французского короля. У Франции в Европе уже не было соперников, с которыми нужно было бы считаться; французский двор был самым блестящим в Европе; французского короля боялись все европейские государи; французский язык сделался официальным языком дипломатии и международных трактатов. Людовик XIV мог спокойно заниматься историческими изысканиями на тему, что принадлежало древним франкам и древним галлам и что должно поэтому теперь принадлежать ему. В первую половину его царствования его первым министром или, как он назывался, генеральным контролером финансов был замечательный государственный деятель Франции XVII века Кольбер. Хотя Людовик XIV и любил говорить про себя, что он сам свой первый министр, фактически дела государства находились в руках у Кольбера. Кольбер много сделал для насаждения во Франции мануфактур, всемерно оберегая интересы промышленности, торговли, и был одним из наиболее последовательных представителей политики меркантилизма. Огромные территории в Северной Америке в бассейне реки Миссисипи (Луизиана) были объявлены владениями французского короля, хотя начало французских владений в Америке было заложено еще в половине XVII века (приобретение Акадии и других колоний). От Кольбера сохранилась огромная деловая переписка: в ней имеются, между прочим, инструкции министра французским послам и представителям за границей. Эти документы свидетельствуют о том, насколько Кольбера занимали интересы французской торговли и французской буржуазии. Уже в 1661 г. в докладной записке, поданной королю, Кольбер писал: «Если к естественному могуществу Франции король сможет присоединить силу, которую дают промышленность и торговля..., то величие и могущество короля возрастут до небывалых размеров». Кольбер тут же с завистью сообщал королю, что соседи-голландцы имеют до 16 тысяч кораблей, тогда как у французов их не больше тысячи, и они принуждены пользоваться голландскими судами для сношений со своими американскими владениями. Собственно замыслы Кольбера были направлены на ослабление экономической мощи голландской буржуазной республики. Он не препятствовал завоевательным планам Людовика XIV, лишь бы планы этого «преемника Карла Великого» осуществлялись в интересах французской буржуазии. Поэтому «король-солнце» на первых порах и занялся доказательством того, что древние галлы владели Бельгией. Однако ни Кольбер, ни тем более Людовик XIV недооценили способности Голландии к сопротивлению и искусства дипломатии этой республики. Боясь непосредственной близости такой сильной соседки, как Франция, Голландия сделалась в XVII веке душой всех коалиций, вызванных в обеспокоенной Европе французской агрессией. Борьба, начатая поползновением Франции захватить Бельгию, вылилась в серию «торговых войн». Эти войны между тремя самыми крупными и экономически сильными державами велись за морское и колониальное преобладание.


Войны Людовика XIV.
Четыре войны, которые вел Людовик XIV в свое царствование весьма поучительны с точки зрения истории дипломатии. Первая война была вызвана стремлением Людовика XIV захватить Бельгию, т. е. ту часть Нидерландов, которая после нидерландской революции осталась в руках Испании. Предлог для войны соответствовал духу времени: он был чисто династическим. Основываясь на том, что новый король Испании, сын Филиппа IV, Карл II (1665 — 1700 гг.), происходил от второго брака, а по законам Фландрии дети от второго брака не наследовали своему отцу, Людовик XIV, женатый на дочери Филиппа IV от первого брака, заявил от имени своей жены притязания на Бельгию. Против этого восстала Голландия, боявшаяся, что за Бельгией наступит и ее черед. Войне открытой предшествовала таможенная война. Еще в 1667 г. Кольбер ввел запретительные тарифы, направленные против Голландии, на что последняя ответила исключением со своих рынков французских товаров. Голландия заключила союз с Англией и Швецией. Война была непродолжительной (1667 — 1668гг.), но она показала, что всякое наступательное действие Франции вызывает коалицию против нее. Людовик поэтому ограничился лишь присоединением по Аахенскому миру нескольких пограничных крепостей (Лилль и др.) и занялся дипломатической подготовкой новой войны. Он отвлек Швецию от союза с Голландией, дал субсидию Карлу II Английскому и начал новую войну (1672—1679 гг.). Французам чуть было не удалось захватить Амстердам, но голландцы прорвали плотины и затопили страну, а их флот нанес поражение соединенному англо-французскому флоту. На помощь Голландии пришел бранденбургский курфюрст Фридрих-Вильгельм («великий курфюрст»). Он предпочитал иметь в качестве соседа своих рейнских владений сравнительно слабую Голландию, но не могущественную Францию. Против Франции выступили немецкие и испанские Габсбурги и, наконец, Империя. Династическая политика английского короля Карла II вызвала недовольство самих англичан: в XVII веке они уже начинали видеть во Франции своего наиболее сильного соперника. Англичане заставили своего короля расторгнуть союз с Францией и прекратить войну. Единственным дипломатическим успехом Франции было вовлечение Швеции в войну с Бранденбургом. И о при Фербеллине (1675 г.) «великий курфюрст» Фридрих-Вильгельм Бранденбургский нанес шведам решительное поражение. Франция пошла на мир (в Нимвегене в 1679 г.), по которому она получила еще несколько пунктов в Бельгии (Камбрэ, Валансьен) и целую область на востоке —Франш-Контэ.



Нимвегенский мир.
Нимвегенский мир знаменовал период наибольшего могущества Франции в Европе. Пользуясь политической слабостью Германской империи, Людовик XIV стал присоединять пограничные с Францией германские территории. Были созданы особые «присоединительные палаты», в которых французские юристы занимались установлением «прав» короля на ту или иную территорию Германии. В 1681 г. Людовик XIV внезапно захватил Страсбург. Так как в это время зашевелились турки, и угроза их нашествия нависла над самой Веной, Империя и Испания по соглашению в Регенсбурге (1684 г.) признали за Людовиком XIV все эти присоединения.


Франко-голландское соперничество. Вильгельм III Оранский. Оксеншерна.
Продолжающееся усиление Франции всполошило всю Европу: Голландия создала коалицию против Франции. Во главе Голландской республики стоял выдающийся политический деятель и дипломат штатгальтер Вильгельм III Оранский (1672—1702 гг.). Уже во время второй войны Людовика XIV он настоял на прорыве плотин и, таким образом, спас Амстердам от захвата его французами. Немедленно же после Нимвегенского мира (1679 г.) он развил энергичную дипломатическую кампанию, направленную к изоляции Франции, как самого опасного врага, угрожавшего нарушением принципа «политического равновесия». В переписке Вильгельма с императором и курфюрстом Бранденбургским развивались широкие планы совместной борьбы против Франции. Его дипломатическому искусству обязан существованием тайный оборонительный союз, «Аугсбургская лига», заключенный против Франции. В эту «лигу» вошли император, Испания, Голландия, Савойя, некоторые мелкие немецкие князья, итальянские государи и, что особенно важно, Швеция, давнишний «друг» Франции. В течение первой половины XVII века Швеция, заинтересованная в ослаблении Германии, была в союзе с Францией и действовала зачастую по указке и на субсидии Франции. Усиление Франции во второй половине XVII века и ее попытки захватить Бельгию и Голландию, державшую в своих руках шведский вывоз, вызвали в Швеции опасения. Выдающийся дипломат Швеции Оксеншерна считал, что при создавшейся обстановке Швеции следует итти в союзе с морскими державами — Англией и Голландией, ибо обе заинтересованы в ослаблении Франции. Вместе с тем он ставил перед шведской дипломатией задачу использовать англо-голландское соперничество на море для того, чтобы достигнуть наивыгоднейших условий для шведской торговли. С 1680 г. Оксеншерна получил в свое управление министерство иностранных дел и уже в 1681 г. заключил с Вильгельмом Оранским союз, направленный против Франции. Этот союз был блестящим ходом в политической игре Оксеншерны, так как после так называемой «славной революции» в Англии (168.8 г.) и изгнания Якова II Стюарта Вильгельм Оранский стал королем Англии. Вокруг Франции замкнулось кольцо ее врагов. С этого периода Франция вступает в полосу длительной борьбы с Англией: эта борьба заполняет собой историю международных отношений всего XVIII века.

В 80-х годах Людовик XIV снова начал захватывать земли по Рейну. Кольбера, который сдерживал короля указаниями на недостаток средств, уже не было в живых. Военный министр Лувуа был истинным представителем французского дворянства, которое жаждало воинской славы и готово было воевать во имя «славы короля», не считаясь с ресурсами страны. Началась третья война (1688 — 1697 гг.), крайне истощившая обе стороны. Это, однако, не остановило Людовика XIV. Его четвертая и последняя война оказалась для Франции подлинным разорением. Эта четвертая война носит название войны за испанское наследство.





Спасибо: 0 
ПрофильЦитата Ответить





Сообщение: 356
Настроение: радостное
Зарегистрирован: 18.03.09
Откуда: Россия, Санкт-Петербург
Репутация: 7
ссылка на сообщение  Отправлено: 04.09.09 20:33. Заголовок: Попова Елена Анатоль..


Попова Елена Анатольевна

Франция и новые морские державы в европейской политике

(вторая половина XVII в. –начало XVIII в.)

Во второй половине XVII века ведущими морскими державами в Европе являлись Франция, Англия и Соединенные провинции, сменившие Испанию и Португалию, господствовавших на морях на протяжении XV-XVI веков.

Соперничество новых морских держав во второй половине XVII века во многом определяло расстановку политических сил, а также ход экономических процессов не только на европейском континенте, но и на вновь открытых территориях. При этом в ходе военных действий на европейском театре могли решаться колониальные проблемы, а борьба в колониях влияла европейскую политику.

Торговое могущество Соединенных провинций было основой их хозяйственного подъема и политической мощи в XVII в. Голландская колониальная империя, достигшая высшей точки своего торгового могущества уже к середине XVII века, способствовала накоплению огромных капиталов и обеспечивала республике господствующее положение в посреднической морской торговле. Голландия почти безраздельно владела ост-индской торговлей и торговыми сношениями между европейским юго-западом и северо-востоком. Капиталы республики были значительнее, чем совокупность капиталов всей остальной Европы. 1

Голландские претензии на внешнеторговую монополию встречали сопротивление крепнувшей буржуазии других стран. В 50-е годы XVII века в борьбу с Голландией за колониальную торговлю и морское господство начала Англия.

Торговля Англии основывалась на базе собственного производства. В борьбе между Нидерландами и Англией обнаружилось, что страна с собственной промышленностью как основой торговли рано или поздно одолеет страну по преимуществу только торговую. 2

Когда морская война между Англией и Голландией развернулась на огромном пространстве от Ла Манша до пути пряностей, Франция делала еще только первые шаги в борьбе за преобладание на море.

Внезапно возникший у Мазарини и Людовика XIV интерес к военно-морскому флоту основанием которого Франция обязана Ришелье, многие историки были склонны объяснять вопросами престижа. Имея самую сильную в Европе сухопутную армию, Франция должна была стремиться стать и сильнейшей морской державой. Подобные рассуждения вполне соответствуют историческим реалиям того времени, но все же решающим моментом в объяснении удивительно быстрого превращения Франции в ведущую морскую державу, следует назвать личные усилия суперитенданта финансов Кольбера, для которого военный флот был «любимым детищем» 3 Особый толчок развитию флота во Франции дала война с Англией 1666-1667гг. Начиная с 1665 года цифры ежегодных расходов на флот достигли беспрецедентно высокого уровня: в 1770 году на флот было потрачено 13 млн ливров; рекордный показатель 1647 года составлял всего 5 млн ливров. 4 Если в 1660 году Франция располагала всего 9 линейными кораблями, то в 1771 году в ее распоряжении было 119 подобных судов. 5 Следует отметить, что Англия к 1660 году уже имела 168 судов. Но в 80-х гг. XVII столетия французский флот превысил английский и по числу, и по тоннажу.

Первые вооруженные конфликты новых морских держав, вызванные соперничеством в морской торговле, развернулись между Англией и Голландией. Принятие Англией в 1651 году Навигационного акта, направленного против голландской посреднической торговли, и нападения английских каперов на голландские суда, привели к давно уже назревавшему столкновению. В Первой англо-голландской войне 1652-1654 гг,, несмотря на ряд поражений, понесенных англичанами, перевес все же остался на их стороне. По Вестминстерскому мирному договору, заключенному 14 апреля 1654 г., Соединенные провинции должны были фактически примириться с Навигационным актом. 6

Во второй англо-голландской войне на стороне Соединенных провинций выступила Франция. Причины, побудившие Людовика XIV к таким действиям, не были однозначными. Официально говорилось о том, что со стороны Франции речь идет лишь о выполнении своих обязательств, закрепленных во франко-голландском договоре 1662 года о торговле и оборонительном союзе. Но истинные мотивы не были столь просты.

Вторая англо-голландская война начиналась в колониях: англичане захватили Новый Амстердам (ставший позже Нью-Йорком) в Северной Америке, а на гвинейском побережье Африки велась борьба за обладание крепостями-факториями. Помогать Соединенным Провинциям в решении колониальных вопросах Франция была не обязана. Однако она все же поддержала Голландию, руководствуясь как вопросами экономической выгоды, так и возможностью получения некоторых политических дивидендов, и в первую очередь, поддержания равновесия между двумя военно-морскими державами, не допуская их сближения.

Отношения Франции и Голландии не были однозначными. После получения известия о смерти короля Испании Филиппа IV, республика, оказавшаяся перед перспективой французского вторжения в испанские Нидерланды, была готова немедленно заключить мир с Англией. В подобных обстоятельствах Франции пришлось вступить в войну с Англией, предотвращая англо-голландское сотрудничество, призванное оказать противодействие Франции в испанских Нидерландах.

В ходе войны Франция оказала Соединенным Провинциям реальную, хотя и ограниченную помощь, принимая участие в основном в сухопутных операциях.

В результате второй англо-голландской войны 1665-1667гг, которая велась как в колониях, так и в Европе, республика потеряла свои североамериканские земли (Новый Амстердам), но возвратила захваченные Англией Суринам и добилась права возить на своих судах в Англию германские товары.

Экономическое франко-голландское соперничество породило войну между недавними союзниками. На стороне Франции выступила Англия. Но следует отметить, что с конца 60-х гг. английская буржуазия видела своего главного врага не в Голландии, а во Франции. Голландцы являлись старыми, привычными соперниками, с которым были урегулированы почти все спорные вопросы. Франция представлялась неизведанной враждебной силой, грозной своей военной мощью, централизацией политической воли, непроницаемой секретностью замыслов. 7 В этой войне короли-союзники отодвинули на время решение взаимных торговых разногласий ради достижения общей цели ослабления республики Соединенных Провинций. Согласно англо-французскому договору, подписанному 1 июня 1670 года в Дувре, Англия обязалась объявить войну Соединенным Провинциям и выставить 6 тысяч солдат и 50 военных кораблей. 8 Франция должна была выплатить Карлу II 2 млн. ливров на военные расходы. Готовясь к войне с Голландией, версальская дипломатия заручилась поддержкой Швеции, ряда германских княжеств, а также обеспечила нейтралитет императора.

В июне 1672 года Людовик XIV во главе 120-тысячной армии вторгнулся в Соединенные Провинции, стремительно продвигаясь по территории республики. Городской совет Амстердама поставил вопрос о сдаче города на милость победителя. Но голландцы предпочли затопить часть своей страны, открыв шлюзы. Наводнение остановило продвижение французов. В тот же день, 22 июня, голландские дипломаты прибыли в Версаль, предлагая левый берег реки Маас и 10 млн. ливров в обмен на мирные договор. В ответ военные министр Лувуа выдвинул неприемлемые для республики требования, заведя тем самым мирные переговоры в тупик.

Тяжелая ситуация вызвала народные волнения в Соединенных Провинциях, вследствие которых должность штатгальтера занял Вильгельм Оранский, ставший душой всех антифранцузских коалиций в Европе. Ему удалось привлечь на свою сторону Империю и Испанию, объявивших в 1673 году войну Франции. Английский король Карл II под нажимом парламента покинул своего союзника, заключив в 1674 году с Соединенными Провинциями сепаратный мир. За ним последовали епископ Мюнстера и архиепископ Кельна, которые объявили о своем нейтралитете. Швеция, выступавшая на стороне Франции, потерпела поражение в битве при Фербеллине от союзника Голландии – курфюрста Бранденбургского.

Но несмотря на все трудности войны, принявшей общеевропейский характер, усилия, предпринятые Францией в экономической, фискальной и торговой сферах, позволили ей преодолеть кризис и победить. Французские полководцы одерживают победы в Нидерландах, захватывают Франш-Конте, переходят Рейн, отбрасывая врагов от границ Франции. Французский флот разгромил эскадру прославленного голландского адмирала Рюйтера, обеспечив свое господство на Средиземном море. В 1675 году голландцы вновь обратились к Людовику XIV с мирными предложениями. Версальской дипломатии в сложившихся условиях оставалось лишь закрепить успехи французского оружия.

По Нимвенгенскому мирному договору Франция освободила территорию Голландии, но получила возмещение за счет Испании – Франш-Конте и несколько городов в Южных Нидерландах. Франции также были переданы города Брейсгау и Фрейбург в Рейнской области. Гвиана и Сенегал были признаны колониальными владениями Франции.

Следует обратить внимание на интересный факт: война, развязанная Францией против Голландии, окончилась для последней весьма успешно, так как она не только не понесла территориальных потерь, но ей даже удалось добиться отмены таможенного тарифа 1667 года, который существенно осложнял голландским предпринимателям торговлю во Франции.

Следующим этапом в противостоянии между морскими державами стала война Франции с Аугсбургской лигой. Некоторые историки обращают внимание на новый характер этого конфликта, характеризую его как «войну денег», 9 в которой отстаивались национальные интересы в сфере экономики.

Новая антифранцузская коалиция – Аугсбургская лига, в которой объединились основные европейские государства, - была создана в 1678 году по инициативе Вильгельма Оранского с целью ограничить продолжавшуюся экспансию Людовика XIV. В антифранцузский блок вошли Империя, Голландия, Испания, Англия, Савойя, Швеция, некоторые итальянские князья, Бранденбург и ряд германских государств.

В 1688 году Франция, достигшая апогея своего могущества, развязала новую войну. Поводом к войне послужило следующее обстоятельство: Елизавета-Шарлотта, жена герцога Орлеанского, после смерти правителя немецкого княжества Пфальц по праву семейного наследования могла претендовать на часть территории этого княжества с главным городом Гейдельберг. Людовик XIV, заявляя о защите интересов своей золовки, оккупировал весь левый берег Рейна от Базеля до Голландии. 10 Солдаты Людовика XIV варварски жгли германские города, население которых облагалось огромной контрибуцией.

Но в 1689 году европейская ситуация изменилась. Вильгельм III Оранский в результате государственного переворота занял английский престол. Экспедиция свергнутого короля Якова II, подготовленная на французские деньги и осуществленная с помощью французских военных кораблей, потерпела поражение. Большая часть французского флота была уничтожена за несколько часов объединенными англо-голландскими силами.

Англия, присоединившись к Голландии, начала проводить активные военные операции против Франции, которые развернулись, главным образом, в Новом Свете. Англичане пытались вытеснить французов из района Гудзонова залива, а также из Акадии. Борьба голландцев и англичан с французскими торговыми компаниями велась так же и на полуострове Индустан. Основная база французов Пондишери выдержала длительную осаду голландцев, но в итоге Франция все же оставила это место, обосновавшись в Шандернагоре, где она соседствовала с новой английской факторией Каликуттой.

Мирные переговоры между Францией и странами-участниками Аугсбургской лиги начались в 1697 году в Голландии, в замке под городом Рисвик. В Европе Людовик XIV вынужден был расстаться со своими недавними завоеваниями, возвратив Империи ранее захваченные города. Франция вынуждена была согласиться с созданием так называемого «барьера»: Соединенным Провинциям разрешалось содержать в городах Куртрэ, Монс, Шарлеруа, Люксембург и др. военные гарнизоны, которые в случае военной угрозы для республики, должны были оказать первое сопротивление агрессору. 11

В Новом Свете Франция возвращала себе ряд владений, в том числе Порт – Руаяль; на Антильских островах Франции отошла западная часть острова Санта-Доминго. В Индустане Франции был возвращен форт Пондишери.

Франция вынуждена была пойти на уступки Голландии и Англии, снизив таможенные тарифы. Было отменено также знаменитое право 40 су за тонну, навязанное сорока годами ранее всем иностранным кораблям, заходящим во французские порты. Людовик XIV заключил с Вильгельмом Оранским секретные договоры, где гарантировал Англии и Голландии торговые привилегии в испанских колониях и во французской Индии.

Последняя война эпохи Людовика XIV , война за испанское наследство, изменила расстановку политических сил в Европе, отразив утрату Францией ее лидирующего положения в Европе. Франция передала Англии часть своих колониальных владений: Акадию, земли в районе Гудзонова залива, «сахарный остров» Сент-Кристофер. 12 Франция была вынуждена вернуться к торговой политике, проводившейся до 1664 года: ее рынок был открыт для английских товаров, хотя свой рынок англичане для французрв закрыли. Англия приобрела на 30 лет право «асиенто», т. о. доходнейшая торговля чернокожими рабами оказалась в руках английских компаний.

Согласно статьям Утрехтского мира в руках Англии оказались ряд важных стратегических объектов: Пор-Маон на Балеарских островах; Гибралтар, обеспечивший английскому флоту преобладание в Средиземном море. Разрушение порта и крепости Дюнкерк, которыми прежде владела Франция, означало господство Англии в Ла Манше.

Соединенные Провинции лишились своего торгового могущества в результате войн с Англией и Францией. Особенно разорительной оказалась война за испанское наследство, которая привела в упадок всю финансовую систему республики. Голландский флот стал играть роль вспомогательной морской силой для флота Англии, которая с начала XVIII века устанавливает свое владычество на морях, выйдя победительницей из тяжелой борьбы с Францией и Голландией за морское господство.



1 Шатохина-Мордвинцева Г. А. Внешняя политика Нидерландов. 1713-1763 гг. М., 1998, стр13.

2 Там же

3 Малов В.Н. Ж-Б. Кольбер. М.. 1991, стр188.

4 Там же, стр 187-188.

5 Meyer J. Louis XIV et les puissances maritimes//XVII siècles, 1977. №1.

6 Шатохина-Мордвинцева Г. А. Указ соч., С. 13

7 Малов В.Н. Указ. Соч., С. 204.

8 Борисов Ю. В. Дипломатия Людовика XIV.М, 1991., С. 153.

9 Zeller G. Histoire des relations internationals. P., 1943, p.72.

10 Войны Людовика XIV в гравюрах XVII-XVIII веков. Каталог временной выставки из собрания Эрмитажа. СПб, 2001, С. 7.

11 Этот «барьер»был направлен в первую очередь против Франции.

12 Борисов Ю. В. Дипломатия Людовика XIV.М, 1991., С. 306.




Спасибо: 0 
ПрофильЦитата Ответить
Лучший друг кардинала




Сообщение: 425
Настроение: Прекрасное
Зарегистрирован: 27.06.09
Откуда: Турция, Конья
Репутация: 6
ссылка на сообщение  Отправлено: 01.12.09 17:04. Заголовок: ЧЕРНЫЙ КОДЕКС 1685 г..


ЧЕРНЫЙ КОДЕКС
1685 года

С начала XVI века французы стали проникать в некоторые районы Америки. Франция превратилась в одну из главных колониальных держав, эксплуатирующую свои колонии с помощью акционерных компаний. Французские короли рассматривали колонии как свои личные владения, которыми они вправе распоряжаться по своему усмотрению. Уильям З. Фостер пишет по этому поводу: “Французский губернатор по традиции назначался из числа виднейших представителей местной знати... Кольбер и его колониальные чиновники представляли себе удел новых колонистов очень просто. Им надлежало участвовать в образовании колониального общества, возможно более похожего на общество сельской (феодальной) Франции” 1. Будучи феодальным государством, Франция перенесла в колонии многие феодальные институты, в частности систему сеньорий, для которой характерны неотчуждаемость земель, право первородства и т. д.

Очень скоро во французских заморских владениях возникло рабовладельческое плантационное хозяйство, основанное на эксплуатации африканских негров. К 1791 году в Гаити, бывшем к тому времени французской колонией, из 536 тысяч жителей не менее 480 тысяч были чернокожими рабами, а белое население составляло всего 35 тысяч человек. Самой важной и доходной культурой был сахар, пользовавшийся огромным опросом в Европе.

Условия труда негров были невыносимыми. Повсюду в колониях негров-рабов считали скотом и обращались с ними соответственно. Продолжительность жизни рабов на плантациях Вест-Мидии не превышала 6—7 лет. Беспощадный террор и угнетение приводили к тому, что рабы нередко убегали от своих хозяев. Рабов, бежавших с плантаций и поселявшихся в лесах и болотах, называли маронами. Нечего и говорить, что беглых рабов беспощадно преследовали. Рабы поднимались и на восстания, впрочем, безуспешные.

Оплотом эксплуатации негров во французских колониях была католическая церковь, пользовавшаяся всяческой поддержкой французских королей. В колониях, как и в метрополии, католическая церковь признавалась официальной государственной церковью. Она выступала во французских заморских владениях как крупный земельный собственник. Пользуясь огромным влиянием, католическая церковь была, по сути дела, самостоятельной силой во французских колониях. С одной стороны, она санкционировала бесчеловечную эксплуатацию и угнетение рабов-негров, а с другой — парализовала их волю к борьбе, их сопротивление, обращая негров в христианскую веру. И хотя при Людовике XIII официально провозглашалось, что “дикие народы”, обращенные в христианство, будут считаться натурализованными французами и получат свободу, однако плантаторы вовсе не склонны были разделять эту точку зрения. Был ли негр христианином или не христианином, он оставался в рабстве до самой смерти. Единственная привилегия раба-христианина состояла в том, что его хоронили на христианском кладбище.

Правовое положение рабов, точнее полное их бесправие, закреплялось в специальных кодексах, существовавших во всех крупных рабовладельческих районах Северной Америки. Одним из таких кодексов был Ордонанс от марта 1685 года, подготовленный при Кольбере и опубликованный уже после его смерти. Этот ордонанс, получивший название “Черного кодекса”, санкционировал безжалостную эксплуатацию негров, рассматривая их не как людей, а как вещи. Можно легко представить себе, как обращались с рабами-неграми в английских колониях, если обычно считают, что французский кодекс был более благоприятным для рабов, чем кодексы английских колоний! Какова же была практика применения “Черного кодекса”? Колониальные собрания, выражавшие волю плантаторов-рабовладельцев, упорно придерживались того принципа, что вообще законы вовсе, не должны вмешиваться в отношения между господами и рабами. Поэтому применялись неукоснительно лишь те нормы кодекса, которые предусматривали суровые наказания для рабов. Все другие нормы, которые хоть в какой-то мере ограничивали власть рабовладельцев или возлагали на них какие-то обязанности, оставались мертвой буквой.

В порядке дополнения и развития положений, содержащихся в “Черном кодексе”, по прошествии двух десятилетий были изданы новые акты, а именно: эдикт от октября 1716 года и декларация от 15 декабря 1721 г. Эти постановления еще более усилили и без того суровые наказания для негров. В дальнейшем были опубликованы еще две декларации: от 15 июня 1736 г. и от 1 февраля 1743 г. Первая из них запрещала освобождать рабов без письменного разрешения генерал-губернатора и интенданта колоний. Вторая карала смертной казнью беглых рабов, захваченных с оружием в руках, а также виновных в похищении пироги или лодки в целях побега.

В январе 1767 гада правительство Людовика XV издало еще один акт такого рода, отличающийся своей циничной откровенностью. В нем говорится буквально следующее: “Весьма важно для сохранения общественного порядка не ослаблять состояния приниженности, присущего черной расе, в какой бы степени это ни выражалось... Его величество пожелал поддерживать предрассудок, который должен устранить навсегда людей с цветной кожей и их потомков от всех преимуществ, присущих белым”. 3 декабря 1784 г., то есть незадолго до великой французской революции, последовал эдикт Людовика XVI, якобы смягчавший участь рабов. Он ограничивал 50-ю ударами кнута любое наказание, к которому мог быть присужден раб.

Вполне понятно, что свирепость “Черного кодекса” и дополняющих его актов правительства метрополии усугублялась колониальным деспотизмом, полным произволом и безнаказанностью рабовладельцев. 4 февраля 1794 г. Конвент, руководимый вождями левого крыла буржуазии — якобинцами, декретировал полную отмену рабства на Гаити и других французских островах. Однако после того, как во Франции установилась диктатура Наполеона, последний в интересах плантаторов восстановил рабство в колониях на островах Мартиника и Гваделупа. И хотя работорговля во Франции была запрещена в 1815 году, но рабство было полностью отменено лишь во время февральской революции 1848 года.

В “Черном кодексе” насчитывается 60 статей. Некоторые из них, как увидит читатель, посвящены не только положению рабов, но также другим вопросам, как-то: изгнанию евреев из французских владений в Америке, соблюдению воскресного дня и праздников, общим формальностям брака и пр. Поскольку кодекс служил основой для законодательства о французских колониях даже в буржуазную эпоху, полезно дать перевод большинства его постановлений. Перевод дается по тексту, помещенному в собрании Изамбера (т. XIX, стр. 494—504).

Читать здесь: http://www.vostlit.info/Texts/Dokumenty/France/XVII/1680-1700/Cernyj_kodex/text.htm

Когда владеешь информацией - владеешь миром! Спасибо: 0 
ПрофильЦитата Ответить
Сhevalier de Castorville




Сообщение: 658
Зарегистрирован: 11.04.10
Репутация: 11
ссылка на сообщение  Отправлено: 23.10.12 17:09. Заголовок: В конце сентября 168..


В конце сентября 1681 года, 30.000 войско Короля-Солнце взяло в осаду город Страсбург. Понимая, что сопротивление не принесет ничего хорошего, горожане решили сдаться.
23 октября городские представители вручили королю ключи от города. Отныне Страсбург это тоже - Франция!!!


Картина художника - Constantijn Francken 1661–1717 гг...

Посвященная этому событию.



Спасибо: 1 
ПрофильЦитата Ответить
Сhevalier de Castorville




Сообщение: 714
Зарегистрирован: 11.04.10
Репутация: 11
ссылка на сообщение  Отправлено: 14.02.13 13:54. Заголовок: http://f3.s.qip.ru/X..




Людовик ХIV при осаде Доле 14 февраля 1668 года.

Louis XIV au siège de Dôle le 14 février.
Oeuvre de H Testelin d'après un dessin de CHarles Lebrun et Adam-Franz van der Meulen.
Dépôt du chateau de Versailles.

В середине зимы, холодным январем 1668 года, когда двор в Сен-Жермене был все еще погружен в праздники, войска короля продвигались по дорогам Шампани. Артиллерийские повозки, обозы с боеприпасами, останавливались по различным причинам, направляясь в Бургундию. Никому не было ведомо, куда именно направляются эти войска. Тайна их направления была сохранена намного лучше, чем тайна какого нибудь заговора. Германия была встревожена.
Наконец, 2-го февраля из Сен-Жермена, вместе с герцогом Энгиенским, сыном Великого Конде, и несколькими придворнымиприбывает король. Проехав верхом несколько дней, он приезжает в Дижон. Куда собирается 20.000 войско пришедшее сюда 20-ю различными дорогами. Во главе его ехал сам принц Конде, вместе с генерал-лейтенантом Монморанси-Буттевилем, его другом, привязанным к нему в счастье и горести. Люксембург был учеником Конде в военном искусстве.
Интриги участвовали в этом непредвиденном предприятии: Конде был завистлив к военной славе Тюренна как и министр Лувуа, особа приблеженная к монарху. Принц, бывший губернатором Бургундии, к которой относился также и Франш-Конте, вознамерился в течении зимы завоевать эту область за меньшее время, чем Тюренн потратил для завоевания французской Фландрии летом прошлого года. Он сообщил свой план Лувуа, который жадно обнял его не скрывая радости.

Эта провинция, очень богатая, хорошо населенная, обширная, имела имя земли Обетованной, и в какой-то степени действительно ею являлась. Простиралась вдоль на 40 лье и имела ширину в 20 лье. Испанские короли правили ею скорее как защитники, чем как полновластные хозяева. И от правительства Фландрии она зависела мало. Народ пользовался большими привилегиями, всегда соблюдающимися двором Мадрида. Сам Безансон управлялся как австрийский императорский город. Никогда народ не жил под более приятной администрацией и не был так привязан к своим правителям. Их любовь к дому Австрии сохранилась во время двух поколений; но эта любовь была в сущности, любовью их свободы.

Безансон, столица провинции, осажден принцем Конде; Люксембург осадил Салюс. Следующим днем эти города сдались. Безансон, в условиях капитуляции, попросил лишь сохранения в их городе священной плащаницы, что и было с легкостью разрешено. Король прибыл в Дижон. Лувуа, спешащий к границе, узнает что оба эти города пали, спешит принести новости королю.

Король отправился осаждать Доле собственной персоной. Эта крепость представлялась сильной; она имела комендантом графа Монтревеля, человека большого мужества, к тому же, верного испанцам, которых странным образом ненавидел, и парламенту, который презирал. Он имел в качестве гарнизона 400 солдат и горожан. Выкопанные французские траншеи не заставили их сдаться. Едва они были выкопаны, как толпа молодых добровольцев, которые сопровождали короля, бросилась атаковать контрэскарп и захватила его: принц Конде, которому возраст и опыт давали спокойное мужество поддержал их и разделил общую опасность. Этот принц был везде вместе со своим сыном, приходя время от времени отчитываться к королю, как к офицеру о состоянии атаки. Король, во время всего дела, выказывал скорее монаршее достоинство, чем буйный жар воина который не был необходим.

Весь церемониал Сен-Жермена был соблюден. Он вошел в Доле 14 февраля 1668 года. После 14 дней прошедших после его отъезда из Сен-Жермена. Менее чем за три недели, весь Франш-Конте был у его ног.

Спасибо: 1 
ПрофильЦитата Ответить





Сообщение: 6878
Настроение: радостное
Зарегистрирован: 18.03.09
Откуда: Россия, Санкт-Петербург
Репутация: 26
ссылка на сообщение  Отправлено: 22.10.16 12:59. Заголовок: Идея объединения Фра..


Идея объединения Франции и Испании в начале XVIII в

Аннотация научной статьи:

В статье изучаются проекты создания двуединой франко-испанской монархии, возможные пути их реализации и причины неудачи. В борьбе за испанский престол основными конкурентами стали австрийские Габсбурги и французские Бурбоны. Угроза объединения Франции и Испании под скипетром одного монарха вызвала первую войну за мировую гегемонию - Войну за испанское наследство, которая изменила соотношение сил в Европе. Попытки пересмотра Утрехтского мирного договора были неудачными для испанской монархии.

Спасибо: 0 
ПрофильЦитата Ответить
Ответ:
         
1 2 3 4 5 6 7 8 9
большой шрифт малый шрифт надстрочный подстрочный заголовок большой заголовок видео с youtube.com картинка из интернета картинка с компьютера ссылка файл с компьютера русская клавиатура транслитератор  цитата  кавычки моноширинный шрифт моноширинный шрифт горизонтальная линия отступ точка LI бегущая строка оффтопик свернутый текст

показывать это сообщение только модераторам
не делать ссылки активными
Имя, пароль:      зарегистрироваться    
Тему читают:
- участник сейчас на форуме
- участник вне форума
Все даты в формате GMT  4 час. Хитов сегодня: 15
Права: смайлы да, картинки да, шрифты да, голосования нет
аватары да, автозамена ссылок вкл, премодерация вкл, правка нет



"К-Дизайн" - Индивидуальный дизайн для вашего сайта